11 октября 2012

Джефф ФОУКС: «Американская элита распрощалась со средним классом»

Тула КОННЕЛЛ

Джефф Фоукс

В своей книге «Глобальная классовая война» Джефф ФОУКС несколько лет назад говорил о постоянном уменьшении численности отягощённого долгами среднего класса, в то время как правящий класс отказывается от своих социальных обязательств, уходя в оффшоры, выходя из-под какого-либо контроля финансовой деятельности и находясь под покровительством своих друзей в Вашингтоне. Недавно вышла его новая книга «Экономика прислуги: Американская элита решила распрощаться со средним классом». Основатель и ведущий сотрудник Института экономической политики Джефф Фоукс рассказывает о недавно вышедшей книге и своих взглядах на современную экономическую и политическую ситуацию в США.

— В книге «Экономика прислуги» Вы пишете, что «экономические проблемы как минимум 80% американцев связаны не просто с тяжёлой ситуацией в текущем деловом цикле, но это, прежде всего, — глубокий и исторический отход власти от своих экономических и политических обязательств». Вкратце назовите некоторые из факторов, которые обусловили этот отход?

Фоукс: Почасовая заработная плата большинства американских рабочих, с учётом изменения цен, стабилизировалась после 1979 года, хотя их производительность труда продолжала расти. Наиболее важными причинами этого были: 1) торговая политика, которая ставила интересы транснациональных корпораций выше интересов рабочих; 2) дерегулирование финансов, что позволило банкирам и брокерам перенаправлять американские капиталы из производственных инвестиций в русло краткосрочных спекуляций; 3) корпоративные войны с целью подорвать влияние профсоюзов и, наконец, 4) ослабление институтов социальной защиты работников, введённых в период «Нового курса», в частности, минимальной заработной платы.

Тем не менее, в течение нескольких десятилетий работники смогли сохранять расходы на уровне, достаточном для поддержания их стандарта жизни. Одной из причин этого было то, что семейный доход поддерживался на относительно высоком уровне за счёт направления большего количества работников на работу. Как правило, это касалось выхода на работу всё большего количества женщин. Теперь, когда в структуре занятости женщин присутствует больше, чем мужчин, эта стратегия оказалась исчерпанной. Вторая причина заключалась в лёгкости получения кредитов. Когда долговой пузырь Wall Street лопнул в 2008-2009 годах, лёгкий доступ к кредитам исчез.

Семейный доход поддерживался на относительно высоком уровне за счёт направления большего количества работников на работу. Теперь, когда в структуре занятости женщин присутствует больше, чем мужчин, эта стратегия оказалась исчерпанной. На фото: рабочая женщина собирает двигатель для Ford Focus на сборочной линии завода Ford Motor Co в Уэйне, Мичиган, 14 декабря 2011 года (фото — Bill Pugliano)

Реальная заработная плата в настоящее время повсеместно снижается, как у мужчин, так и у женщин, как среди молодёжи, так и среди более старших возрастов. Так что либо мы поменяем политику, которая проводилась последние 13 лет, либо мы в недалёком будущем будем иметь дело с низкими заработными платами и пособиями, с более глубоким классовым расслоением, с эрозией самоуважения работников и уважения к рабочему месту. То есть столкнёмся со всем тем, что я и называю «экономикой прислуги».

— Главный аргумент, который Вы используете в своей книге, — корпоративная и политическая элита не стремится осуществлять изменения в нашей стране, необходимые для того, чтобы создать прочную основу для экономики США. Почему так происходит?

Говорящие медиа-головы жалуются, что Вашингтон «дисфункционален». Однако на самом деле он функционирует, и очень хорошо — в интересах тех, кто находится на вершине экономической пирамиды. Рост социального неравенства не случаен. Богатые становятся ещё богаче вследствие той же политики, которая делает американских рабочих ещё беднее. Республиканцы, безусловно, почти всегда представляют интересы финансовой элиты. Но за последние 30 лет демократы стали гораздо более зависимыми от денег корпораций и менее склонными оспаривать их экономические интересы. Таким образом, в то время как демократы остались приверженцами либеральных ценностей по общественным вопросам, что в меньшей степени волнует корпорации, они отказались от многих принципиальных пунктов экономической программы, которые затрагивают интересы трудящихся.

Многие даже обвиняют жертв нынешней экономической политики, и говорят трудящимся, что их проблема состоит в том, что они не имеют достаточного образования. Ведь образованные работники являются гораздо более конкурентоспособными, чем необразованные. Но я могу сказать, что американцы сегодня более образованы, чем когда-либо. Проблема заключается в том, что Америка не создаёт рабочие места, которые достаточно хорошо оплачиваются, чтобы люди могли оправдать своё образование.

Все политики в наши дни риторически повторяют: «Работа. Работа. Работа». Однако в отсутствие серьёзной политики, нацеленной на перемены, стратегия рабочих мест заключается в том, что в стране в настоящее время, в действительности, преследуется одна цель: «Низкая зарплата. Низкая зарплата. Низкая зарплата».

Мы видели как движение «Оккупируй Уолл-стрит» вырабатывает различные концепции для решения проблем США. Однако это движение не продемонстрировало способности идти к конкретным изменениям. Как Вы можете это объяснить?

— Несмотря на критику со стороны большинства СМИ, движение «Оккупируй Уолл-стрит», в действительности, создавало серьёзные идеи. Дело в том, что наибольшую часть своего времени движение проводило в длительных и детальных обсуждениях этих идей для достижения консенсуса. Сравните это с совершенно бессмысленными лозунгами «Движения чаепития», которым в СМИ уделяется внимания и высказывается уважения гораздо больше. Опросы показывают, что большинство американцев согласны с «Оккупируй Уолл-стрит» в самых важных пунктах, касающихся власти корпораций, неравенства и социальной защиты. Вместе с тем, это не привело к серьёзной поддержке движения со стороны населения. Проблема состояла, в том числе, в культурном стиле этого движения. Правильные слова, которые говорили активисты «Оккупируй Уолл-стрит», были смазаны в выпусках теленовостей. Но подчёркивалось, что это говорят представители контркультуры, которых большинство американцев не может представить себе в качестве серьёзной политической силы.

Правильные слова, которые говорили активисты «Оккупируй Уолл-стрит», были смазаны в выпусках теленовостей. Но подчёркивалось, что это говорят представители контркультуры, которых большинство американцев не может представить себе в качестве серьёзной политической силы

Большая проблема состоит в том, что люди по-прежнему воспринимают политику как телевизионное реалити-шоу — республиканцы против демократов. Поэтому то, что происходит за пределами этой двухпартийной модели, не считывается ими как нечто «реальное». Это не вина активистов движения «Оккупируй Уолл-стрит». Они пытаются стимулировать возникновение нового движения, но не стремятся возглавить его. В любом случае, я думаю, что они продвинулись далеко вперёд, но нам ещё предстоит пройти долгий путь.

Данные показывают низкую классовую мобильность населения, когда речь идёт о способности американцев превзойти своих родителей в богатстве и доходах. Несмотря на это, часто можно видеть, что люди считают, что даже если страна движется в неправильном направлении, их личные жизненные условия будут улучшаться. Что могут поделать прогрессивные активисты с таким представлением? Как можно сделать так, чтобы люди осознали экономическую реальность?

Политическая элита нашей страны рассчитывает на то, что люди будут оставаться пассивными. Они убеждены, что американцы будут продолжать глотать пропаганду, которая говорит, что если ваша жизнь не улучшается, то в этом полностью ваша вина. Однако окружающая нас действительность свидетельствует, что всё совсем не так. Джеймс Болдуин однажды написал: «Не всё, с чем вы столкнулись, можно изменить. Но ничего нельзя изменить, пока вы с этим не столкнулись». Поэтому активисты сами должны оценивать сложность ситуации, в которой мы все оказались. В ходе своей повседневной организационной работы они должны демонстрировать людям, что жизненные стандарты среднего американца не могут быть удержаны на достойном уровне без радикальных изменений.

Люди хотят слышать хорошие новости, которые без особых усилий с их стороны будут озвучивать политические лидеры. Эти лидеры, конечно же, знают, что нужно делать, чтобы улучшить жизнь большинства. Учитывая влияние богатства и власти на нашу политику, всё это – только сказки, и глубоко внутри большинство людей знают это. Очевидно, что система не будет действовать по своей собственной воле — систему всегда необходимо подталкивать.

Бессмысленным лозунгам «Движения чаепития» американские СМИ уделяют внимания и высказывается уважения гораздо больше, чем движению «Оккупируй Уолл-стрит»

Это означает, в том числе, что вопрос участия корпоративных денег в политике должен быть решён радикально. К сожалению, решение Верховного суда США по делу неправительственной организации «Объединённые граждане» стало знаковым с точки зрения выживания профсоюзов и других прогрессивных организаций. Моё личное мнение таково, что мы нуждаемся в национальном соглашении о конституционной поправке, которая раз и навсегда положит конец утверждениям, что деньги равны свободе слова, и что корпорации являются лишь людьми с обычными гражданскими правами. В целом, прогрессисты имеют большое преимущество — народ с его чаяниями и недовольством. Семьдесят пять процентов избирателей, в том числе 71% республиканцев, считают, что пожертвования на избирательную кампанию являются, по сути, покупкой голосов в Конгрессе. Однако они не считают, что могут многое изменить, что усиливает их цинизм в отношении правительства.

Такой мощный политический вопрос, как корпоративное финансирование политической деятельности, позволит выстроить вокруг него публичную кампанию, в ходе которой прогрессивные силы смогут давать общественности полноценную информацию о коренных проблемах нашей политической системы. Если мы не сможем добиться резкого уменьшения влияния больших денег на нашу политическую жизнь, то превращение нашей экономики в «экономику прислуги» станет неизбежным.

Перевод Александра ЛЕХТМАНА

 Оригинальный текст интервью здесь