22 сентября 2011

Владимир МАКАРОВ. Всё нужно брать с боем

Кирилл ВАСИЛЬЕВ

Владимир Макаров – заместитель председателя первичной профсоюзной организации работников наземных служб аэропорта «Пулково»

Какие ассоциации вызывает у современного россиянина слово «профсоюз»? Для большинства – это неуклюжее наследие советских времен, группа людей предпенсионного возраста, по инерции продолжающая собирать членские взносы и слегка «стимулировать» свой актив скромными предпраздничными застольями. Мало кто может внятно ответить на вопрос: «А для чего он нужен, этот самый профком? Раньше через них получали квартиры и отправляли детей в пионерлагеря. А сейчас что?»

Когда в 2007 году полыхнула забастовка на «Форде» во Всеволожске, у многих на устах возникло имя харизматичного вожака рабочих предприятия Алексея Этманова, а пресса ввела в оборот словосочетание «новые профсоюзы», подчеркивая отличие этих объединений от старых и костых преемников ВЦСПС. Вдруг выяснилось, что российское рабочее движение может быть другим – динамичным, боевым, не раболепствующим перед бизнесом и государством.

Сегодняшний наш собеседник представляет как раз такой непокорный «новый» профсоюз. Знакомьтесь: Владимир Макаров – заместитель председателя первичной профсоюзной организации работников наземных служб аэропорта «Пулково»

— Владимир, ваш профсоюз именует себя независимым и классовым. Что вы вкла­ды­ва­е­те в эти, как мно­гим се­год­ня ка­жет­ся, «за­тёр­тые» понятия?

— Всё просто. Независимы мы от ФНПР, а значит, и от их политики соглашательства с хозяином. Классовым наш профсоюз является по своему кадровому составу: мы объединяем только наёмных работников и действуем исключительно в их интересах. Как правило, эти интересы сильно расходятся с интересами работодателя и его менеджмента.

— У вас довольно молодой профсоюз, созданный чуть больше года назад. Что стало поводом для его появления?   

— Приход в Пулково нового руководства. Эти люди стали относиться к нам презрительно и высокомерно, повсеместно нарушать нормы Трудового кодекса.

Владимир Макаров пришёл в левое движение через практику, через профсоюзную борьбу

— Есть конкретные примеры?  

— Хоть отбавляй. Вот довольно свежий. Один из наших грузчиков по заранее утверждённому графику должен был пойти в отпуск в третьей декаде августа. Когда подошёл срок, он написал заявление, собираясь отдыхать. Однако вместо отпуска получил взыскание, так как в графике почему-то было зафиксировано, что свой отпуск он должен был отгулять ещё в июле. Стали прояснять ситуацию, а нам говорят, что изменение сроков отпуска было с человеком согласовано. Но реально никакого согласования с ним не было. Его просто обманули! Сейчас уже кончается сентябрь, а в отпуск он так и не вышел. Мы, конечно, этого так не оставим. Наши юристы уже готовы к передаче материала в прокуратуру.

— Инцидент, конечно, неприятный. Но как бы это сказать… Значительная часть людей, простых обывателей, уверены, что в таких современных и передовых сферах, как ваша, эти неприятности компенсируются высокими зарплатами.

— Наши высокие зарплаты – миф. Они колеблются в диапазоне от 20 до 30 тысяч рублей. Последняя индексация была в январе 2009 года. И потом, сами по себе эти суммы ни о чём не говорят. Их нужно брать в сравнении с объёмом работ.

Посудите сами. В 2009 году количество авиапассажиров, проходящих через службу досмотра, составляло в среднем 4-5 тысяч человек в сутки. В 2010-м их было уже 6-7 тысяч. В 2011-м – 22-23 тысячи. А в пиковые, летние месяцы доходило до 28 тысяч в день. Можно посчитать, во сколько раз вырос объём работ. А ведь зарплаты остались на прежнем уровне. Более того, премиальная часть даже была несколько урезана.

Наш работник на протяжении всей 12-часовой смены не имеет возможности отойти от своего рабочего места. Летом температура здесь доходит до 40 градусов. Люди падают в обмороки. Значительная часть из них вообще не видят комнаты отдыха. Приходящая к нам молодёжь работает 2-3 недели, не выдерживает и увольняется.

— И вы хотите изменить ситуацию при помощи профсоюза?

— Да. Сейчас нам нужны три вещи: независимая, компетентная аттестация рабочих мест; индексация заработной платы и, в перспективе, коллективный договор работников с администрацией. Последнее особо ценно, но пока видно, что процесс будет сложным. В нашем профсоюзе сегодня более 800 человек, но есть ещё параллельная структура под эгидой ФНПР. При проведении коллективных переговоров они, скорее всего, займут сторону администрации, блокируя наши требования.

Владимир Макаров убеждён, что рабочим нужна не только единая профсоюзная организация, но ещё и политическая партия с "единой идеологией рабочего класса"

— Чем вообще сегодня может заниматься профсоюз под эгидой ФНПР? Распределять путёвки?     

— Выдаёт «конфеты-подарки» для детей работников к Новому году. Другой работы я от них не видел.

— И что же там держит людей?

Во-первых, в нём состоят сотрудники администрации. Работников держит инертность, нежелание думать и бороться за свои права. Очень возможно, что тамошний актив как-то дополнительно «подкармливают». Ведь кто-то же ходит по службам, упорно распространяя очерняющую нас информацию, приклеивая нам ярлык «банды», и тому подобное.

Но Вы действительно верите в то, что ваш профсоюз является действенным инструментом в борьбе?

— Многие частные проблемы нарушения прав отдельных работников мы уже решали. Надо понимать, что работодатель ничего не даст нам сразу. Всё нужно брать с боем. Мы трудимся в такой сфере, где забастовки запрещены в принципе, запрещены по Трудовому кодексу. Однако и этот крайний способ мы не сбрасываем со счёта. Есть и другие варианты: уличные мероприятия, митинги. В подобных акциях мы уже участвовали и намерены это делать дальше.

Сегодня главное – изменить психологию работника. В условиях установившегося в стране варварского капитализма важно вытравить из каждого человека сознание раба. И заставить его выгрызать свои права из глотки работодателя. Я уверен, что пришло время всем реальным профсоюзам России объединяться в единую организацию. В перспективе она должна будет дать жизнь новой политической организации, которая изменит этот строй коренным образом. Это не фантазии, а насущная необходимость. Практически все профсоюзные лидеры, отрицавшие политику, понимают сегодня, что наша борьба уже стала политической. Мы действительно наступаем на хвост системе.

— То есть классовая борьба и социализм – всё это по-прежнему актуально для рабочего движения? Откуда у Вас, Владимир, вообще, такие левые взгляды?

Ещё в 1987 году, вернувшись из армии, я понял, что попал в другую страну. Пустые прилавки – да. Нищета – да. Но и определённое воодушевление от происходящих перемен тоже было. Было желание изменить ситуацию. Но изменить в рамках социализма! Я и не помышлял о том, что произошло потом. Голосовали за Ельцина. Было такое глупое доверие. После того вселенского обмана, который он устроил, на выборы, признаюсь, больше не ходил. Никогда. Да и за кого голосовать? За Зюганова? Можно было бы сделать это, но вот вопрос: почему в думской фракции его партии так много бизнесменов, но нет ни одного рабочего?

Сегодня я уже считаю, что нахожусь в настоящем левом движении. Пришёл в него через практику, через профсоюзную борьбу. Уверен, что нам нужна не только единая профсоюзная организация, нам нужна ещё и политическая партия с единой идеологией рабочего класса. Партия, способная выигрывать выборы. Конечно, это процесс длительный. Но проблема заключается в том, что времени у нас почти нет…

  • http://anticapitalist.ru Мигель

    Солидарность.гзт, может, потому принято, что ваши вожди поголовно продались богатеям?
    Есть и среди ФНПР достойные люди, да. В рядах обманутых рабочих. Но все руководство ФНПР всецело предано буржуазии, как шкодливая собачонка своему толстому хозяину.
    «Классовый мир», «социально ответственный бизнес» — вся эта погань льется из сытых ртов профбоссов. «Принято говорить в негативном смысле» видите ли. Тут даже говорить не о чем. Погоди, рабочий класс будет говорить, а шмаковы слушать, если еще будет чем.
    Владимиру — мое глубокое уважение. Сердце стучать радостнее начинает, когда читаешь, что есть еще в стране такие люди.

  • Misha

    ФФФФФ-Н-П-Р!? Мы это уже проходили….