1 января 2012

Виейра да КУНЬЯ: «Опыт бразильской левой очень успешен»

Руслан КОСТЮК

Карлош Эдуардо Виейра да Кунья уже 30 лет участвует в политической деятельности своей страны в качестве активиста Демократической трабальисткой (рабочей) партии (ДТП)

Это интервью нам любезно согласился предоставить депутат нижней палаты бразильского парламента Карлош Эдуардо Виейра да Кунья. Вот уже 30 лет он участвует в политической деятельности своей страны в качестве активиста Демократической трабальисткой (рабочей) партии (ДТП). За эти годы наш собеседник возглавлял молодёжную организацию своей партии, отделение ДТП в Порто-Алегре («витрине» латиноамериканской «демократии участия»), избирался заместителем председателя ДТП, был даже в 2008-2009 годах временным лидером партии. Сейчас, помимо депутатского мандата, К. Э. Виейра де Кунья является членом исполнительного органа партии и секретарём ДТП по международным отношениям.

— Товарищ Виейра да Кунья, пожалуйста, расскажите несколько слов о партии, которую Вы представляете.

Охотно. Демократическая трабальистская партия создана в 1979 году усилиями нашего исторического лидера Леонела Бризолы. Наша партия имеет достаточно разветвлённую структуру, при ней действуют организации, которые объединяют молодых партийцев, чернокожих трабальистов, членов партии – защитников окружающей среды и даже пенсионеров. У ДТП имеется своё течение в профсоюзном движении Бразилии. Партия издаёт и на федеральном уровне, и в штатах печатные издания. ДТП имеет также представительство в бразильском Конгрессе – 4 сенатора и 28 депутатов. Вместе с другими левыми и прогрессивными партиями наша партия принимает участие в работе федерального правительства и исполнительной власти нескольких штатов. Также специально хочу сказать, что от Бразилии ДТП – единственная партия, являющаяся полноценным членом Социалистического Интернационала.

— Ваша партия уже много лет исповедует доктрину тропического социализма. Расскажите, пожалуйста, нашим читателям о сути данной доктрины.

— Я бы назвал эту концепцию ещё и синтетическим социализмом. Сама эта теория идёт от основателя нашей партии Леонела Бризолы, в прошлом одного из вице-президентов Социалистического Интернационала. Синтетизм, я подчёркиваю, проявляется в рациональности и открытости тропического социализма. Мы требуем соблюдения норм и правил парламентской демократии, но вместе тем боремся за демократию участия и расширенные права муниципалитетов. Мы признаём рыночную экономику и конкуренцию в экономической сфере, но считаем необходимым разумное планирование и высокую роль государства в хозяйственной сфере. Принципы свободы в социальной области непременно должны быть дополнены высокими стандартами на базе политики солидарности. Тропический социализм в обязательном порядке базируется на требованиях демократии, свободы и самоуправления.

Знамя ДТП

— Сейчас многие эксперты говорят о соревновании в Латинской Америке «красного» и «розового» проектов в рамках левого движения…

Но только не в Бразилии! И правда, нередко европейцы поднимают эту тематику. Я понимаю, что лежит в основе таких вопросов. Безусловно, венесуэльский или боливийский эксперименты с их внутренней динамикой, не говоря о Кубе, имеют радикальный характер и отличаются от иных путей развития для других стран Латинской Америки. Лично я не обожествляю эти эксперименты и в этой связи скажу лишь одно мнение. Мне кажется, когда наши друзья и товарищи увлекаются постоянным переизбранием, это не самый правильный путь…

Я совсем недавно вернулся от своего кузена из бразильской провинции. Он живёт в поселении, мэр которого коммунист, а вице-мэр – член ДТП. Если б я спросил их о тонкостях различий «розовой» и «красной» модели, уверен, они бы весело посмеялись надо мной. На самом деле, да, есть доктринальные расхождения, но – повторю – в Бразилии всё это не так важно, потому, что мы – слева – делаем одно общее дело в интересах гражданского общества и тех бразильцев, которые доверяют нашим союзным партиям.

Манифестация ДТП в Рио де Жанейро в 1989 году

— Нам будет интересно узнать вашу оценку состояния современной бразильской левой.

— С 2003 года на уровне всего государства, в большом количестве штатов, городов и поселений именно левые силы находятся у руля управления. «Эра Лулы» закончилась, но и его преемница Дилма Руссеф принадлежит к нашему лагерю. Партия Лулы, Партия трудящихся, играет – и по справедливости – первостепенную роль в данном альянсе. Но сила бразильской левой – в её единстве и плюралистичности. Демократическая трабальистская партия исторически сделала выбор в пользу единства левых и прогрессистских сил, и мы не сожалеем об этом выборе. Мы давно и успешно работаем вместе с «лейбористами», коммунистами, социалистами, социал-христианами, готовы к сотрудничеству с «зелёными». Мы вместе работаем в интересах бразильских гражданок и граждан в едином правительстве уже почти девять лет. И это – свидетельство того, что опыт единства бразильской левой очень успешен.

Монис Бандейра и Леонель Бризола в Париже

Нам известно, что в правительствах Бразилии и некоторых её штатов левые партии делят власть с правыми политическими силами. Как Вы оцениваете такую ситуацию?

Извините, но этот вопрос по своей постановке евроцентричен. Послушайте, во многих странах Европы социалистические и социал-демократические договариваются о работе в правительствах с партиями, принадлежащими к другим флангам, не так ли? Мы же делаем это открыто ещё до выборов, вот разница. И в том, и в другом случае основная забота – иметь стабильное парламентское большинство, способное эффективно управлять и принимать практические законы.

Да, в федеральном правительстве работают не только левые министры; в частности, есть члены партии «Бразильское демократическое движение», имеются и представители более консервативных партий. Ни мы, ни наши союзники по бразильской левой не являемся безответственными политиками – наоборот, мы заинтересованы в том, чтобы планы исполнительной власти находили регулярную поддержку в двух палатах Национального Конгресса. Несомненно, при обсуждении законопроектов происходят дискуссии, но смею Вас уверить: левые партии не отступают от своих стратегических целей. Мы все идём на компромиссы, но поверьте, что не принадлежащие к бразильской левой партии идут на гораздо большие уступки.

Демонстрация ДТП в Рио де Жанейро

— Можно сказать, что современная социал-демократия находится в кризисе. Вы согласны с этой оценкой?

Я был бы циничным лицемером, если бы её оспорил. Абсолютно так и есть. Когда я пришёл в политику три десятилетия назад, социал-демократические партии в Южной Америке выглядели гораздо привлекательнее, чем сейчас. Но так было и в Европе, не правда ли? Значит, мы говорим об общей тенденции. Причины? Честно, я не разделяю позицию тех идеологов Интернационала, которые всё кивают на глобализацию или последствия кризиса. Такое объяснение представляется мне упрощённым. Вместе с тем, кризис затронул идеологию, методику деятельности, членскую базу, наши отношения с миром труда. Разве не понятно, что пришло время самокритично посмотреть на вещи? Но я хочу подчеркнуть: наша партия считает, что действия – лучшее средство в борьбе с недомоганием. И в Бразилии упомянутый Вами кризис проходит не так болезненно, как в других местах. В конце концов, подлинные демократические социалисты представлены у нас чуть ли не в половине правительственных партий!

Леонель Бризола - основатель ДТП

Бывший Президент Лула как-то сказал: «Накорми бразильскую нацию. После этого можно строить социализм». За годы правления левых сил проблема голода в целом успешно решена…

— Как федеральный депутат, скажу так. Действительно, прогресс в данном направлении достигнут грандиозный. Программа «Нулевой голод», подразумевавшая полное искоренение этого постыдного феномена бразильской жизни и радикальное сокращение численности бездомных и нищих в нашей стране, возможно, не реализована полностью на сто процентов, но она выполнила свою историческую задачу. За последние девять лет в Бразилии в разы уменьшилось числа недоедающих, больных инфекционными болезнями, лиц, получающих недостойную гражданина оплату труда. Заложены основы агарной реформы, запущена прогрессивная реформа системы здравоохранения и новая семейная политика, постоянно растут зарплаты работников общественного сектора. И вот: разве всё это не есть шаги к более справедливому и здоровому образу, то есть социализму? Социализм не может и не должен быть одноактной целью в себе – это исторический, конфронтационный процесс, со своими приливами и отливами. И я уверен, движение в данном направлении не прекращается…

Президент Бразилии и один из лидеров Партии трудящихся Дилма Руссеф на фоне плаката ДТП

Скажите, пожалуйста, как Вы и Ваша партия оценивают нынешнюю роль Бразилии в системе международных отношений?

— Исключительно положительно. Это уравновешенная, добропорядочная и эффективная политика. Голос Бразилии как никогда громко слышен в Организации Объединённых Наций и в других глобальных организациях. Система БРИКС стала общеизвестной. На Американском материке Бразилия играет центральную роль в интеграционных процессах, возьмём МЕРКОСУР, Содружество южноамериканских наций или иные межгосударственные институты. Бразилия развивает многогранные отношения на основе партнёрства и взаимной выгоды с самыми разными государствами и последовательно выступает за равноправие и торжество норм демократии в системе международных отношений. Эта политика отражает нашу философию и пользуется уважением как у наших сограждан, так и у миллионов жителей разных регионов Америк.

  • Татьяна

    Масштабный проект можно реализовать не меньше, чем лет за двадцать, а для этого необходимо переизбрание. 4-8 лет во главе госудаства – это для дезидеологизированных обществ, где идеи и люди взаимозаменяемы. «Основная забота – иметь стабильное парламентское большинство» — классический оппортунизм.