26 сентября 2011

Герман САДУЛАЕВ: «Нужно было вычистить 70 процентов партийной элиты»

Михаил АНТОНОВ

"Либо номенклатурно-государственный социализм, либо олигархически-государственный капитализм. Других вариантов просто нет", – утверждает Герман Судулаев

«Марш, марш правой» так называется новая книга Германа Садулаева, автора полемичного, актуального. Презентация книги прошла недавно в «Букводе на Восстания» в Санкт-Петербурге. Наш обозреватель побывал на этой горячей встрече, включился в полемику и задал несколько горячих вопросов Садулаеву.

— Почему вы считаете, что социализм является лучшим, а то и единственным путём для России?

— Мы не можем судить обо всех  странах, но так получилось, что Россия является страной, живущей за счёт экспорта сырья, за счёт природных ресурсов. Хорошо это или плохо, но так есть сейчас, так было и в советские годы. В советские времена индустрия была развита лучше, сейчас её практически не осталось, но и тогда Советский Союз жил в большей степени за счёт природных ресурсов. А в стране, экономика которой основана на использовании природных ресурсов, возможно только два варианта социально-экономической системы. Либо номенклатурно-государственный социализм, либо олигархически-государственный капитализм. Других вариантов просто нет. Никакого капитализма, основанного на свободном предпринимательстве, в России не было, и быть не может.

— Неужели у нас нет людей, что своим честным трудом добились успехов в бизнесе? 

— «Я окончил институт в 1991 году. Накопил немножко денег со стипендии и купил сначала очень маленькую нефтяную вышку – рукой качал, с трехлитровыми банками ходил и продавал. Я это делал хорошо, смог расширить бизнес и присоединил к вышке моторчик от мопеда — нефти пошло больше. Потом я поставил хороший дизель, и нефти пошло ещё больше. Вскоре я стал олигархом».

Вы верите, что такое возможно? В нефтяном бизнесе это нереально: не можешь ты выкачивать 10 литров в день, потом 100, 1000, а потом развиться дальше. Ты должен сначала зайти с государственным разрешением на выкачку нефти, обладать большими материальными ресурсами, чтобы этот бизнес осуществлять. Поэтому никакого серьёзного, масштабного предпринимательства в России возникнуть не может – российская экономика основана на природных ресурсах, они распределяются централизованно. Для того чтобы качать нефть, нужна концентрация сразу большого материально-технического ресурса и капитала. Как предприниматель, вы можете открыть парикмахерскую, кафе, но не можете открыть нефтяную вышку. Идеальный капитализм невозможен был в России изначально, я имею в виду тот идеальный капитализм, основанный на конкуренции и частной инициативе.

— В чём же должна проявляться эта инициатива?

— Если есть вышка – нефть качается, если нет – нефть не качается. В чём же инициатива?

В Советском Союзе была система номенклатурно-государственного социализма, то есть это был социализм, но не идеальный. Та собственность, которая была провозглашена как общенародная, в действительности являлась собственностью государства. Конкретные чиновники, номенклатура, на уровне секретаря обкома, министра промышленности, директоров крупных предприятий реально этим добром распоряжались. То, что это принадлежало всему народу, совсем не значило, что каждый мог прийти и распорядиться какой-то вышкой или заводом. Сейчас воцарился олигархический государственный капитализм. То есть, всё в конечном итоге также контролируется государством, но государство раздало эту собственность олигархам.

Герман Садулаев утверждает, что никакого серьёзного, масштабного предпринимательства в России возникнуть не может

— Тогда, по большому счёту, в чём разница, если всё опять контролируется государством?  Чем социализм лучше капитализма?

— Даже номенклатура была ограничена в своих правах на эту общенародную собственность. Да, они могли распоряжаться, могли как-то использовать и даже злоупотреблять, например – кушать красную икру, построить себе шикарную дачу. Но каждый номеклатурщик жил под постоянным страхом ареста за взяточничество, коррупцию, в любой момент его могли уволить, посадить и даже расстрелять. Номенклатура менялась, никаких прав по наследству никто передавать не мог, и, в конечном итоге, эта природная рента, на которую жила наша страна, всё равно становилась общенародным достоянием, шла на образование, оборону, медицину, на социальные нужды и нужды народа.

Сейчас же находящиеся под покровительством олигархи совершенно не стеснены в способах использования этой отнятой у народа собственности. При условии лояльности режиму их никогда не посадят в тюрьму и не расстреляют. Говорят, не нужно считать чужие деньги, не нужно завидовать. Да, не нужно завидовать очень богатым людям, и советским министрам тоже не стоило завидовать, главное – понять, куда идёт в конечном итоге эта природная рента. С Советском Союзе она в конечном счёте шла на благо народа, а в нынешней России переводится на зарубежные счета олигархов и финансирует экономику других стран. Вот что мы потеряли!

— Но разве могло быть иначе, разве это не объективный ход истории, когда одна общественная формация сменяет другую?

— Мы могли не потерять Советский Союз. У него был гигантский запас прочности, это доказывается тем, что вот уже 20 лет мы существуем на том, что осталось от Союза. Больше ничего нового не сделано, мы только проживаем наследство. Тогда верхушка номенклатуры абсолютно прогнила и уже вынашивала планы, как превратить социализм в капитализм, то есть зарезервировать за собой властные полномочия, как собственность прибрать. Всё можно было изменить в 1984 году. Тогда был Юрий Андропов. В это время нужно было организовать масштабную чистку верхов, нужна была культурная революция. Нужно было вычистить 70 процентов партийно-номенклатурной элиты, влить свежую кровь, вернуться к истокам. Причём, даже не разбирая, кто виноват, кто не виноват – такова была историческая необходимость. Это был единственный путь, как можно было спасти Советский Союз.

— Нынче одни хают Советский Союз, другие вспоминают с ностальгией… Но где же золотая середина?

— Нам говорят, что Советский Союз – это было плохо. У власти были плохие коммунисты, а сейчас их не стало. «Почему же не стало?» — спрашиваю я. Плохие коммунисты остались у власти, а вот не стало хороших коммунистов. Допустим, в 1979 году в Ленинградской области первым секретарем обкома ВЛКСМ была Валентина Ивановна Матвиенко. По правилам движения советской номенклатуры этот человек, проработав первым секретарем обкома комсомола должен, если не умрёт, не заболеет, когда повзрослеет, занять позицию первого секретаря Ленинградского обкома партии, то есть стать губернатором Санкт-Петербурга, в то время объединённого с Ленинградской областью.

Что мы получили к 2011 году, кроме того, что лишились Советского Союза и всего хорошего, что с ним было связано — бесплатного образования, медицины, хорошей армии и прочего. Лишились ли мы при этом Валентины Ивановны Матвиенко?

Поэтому вторым путём для оздоровления России, если уж мы все так желали капитализма, была люстрация всех членов коммунистической партии. В 1991 году, если бы новые власти действительно хотели свободы и либерализма, они бы приняли закон, по которому все чиновники, все партийные функционеры были бы отстранены от возможности занимать правительственные должности. А нынче те, кто правит нашей страной – это большей частью те самые люди, которые по номенклатурным правилам должны были править этой страной. То есть революции в 1991 году не произошло, потому что революция означает смену элит, смену кадрового состава правящего сословия.

"Находящиеся под покровительством олигархи совершенно не стеснены в способах использования этой отнятой у народа собственности", - напоминает писатель Герман Садулаев

— Как вы думаете, какое будущее у России? 

— Я был приглашен в известную ТВ-программу с Сергеем Кургиняном и Никалаем Сванидзе. Естественно, выступал в защиту Кургиняна и его позиции. Я выступил против Сванидзе, но мне было также интересно, что происходит там изнутри, и зачем всё это делается. Судите сами, на двух телеканалах «Россия» и «Пятый» в двух форматах идут теледебаты «Кургинян против Сванидзе». Результаты голосования всегда одинаковы: 80-85 процентов голосов зрителей получает Кургинян, 20-15 %% — Сванидзе. У Кургиняна уже есть своя «секта» — в разных городах есть последователи, они собираются на такие групповые сборища и там «кургинянят». Они впадают в экстаз, начинают на языках говорить. Он, как Чумак, реально заводит, вводит слушателей в транс. Я был на записи программы, там просто истерия была. Очень талантливый человек.

Политический процесс сейчас заключается в том, что в марте 2012 года мы выбираем Владимира Владимировича Путина. Всем понятно, что после развала Советского Союза, думаю, уже мало осталось людей, которые упорствуют: «Нет, всё равно, зато свобода, сто сортов колбасы, правильно мы тогда коммунистов скинули!» А 85 процентов поняли: «Нас развели…Как же так, всё было, а сейчас нет – это была глобальная махинация». История назад не играет, надо что-то изменить, сохранить хоть то, что осталось, потому что нового ничего уж не будет.

Для того чтобы мобилизовать этот 85-центный электорат, проводится кургинянщина. Есть такие силы, не то, чтобы за Советский Союз, но они признают его величие, даже про Сталина могут сказать: «Знаете, конечно, были оплошности, но, с другой стороны, это же часть нашей истории». И сейчас делается такая фишка: Сванидзе — Кургинян. А ближе к выборам, вы увидите это в телевизоре, начнут выскакивать такие фишки: власть начнёт делать такие высказывания, из которых можно будет сделать вывод, что она якобы за Кургиняна. По этой диспозиции в марте 2012 года мы опять все дружно проголосуем.

Почему мы раньше голосовали за Путина? Никто толком не помнит. За Ельцина мы голосовали сердцем, и чтобы коммунизм ушёл, а за Путина голосовали перцем, и чтобы стояло у всех, потому что он мужественный, и мы всех победим. В марте мы будем голосовать за Путина, чтобы Сванидзе не прошёл! Нам покажут картинку, что если не Путин, то придет Сванидзе, «Правое дело» придёт. И ещё несколько лет эта страна просуществует под властью Путина, и этого хватит олигархам, чтобы вывезти из неё остатки всего ценного. А через пять лет всё закончится. Вообще всё! Власть через пять лет никому не нужна будет, потому что страны уже не будет, а у этих людей деньги будут в тех местах, где надо, и они просто туда переедут.

— А что же будет с простыми гражданами? 

— Так далеко Владислав Юрьевич не загадывает. У нас в стране есть один человек, который думает – Владислав Юрьевич Сурков. Он один, но думает за всех. Как вот «Тефаль» думает за вас, так и Сурков. Но вот дальше, чем на четыре года – нет. Наши политики видят ближайшую цель – утвердить у власти старую номенклатуру, которую в 1984 году не расстрелял Андропов, и всё, дальше они не видят. Что будет с простыми людьми, их не интересует.