19 июня 2011

Этери ЧАЛАНДЗИЯ: «Суть еврейского вопроса в том, что он существует»

Михаил САДЧИКОВ

Этери Чаландзия – известный московский журналист, автор романов, киносценариев, главный редактор издательства «Альпина нон-фикшен», а также жена блистательного актера Максима Суханова, удивила всех, выпустив не так давно книгу в совершенно несвойственном ей жанре и теме. Книга называется «Еврейский вопрос. Беседы с главным раввином России Адольфом Шаевичем». Что подвигло Этери взяться за книгу по иудаизму, что интересного она вынесла для себя из общения с главным раввином России и председателем Совета Московской еврейской религиозной общины?

Этери Чаландзия

— Этери, как возник проект «Еврейский вопрос»? Почему именно Вам главный раввин России Адольф Шаевич доверил записать свои монологи и выпустить в свет?

— В нашем издательстве давно зрела идея сделать серию книг – бесед с выдающимися представителям основных конфессий. Наш гендиректор Алексей Ильин был знаком с главным раввином и предложил мне сделать с ним такой проект. Идея написать популярную книгу на столь непростую тему меня очень вдохновила. Мы встретились с Адольфом Соломоновичем, пообщались, поняли, что одинаково видим будущую книгу, и записали порядка 15 интервью, которые и легли в основу текста. Не скрою, я была совершенно очарована – сначала Адольфом Соломоновичем, его личностью, а когда «втянулась», и самой темой.

— Что Вы знали об иудаизме до прихода в синагогу к главному раввину России?

— Помимо каких-то реалий еврейских традиций, которые на слуху даже у непосвящённого человека, практически ничего не знала. Но я понимала, что в данном случае в моём незнании есть безусловный плюс, поскольку любопытство и интерес провоцировали на углубленный поиск и работу с источниками. Наши интервью, плюс масса литературы по «еврейскому вопросу», сделали своё дело – книга получилась такой, как мы хотели – серьёзной, но не академической, достаточно легкой, но не легковесной.

Наш расчёт и был на привлечение внимания неискушенной публики, и я рада, что многие, прочитав «Беседы с раввином», заинтересовались и потом сами начали искать какие-то материалы, задавали мне конкретные вопросы. Даже знакомые из еврейской среды сокрушались: «Надо же, я еврей, а так мало знаю. Какой позор, но как же интересно!»

— Сколько времени заняла работа над книгой «Еврейский вопрос»?

— Около двух лет. Процесс оказался трудоёмким. Сначала были интервью, а потом долгая и кропотливая работа над текстом. Когда был готов окончательный вариант, мы долго правили и выверяли его. Большое спасибо помощнице Адольфа Соломоновича Елене Беренсон – она очень помогла в работе над книгой.

— Такую книжку хорошо бы иметь в доме, где дети подрастают… Как и книжки о других религиях и конфессиях…

— Согласна с вами, мне кажется, хорошо, когда в доме есть книги о различных конфессиях, и дети, да и сами взрослые, могут узнать и разобраться в том, что такое иудаизм, христианство, ислам, различные религиозные течения и направления. И это не только вопрос вероисповедания, это нормальная потребность современного человека в расширении кругозора. В нашей книге при всей её информативной плотности нет догматического перегруза. Наоборот, в ней нашлось место и еврейским анекдотам, и притчам, и историям из жизни.

Адольф Шаевич

— Как вы думаете, почему личность Вашего собеседника мало известна обычным россиянам? Если мы подойдем к людям на улице и спросим, кто такой Адольф Шаевич, или, как зовут главного раввина России, вряд ли получим вразумительные ответы. Зато все нам ответят, кто в России патриарх…

— Ну, это понятно. Чтобы не знать, кто сегодня в России патриарх, надо вести специфический образ жизни…А имя раввина Шаевича известно, причём не только среди евреев, и пользуется большим авторитетом. Насколько я понимаю, пиар, как таковой, Адольфу Соломоновичу не нужен, он чрезвычайно скромный человек. Однако глава общины – фигура публичная. Ему приходится решать массу проблем, причём не только духовных, но и вполне себе житейских. Из-за этого приходится выдерживать какой-то баланс между собственными желаниями и нуждами общины.

К тому же проблемы обострились, когда в силу сложившейся интриги раввина Шаевича перестали приглашать в Кремль, автоматически вычеркнули из многих официальных списков и организаций. Сейчас же, по сути, два главных раввина (эта отдельная история, в книге ей посвящена целая глава). Сам Адольф Соломонович, комментируя раскол, признался, что «…я сразу сказал, что бодаться ни за что я не собираюсь, само звание мне до лампочки, главный — не главный — мне всё равно, главное, что кислород не перекрыли и синагогу не трогали».

Для многих верующих, особенно пожилых людей, синагога – практически единственное место, куда они могут прийти, пообщаться, получить помощь и поддержку. Я видела, как там заботятся о пенсионерах, ветеранах — при мне в канун Пейсаха женщина звонила пожилым людям и договаривалась о доставке праздничных подарков. Она с ними разговаривала, как с родственниками: терпеливо, доброжелательно – кому привезти, куда, в какое время. Это производило впечатление – а ведь это элементарная забота о пожилых людях, которую они так заслуживают.

— Извините, Вы сами, какой веры?

— Наверное, пока я колеблющийся агностик.

— Если Вы задумали сделать серию бесед с представителями основных конфессий, то почему бы не сделать ещё и книгу бесед с каким-нибудь знаменитым атеистом? С тем же Владимиром Познером?

— Действительно, почему бы нет. Когда у человека есть система взглядов, даже если это система взглядов атеиста, это всегда интересно. Адольф Соломонович сожалел, что в своё время не удалось поговорить о вопросах веры со знаменитым российским ученым, академиком Гинзбургом. Тот был человеком науки, убеждённым атеистом, но его хотелось слушать, и с ним интересно было спорить.

В Советском Союзе была выпущена марка в честь создания Еврейской АО

— Этери, скажите, по Вашему мнению, в чем суть еврейского вопроса? Я понимаю, что на эту тему можно десятки книг и исследований написать… Ну а если сформулировать в нескольких предложениях?

— Суть еврейского вопроса в том, что в той или иной форме он до сих пор существует. Вот вам свежий пример. Обычно книжные новинки автоматически выставляются на видное место. «Еврейский вопрос» с самого начала в магазинах стоял задвинутым на двенадцатой полке, в глубине, третий слева… Вот вам и вся суть!

Я искренне надеюсь, что чудовищные антисемитские шаблоны советского разлива скоро просто изживут себя. Конечно, само собой это не произойдет, очень много зависит от людей. Но мне кажется в XXI веке национальная нетерпимость — это такой же ужас, как желание вытереть руки о занавеску. Да, непросто жить в мире и согласии порой даже в собственной семье, но ведь всегда есть выбор – превращаться в бездумное агрессивное существо, вечно готовое к скандалу и драке, или читать, общаться, стремиться понимать, принимать и уважать друг друга.

— А как встретила вашу книжку критика?

— Тепло. Мы опасались, что будет много критики изнутри, ведь у тех, кто владеет темой, часто больше вопросов, чем у людей извне. В любом случае не было такого, чтобы на «Еврейский вопрос» кто-то обрушился карающим мечом. Были какие-то замечания по сути текста, но очень дельные и полезные.

— Сколько евреев сейчас живёт в России и вообще в мире?

— Последняя перепись населения показала, что у нас около трехсот тысяч евреев. Но эта перепись проводилась по телефону, и каждый мог записаться, кем хотел. Документов никто не требовал. По оценкам официальной еврейской организации «Сохнут» и благотворительной организации «Джойнт», в России сегодня проживает порядка восьмисот тысяч галахических евреев и около миллиона полукровок. Поскольку эти организации занимаются вопросами благотворительности и репатриации, у них ведется довольно основательный учёт, и этим сведениям можно доверять.

На сегодняшний день в целом в мире живёт почти 14 миллионов евреев. Большая часть еврейского населения сосредоточена в Израиле, около 6 миллионов. Примерно столько же в Америке. Около полутора миллионов евреев проживают на территории Франции, Канады, России, Великобритании. Довольно много евреев в Аргентине, около двухсот тысяч.

— Скажите, сейчас продолжается сильный отток евреев из России?

— Главный раввин считает, что нет. Многие даже возвращаются. В первую и вторую волны эмиграции вариантов не было, а сейчас нет никаких проблем: купил билет, съездил, посмотрел, как люди живут, и сам решаешь – оставаться или нет.

В мире живёт почти 14 миллионов евреев

— Насколько современно мыслит еврейская община и её многолетний лидер?

— Я бы сказала, что Адольф Соломонович – душа и сердце общины. К нему люди тянутся, относятся просто потрясающее. И это понятно, в нём нет ни капли официоза, он совершенно нормальный открытый человек. Любит хоккей, футбол. Чувством юмора обладает замечательным. Я поначалу думала, что, наверное, не все темы можно свободно обсуждать с раввином. Но он спокойно говорит даже о том, что для него неприемлемо. Например, его мнение о дарвиновской теории: «…помимо верующих людей есть и весь остальной мир, в том числе мир науки, в котором предпринимаются свои попытки объяснить происхождение жизни и появление человека. Я отношусь к этому вполне лояльно. Раз такое количество людей принимают теорию Дарвина, с этим, безусловно, надо считаться»… Понимаете, когда слышишь такую позицию, становится очевидным, что толерантность, это залог внутренней свободы.

— Этери, что ещё в ваших писательских планах?

— Киносценарий, пьеса, роман, документальные фильмы. И, надеюсь, продолжение серии бесед с представителями разных конфессий.

 

  • Hermann

    Изначально неправильный подход: писать о проблеме со слов представителя одной стороны. Я бы сказал, что такой подход даже вреден для решения проблемы: ничего кроме роста неприятия у носителей антисемитских взглядов он не прибавит.