23 октября 2012

Вячеслав НОТЯГ: «Если вы думаете, что “Яблоко” – это партия Явлинского, то вы ошибаетесь»

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА

Вячеслав Онуфриевич Нотяг

С депутатом Законодательного собрания, избранным от партии «Яблоко», Вячеславом НОТЯГОМ мы встретились в очень непростой для него и его соратников период. Несколько недель назад федеральное бюро «Яблока» не просто отказало парламентарию в повторном приёме в партию, но и обвинило его в пособничестве «Единой России». «Своими действиями В. О. Нотяг продолжает пытаться создавать предпосылки для политического захвата региональной организации со стороны «Единой России», — говорится в решении бюро № 1205. А в ближайшие выходные состоится очередное заcедание бюро, на котором, скорее всего, будет принято решение об исключении из партии целой группы петербургских «яблочников», главным образом – молодых людей, поддерживающих Нотяга. Их фамилии уже названы.

Впрочем, для опального депутата и его сторонников тяжёлые времена наступили не вчера. Раскол и раздрай в региональном отделении «Яблока» продолжается с декабря прошлого года, с каждым месяцем обрастая всё новыми неприятными подробностями. О дружбе и соперничестве либералов и социал-демократов; о зависти, лицемерии и об истинном богатстве; о том, почему у него не сложились отношения с Явлинским, и ради чего вчерашние товарищи, не моргнув глазом, предают своих, экс-член «Яблока», отец четверых детей и дедушка троих внуков рассказал в интервью корреспонденту «Нового смысла».

– Вячеслав Онуфриевич, вы были одним из руководителей существовавшей в начале 2000-х Российской объединённой социал-демократической партии, основанной Горбачёвым, а после ликвидации этой партии Кремлём вошли в социал-демократическую фракцию «Яблока». Как вы можете сравнить эти два периода вашей политической деятельности?

– В этот период, с 2000 по 2005-й год, я познакомился и с партией «Яблоко», кстати, и с рядом людей, которые никаким образом не хотели себя называть членами какой-либо партии. Но при всём при этом они участвовали во всех наших мероприятиях, наших акциях… Я бы назвал этот период: «Мои счастливые годы». Не потому, что я был лидером социал-демократов, а потому что всё было ясно и понятно. В этот период только-только взошёл на свой трон Владимир Владимирович Путин, и у нас было о чём его спросить и что ему сказать… Но самое главное – я благодарен этому периоду, тем людям, с которыми меня свела судьба. До этого я занимался совершенно другим делом — если говорить точно, я занимался бизнесом, очень большим и широким. А потом я ушёл в политику…

В конце 1990-х появилась моя школа (негосударственная школа с детским садом «Праздник плюс». – Ред. «Н. С.»), и вскоре я понял, что это самое лучшее, что я в этой жизни смог сделать… Это был мой последний проект, я в него очень много вложил. И с тех пор я занимался только образованием и только политикой. У меня были и есть мои друзья, общественно-политическая работа и школа.

«Возникла очень нехорошая ситуация, виновником которой здесь, в Петербурге, я считаю, является Михаил Иванович Амосов, а если брать на федеральном уровне — то это непосредственно Григорий Алексеевич Явлинский»

Меня Максим Резник (председатель петербургского регионального отделения «Яблока» с апреля 2003 по март 2012 года. – Ред. «Н. С.») всё время соблазнял, чтобы я к нему (в партию «Яблоко». – Ред. «Н. С.») шёл. На что я всегда отвечал, что я — человек самостоятельный, и он это понимал… Но когда нам (РОСДП. – Ред. «Н. С.») действительно, что называется, закрутили гайки со всех сторон, я пришёл к Резнику со словами: «Я прихожу в “Яблоко”, и мы создаём социал-демократическую фракцию». Это я создал эту фракцию в «Яблоке» — не Голов (Анатолий Голов, сопредседатель социал-демократической фракции РОДП «Яблоко», член бюро партии. – Ред. «Н. С.»), и никто другой, а именно я. С этого всё началось…

Мы с «Яблоком» тогда практически работали на одном поле. Меня там встретили люди, которых я тоже уже давно знал. Я ведь в 79-м сидел, в 51-м сидел, в 33-м сидел…. Это я не годы называю, а отделения милиции. Последний раз вот в обезьяннике в 79-м сидели – я, Резник и Курносова… И мне всегда было с ними легко и просто. И до конца 2011 года у меня вообще не было никаких проблем с членами партии «Яблоко» — никогда! Мы все – товарищи! Спорили, безусловно, у каждого есть свой голос… Но по прошествии выборов в декабре 2011-го всех как будто подменили!

Эти люди со мной пытаются здороваться. Я уже с ними даже не здороваюсь! Чем всё это закончится?.. До конца не знаю. Возникла очень нехорошая ситуация, виновником которой здесь, в Петербурге, я считаю, является Михаил Иванович Амосов (экс-депутат ЗакСа Петербурга, член политического комитета «Яблока». – Ред. «Н. С.»), а если брать на федеральном уровне — то это непосредственно Григорий Алексеевич Явлинский (депутат ЗакСа Петербурга, москвич, член политического комитета «Яблока». – Ред. «Н. С.»). И тому, и другому я это сказал в лицо. Я говорил, что буду молчать до последнего, по большому счёту… И молчал. До тех пор, пока про меня не сказали, что я – пособник «Единой России», посланник Смольного от «ЕдРа», целью которого было развалить партию «Яблоко» в Санкт-Петербурге. Поначалу я, конечно, смеялся. Я, когда это прочитал, думаю: «Это ж сколько надо было выпить водки, чтобы такое заявить!». Единственное – стоит без подписи. Написано так: «Федеральное бюро решило». Что такое у нас «федеральное бюро»?.. Я, кстати, Явлинскому тоже об этом сказал, в глаза: «Григорий Алексеевич, если вы думаете, что партия “Яблоко” — это партия Явлинского, то вы ошибаетесь. Тем более – вы ошибаетесь в Петербурге. Причём сильно ошибетесь».

«Я скажу такую вещь: был определённый страх – я не знаю, опять же, кто этот страх нагнал, Кобринский ли, или сам Явлинский, — когда пошли «массовые вливания» в «Яблоко» социал-демократов Санкт-Петербурга. Они испугались, что мы потянем одеяло на себя, нас станет больше»

Не пора ли социал-демократам России подумать о новых организационных формах своего объединения?

– Я не готов ответить. Для любой организации немаловажен финансовый вопрос. Если раньше я занимался бизнесом и мог позволить себе отремонтировать офис партии «Яблоко», просто помогал ребятам жить с точки зрения заработной платы, то сейчас у меня немножко другое положение: я депутат Законодательного собрания. У меня есть зарплата, мне хватает на жизнь. Но чтобы содержать организацию – надо тогда уходить из депутатов и возвращаться в бизнес. Я этого пока не хочу. Я долго шёл к этому, сейчас я занимаюсь своим любимым делом. Насколько качественно и полезно – решать будут люди, по прошествии времени… Есть потуги, есть мысли создать новую социал-демократическую организацию. Но не вижу пока финансовой опоры. А пока её не видно, там ничего не произойдёт.

 В чём, на ваш взгляд, причина неудач социал-демократической фракции в составе «Яблока»? Почему социал-демократы не смогли выиграть битву за умы сопартийцев с отъявленными либералами типа Явлинского и Кобринского?

– Я скажу такую вещь: был определённый страх – я не знаю, опять же, кто этот страх нагнал, Кобринский ли, или сам Явлинский, — когда пошли «массовые вливания» в «Яблоко» социал-демократов Санкт-Петербурга. Они испугались, что мы потянем одеяло на себя, нас станет больше… И когда пришла эта волна, достаточно большая, активная… Я даже выступил с призывом: «Ребята, нам надо определяться — если хотите участвовать в выборах, вам надо быть членами политической организации». И это движение пошло по всей России.

Проводились совещания, собрания… У нас есть такой Женя Коновалов, который возглавляет молодых социал-демократов (РСДСМ, Российский социал-демократический союз молодёжи. – «Н. С.»), он проводил интернет конференции с призывом: «Надо вступать в “Яблоко”. Во всех регионах, во всех городах — чтобы идти на выборы, повсеместно». И отсюда вырос какой-то определённый страх.

«Резник пошёл дальше – он попытался объединить всех демократов и всех оппонентов действующей власти»

Как вы оцениваете действия ваших коллег по фракции петербургского Законодательного собрания при обсуждении на федеральном бюро «Яблока» вопроса о вашем партийном членстве и вкладе в работу ЗакСа и региональной организации? Кто из них, на ваш взгляд, является «истинным яблочником»? И кто по-настоящему верен партии: вы, де-факто исключённый, или те, кто этого добивался?

– Не путайте, ведь всё началось с того, что я Григорию Алексеевичу не оставил никаких рычагов, чтобы меня кто-то назвал «исключённым». Меня никто не исключал, я сам написал заявление (о выходе из партии, в марте 2012 года. – Ред. «Н. С.»). Вот этим я его очень сильно разозлил! И ещё больше разозлил, когда я через месяц написал заявление: «Прошу принять». А по закону не имеют права не принять (к рассмотрению; обратно в партию Нотяг принят не был. – Ред. «Н. С.»). А с точки зрения полезности, истинности… Я пришёл в «Яблоко» в то время, когда «Яблоко» гнобили примерно так же, как нас, социал-демократов. Но нас загнобили технологически, документально, а «Яблоко» прошло перерегистрацию – тогда стали душить по-другому, отняли офис в Петербурге на улице Маяковского… Нам предложили помещение на Шпалерной, 13, и когда мы туда зашли, знаете, Резник разве что не заплакал! На что я ему сказал: «Максим, глаза боятся – руки делают». Это было страшное, убитое помещение. Но я в этом городе много чего построил… И мы за два месяца справились. «Яблочная» молодёжка вместе с Резником в грязных штанах, в сапогах, в перчатках выносили строительный мусор… Мы там ломали все стены. Вывезли оттуда порядка 15 пухто по 28 кубов! Это к вопросу, кто что сделал для «Яблока»… На 200% — сам Резник непосредственно, на 100% — молодёжка, а я был рядышком.

В федеральном бюро заседают очень уважаемые люди. С точки зрения возраста, образования… Но даже у этих людей бывают «обострения»… Когда они делали эти заявления, особенно по поводу меня, я думал: «Господи, кого-кого, но меня-то за что мочить?!» У меня с Григорием Алексеевичем не сложились отношения, и он знает, почему. «Вячеслав, — сказал он мне, — я знаю, что ты человек самодостаточный и обеспеченный». А ему такие не нужны! Ему нужны люди верные, покорные, послушные, которые будут выполнять то, что он будет говорить. А я к этой породе не отношусь. Не потому что я социал-демократ. Я не подчиняюсь. Я уважаю разум, но на многие вещи у меня есть своё мнение, и я не собираюсь его менять по чьей-то указке.  Кстати, социал-демократы чем похожи на «Яблоко» — у них есть право меньшинства. Если все будут «за», а я – «против», то это моё право.

– Прежнее руководство петербургского отделения «Яблока» стояло, скорее, на лево-либеральных позициях, и социал-демократический голос здесь был слышен весьма отчётливо. Вы взаимодействовали с социальными движениями, с гражданскими протестными инициативами, активно участвовали в работе Социальных форумов… Не считаете ли вы, что этот курс «Резника — Нотяга» во многом и послужил истинной причиной роспуска регионального отделения партии и травли его лидеров?

– Резник пошёл дальше – он попытался объединить всех демократов и всех оппонентов действующей власти. И, по большому счёту, опасения того же федерального бюро по отношению к петербургскому «Яблоку», причина этого – активность петербургского «Яблока» в политических моментах. И тот же самый Явлинский, которому я сказал: «Это мы, петербургское «Яблоко», сделали вас депутатом»…

Если бы я в последний момент не «согнул» Резника, и он бы, по моей просьбе, не отказался от списка «Резник, Амосов, Вишневский» (планируемый состав т. н. «первой тройки», общерегиональной части списка кандидатов от «Яблока» на выборах в ЗакС в 2011 году. – Ред. «Н. С.»)… Но он отказался, и в этом списке остался только один человек – Явлинский. Кто такой Явлинский в Питере?! Господи, мы на этом Явлинском потеряли массу голосов! Тысячи голосов потеряли. Потому что петербургское «Яблоко» — это совсем не московское «Яблоко». Но вот это, кстати, больше всего и не устраивает господина Явлинского.

«Мы, фракция «Яблоко», выносим один и тот же закон. Только мы выносим — Резник, я и Галкина, и тот же самый закон выносят Явлинский, Кобринский, Вишневский. Меня спрашивают: «Как такое может быть?». Ситуация во фракции глупая».

– Насколько известно, в процессе затянувшегося внутрипартийного конфликта федеральное руководство «Яблока» не предъявляло и не предъявляет вам и вашим сторонникам идеологических претензий, упирая в основном на некие «морально-этические» и «нравственные» моменты. Как вы со своей точки зрения можете оценить моральный климат в организации сегодня? Насколько социальные, правозащитные идеи превалируют над узкоконъюнктурными интересами?

– Могу сказать: за 11 месяцев работы фракции «Яблоко» в ЗакСе фракция ни разу не заседала. И когда Явлинский выходит на трибуну и говорит: «По поручению фракции…»  По какому «поручению»?! Ведь мы даже не встречаемся, более того – не общаемся, не обсуждаем!.. Мы, фракция «Яблоко», выносим (на рассмотрение городского парламента. – Ред. «Н. С.») один и тот же закон. Только мы выносим — Резник, я и Галкина, и тот же самый закон выносят Явлинский, Кобринский, Вишневский. Меня спрашивают: «Как такое может быть?». Ситуация во фракции глупая. Я Явлинскому говорил, что надо что-то с этим делать. Но он с этим делать ничего не хочет. Как он сказал: «Слава, ничего личного, это политика».

При этом, знаете, я не потерял ни одного товарища, с кем я общался. С кем я, может быть, не общаюсь, это… помните, было такое «письмо 13-ти» (обращение, подписанное 13-ю видными «яблочниками», в том числе бывшими депутатами ЗакСа Наталией Евдокимовой, Михаилом Амосовым, действующими депутатами Александром Кобринским, Борисом Вишневским; авторы требовали досрочных выборов в органы регионального партийного руководства. – Ред. «Н. С.»)? И то из них я с тремя общаюсь – только не спрашивайте фамилии… Остались нормальные, добрые, товарищеские отношения. Они знают, кто я такой. Они знают, что я прошёл вместе с ними весь путь, плечом к плечу.

– Весной вы и ваши коллеги участвовали в просветительском проекте, посвящённом социал-демократии, на Ленинградском интернет-телевидении. Планируете ли вы и дальше вести эту работу, в том числе, знакомить российских зрителей и слушателей с опытом западных партий социал-демократического толка?

– Могу сказать, что я очень тесно сотрудничаю с молодыми социал-демократами, они меня приглашают на дебаты, круглые столы. Никогда не отказывался поделиться опытом… Последнее моё выступление было на Марсовом поле, мы выходили в защиту политзаключённых. Я выходил не в защиту “Pussy riot”, я пришёл, потому что знал, что там будет молодёжь, и меня это очень порадовало, я им сказал: «Ребята, мы когда-то так же вот начинали, нас было мало, сначала сбирались пятьдесят человек, потом сто, потом двести… Это очень важно – выходить на улицы и ничего не бояться. Выходить и говорить!»

Какие-то особые социал-демократические идеи сегодня… Их можно просто показать в качестве примера. Взять Финляндию, Швецию… Я в Заксобрании занимаюсь разными вопросами, но основные направления – образование, культура, сохранение города Санкт-Петербурга. Для меня это очень важно, и я всегда говорю, что наше будущее, будущее России – в образовании. Как живёт молодёжь в Скандинавии, в Германии? Там же образование бесплатное! Когда я начинаю людям об этом говорить, они на меня смотрят, как на больного. Но за высшее образование в названных странах, в Голландии платит государство, а для самого молодого человека это бесплатно! Вот к этому надо идти, это тот самый социал-демократический путь.

«Я в Заксобрании занимаюсь разными вопросами, но основные направления – образование, культура, сохранение города Санкт-Петербурга. Для меня это очень важно, и я всегда говорю, что наше будущее, будущее России – в образовании»

– Как известно, мировым идеологическим и организационным центром социалистов и социал-демократов является Социалистический интернационал. В то же время партия «Яблоко» входит в Либеральный интернационал; много лет там «заседал» Александр Шишлов, недавно назначенный с подачи Путина, Полтавченко и Явлинского питерским омбудсменом. Не видите ли вы здесь фундаментального противоречия – ведь цели и задачи Социнтерна и Либерального интернационала существенного разнятся, как в России, так и во всём мире?

– Это у нас самое большое расхождение, и мы по этому поводу с Резником спорим… Но ведь ещё до начала выборов, в ноябре 2011-го, мы (петербургское «Яблоко». – Ред. «Н. С.») дружно проголосовали за то, как мы идём, с какой программой.. Я вам скажу даже больше: в случае крупной победы кто у нас кандидат в губернаторы? Миша Амосов! И об этом сказал Резник, и все проголосовали. Кто у нас будет омбудсмен? Наталия Евдокимова! Откуда взялся этот Саша Шишлов? Из Австрии приехал, он там уже лет десять жил… Мы же заранее здесь всё решили, мы же проголосовали, это есть в протоколах! Но Гриша Явлинский решил, что будет Шишлов. Если вы вспомните результаты голосования в ЗакСе по кандидатуре Шишлова – 44 «за», 2 «против», так вот один из двух был я.

Явлинский подтягивает свою команду. Он даже сейчас предполагает: кто будет ручным, будущим председателем организации? Григорий Алексеевич – молодец, он истинный политик… Он сидит и говорит мне одно, уходит в сторону на три метра и начинает меня поливать! Поэтому я и сказал: «Больше я терпеть не буду. Уж коли я – «пособник Смольного» и «представитель “Единой России”» во фракции “Яблоко”, тогда у меня руки развязаны».

– Про вас часто говорят, что, Нотяг, мол, многое может себе позволить — «что ему, он богатый человек»…

– Я счастливый. У меня четверо детей, две внучки, внук. Но это ещё не всё. Моим младшим сыновьям 20 и 17 лет, и скоро с этой стороны «пойдёт»!.. К сожалению, я похоронил свою маму, она прожила 90 лет, у неё была очень богатая жизнь. Она была ветераном Великой Отечественной войны, у неё было 14 внуков, 8 правнуков и 2 праправнука! Я думаю, то, что есть сейчас у меня – это только начало.

  • Саймон

    В общем, все предсказуемо. И ни слова про те странные голоса, благодаря которым Нотяг получил голоса и прошел в депутаты. Однобокость зашкаливает.

  • Елена

    Еще раз убеждаюсь, что в каждой спорной ситуации не бывает неправых, ибо каждый прав по-своему. Все, что говорит Вячеслав Онуфриевич хорошо, но…

    «Я прихожу в “Яблоко”, и мы создаём социал-демократическую фракцию». Это я создал эту фракцию в «Яблоке» — говорит В.Нотяг. И это очень здорово, что в Яблоке появилась фракция. Но разве создание фракции на базе партийной организации освобождает от необходимости соблюдать устав?

    Не понятно заявление о том, что Яблоко в Петербурге менее яблочное, нежели в Москве. Являясь членом партии Яблоко я неоднократно встречалась с Григорием Алексеевичем и НИ РАЗУ на мой вопрос: «Что я могу сделать, чтобы помочь?..» не услышала: «То-то и то-то». Мне кажется невероятным, что в разных городах Явлиинский принципиально отличается по стилю работы. Я слышу: «Смотрите сами на местах, учитесь. Для политика главное — уметь договариваться». Вот здесь, мне кажется, есть нюанс. Говоря: «Уметь договариваться», Явлинский при этом не говорит: «Вступать в сговор с ЕР». По уставу Яблока есть пункты, которые категорически не приемлемы, и это прописано.

    Почему-то в своем интервью Вячеслав Онуфриевич даже вскользь не упоминает историю с фальсификациями на выборах в ЗАКС. Это принципиально. Многие сторонники Яблока поддерживают партию за честную политику, порукой в этой поддержке является репутация лидеров. Яблоко КАТЕГОРИЧЕСКИ против фальсификаций.

    По логике В.Нотяга получается, что на базе Яблока можно создать фракцию Единой России (к примеру) и негодовать, если федеральное бюро будет возражать.

    А так хорошее интервью, грамотное. Все честь по чести…

    • Дмитрий

      Всему свое время. Думаю, что будет и про «голоса», и про многое другое. Подождем до результатов «охоты на ведьм» на Федеральном бюро 27.10.