9 мая 2011

Татьяна ПИЛИПЕНКО: «Нужно самим выходить на улицу»

Максим КУЛАЕВ

В Санкт-Петербурге сегодня насчитывается около 40 частных общежитий, жильцам которых угрожает выселение. Проблема уходит своими корнями во времена СССР. Тогда, в 80-е годы, был построен ряд зданий, в которые заселяли молодых строителей с их семьями. Разумеется, тогда и предприятия, на которых работали жители общежитий, и сами эти общежития были собственностью государства. Однако в первой половине 90-х строительные тресты вместе с ведомственными общежитиями были приватизированы. Теперь жильцы стоят перед выбором: либо выкупать свои квартиры по рыночным ценам, либо заключать договор коммерческого найма (что по карману далеко не всем), либо идти жить на улицу. Для противостояния произволу бизнеса и бюрократии в Петербурге было создано движение жильцов общежитий. О его проблемах и перспективах с активистами движения и Центра взаимопомощи рабочих мы побеседовали с Татьяной Пилипенко и Андреем Игнатьевым.

— Татьяна, конфликт между жильцами общежитий и частными собственниками этих общежитий зародился достаточно давно. Но инициативные группы стали возникать не сразу после незаконной приватизации. Когда жильцы общежитий впервые стали выходить на улицу?

—  За всех жильцов общежитий я не могу отвечать, отвечу только по поводу нашего дома. Все его жители были заселены в конце 1991 — в начале 1992 года, имеют постоянную регистрацию по этому адресу и до заселения отработали на стройках и в строительных организациях Ленинграда более 10 лет. Когда в 2008 году было принято решение суда о выселении одной из жительниц общежитий Людмилы Портянкиной, стало ясно, что нужно самим выходить на улицу и не ждать справедливого решения от администрации и судов. В противном случае мы все окажемся на улице, как Портянкина, которая месяц в декабре прожила в коридоре. Первые пикеты были в сентябре 2008 года.

— Инициативные группы различных общежитий в той или иной степени взаимодействуют между собой. Как удаётся объединить эти разрозненные группы?

— Было несколько попыток объединения. Я не была участницей первых объединений, поэтому скажу лишь о нынешнем. В него входят несколько общежитий и наш дом. Может, это и не много, но те, кто объединяется, понимают, что только борьба и совместные усилия могут заставить власти решать нашу проблему.

— Почему не все жильцы общежитий активно участвуют в движении?

— Некоторые еще надеются на доброго дядю, который решит эту проблему в пользу жильцов. Многие безразличны к своей судьбе, считают, что любые противодействия властям бесполезны, не верят в свои силы.

— Не так давно Матвиенко заявила, что никому не грозит выселение. Так ли это?

—  Нет, не так. Нам грозит выселение через суд. Существующие законы нас не защищают. Мы оказались вне закона. Нам не повезло вселиться в этот дом в переходный период. Власти говорят об индивидуальном подходе к проблеме каждого из жильцов. По поводу такого подхода могу сказать, что это только давление и унижения: берите шесть квадратных метров и ничего другого не дождётесь.

— Жильцы общежитий в последние месяцы участвуют в деятельности Центра взаимопомощи рабочих. Как Вы оцениваете опыт взаимодействия с другими протестными организациями и движениями города?

— Поддерживая друг друга в борьбе, мы находим сторонников, единомышленников и становимся сильнее и увереннее. Верю, что только в единстве наша сила, а правда за нами.

— Каковы перспективы движения жильцов общежитий?

— Движение будет организовываться и объединяться. И не только в нашем городе.

— Андрей, ты ездил на Всемирный социальный форум в Дакаре как представитель движения жильцов общежитий. Насколько позитивным был твой опыт участия? Может ли всемирный форум принести пользу нашим локальным инициативам?

— На секции Международного альянса жильцов обсуждались проблемы разных протестных движений из множества стран. Кто-то борется против выселения людей, кто-то за возможность самостоятельно управлять своим «локальным сообществом», кто-то добивается строительства нормальной инфраструктуры в своих районах. Конечно, опыт исключительно положительный. Речи участ­ни­ков, воз­мож­но, были не очень ин­фор­ма­тив­ны и со­дер­жа­ли в ос­нов­ном сведения, ко­то­рые до­ступ­ны на сайте Аль­ян­са. Зато на­строй, общая ат­мо­сфе­ра, де­мо­кра­тич­ность сек­ции – всё это очень во­оду­шев­ля­ет. С этой точки зре­ния хотя бы один раз по­бывать на Со­ци­аль­ный форум стоит лю­бому со­ци­аль­ному ак­ти­ви­сту.Опыт действительно бесценный.

Проблемы наших общажников выглядят достаточно остро на фоне остальных движений, поэтому вполне могли бы найти отклик и солидарность в международном масштабе. Для этого нужен постоянный контакт с координаторами Альянса, то есть то, чего по ряду причин в Санкт-Петербурге нет. Что касается эффективности международной помощи, сама по себе она мало действенна: нашим чиновникам всё — божья роса. Однако я придерживаюсь мнения, что чем больше акций, митингов, обращений в суд, писем солидарности будет направлено на решение этой проблемы, тем лучше. И даже простое письмо от Международного альянса жильцов в администрацию города или собственнику дома может помочь.

Андрей, стал­ки­ва­ют­ся ли люди в других странах с такими же проблемами, что и жильцы общежитий в Петербурге?

— В основном на секции Альянса жильцов речь и шла о выселениях. Такие проблемы повсюду: от Зимбабве, где сносятся целые районы трущоб, до Орегона или Детройта в США, где банки выселяют за неуплату людей, проживших в своих домах по 20-30 лет. Вряд ли где-то есть конфликт интересов с такой же спецификой, как в питерских общежитиях, но суть-то от этого не меняется. У нас люди получили жильё от советского государства и вряд ли думали, что через считанные годы их вместе с домами купят какие-то дельцы. А в Штатах люди покупали себе дома под грабительскую ипотеку, веря, что «чёткие правила игры» на рынке будут соблюдены, и за их деньги они получат жильё в собственность. Везде одно и то же.

— Каким может быть решение проблемы у нас?

—  Здесь есть разные варианты, но все они сводятся к принятию определённого политического решения. Совершенно ясно, что в существующей экономике собственник плевал и будет плевать дальше как на мнение жильцов, так и на всевозможные решения судов. Изменить их позицию может только давление со стороны властей, но с этим ещё сложнее. Я, к сожалению, не вникал, насколько плотно вписаны данные конкретные собственники в общую структуру взаимодействия власти и бизнеса в городе, но то, что строительный и девелоперский бизнес у нас крепко дружит с городской администрацией, — ни для кого не секрет. Поэтому требование к властям принять меры против собственника необходимо ведут к более широким вопросам частной собственности на жильё вообще.

Поэтому в этом направлении я не вижу перспектив в рамках одного лишь движения общажников. Для них выходом было бы скорее требование предоставления другого жилья по социальной норме, прописанной в городском законодательстве. К сожалению, власти отказываются обсуждать и этот вариант.

— После плохо организованного Европейского социального форума в Стамбуле вновь стали говорить о том, что форумы как организационная форма себя исчерпали. Каково твоё мнение?

—  Несмотря на то, что у всемирного форума есть свой международный комитет, программа и прочее, надо все-таки понимать, что это не съезд КПСС. Со всего мира собираются люди, много людей, в основном стихийные анархисты, часто новички в своих движениях, для того чтобы представить свою организацию, реже — обсудить общие вопросы с другими сходными организациями, как в случае с Альянсом жильцов. Если иметь в виду этот момент, то сама организация всемирного форума в Дакаре была вполне на уровне. Другое дело, что многие использовали Форум в буквальном смысле как ярмарку для продажи бус, тканей и прочих национальных сувениров. Возможно, это специфика Африки, возможно, действительно признак вырождения форумов. Не берусь судить, потому что для этого нужно было бы побывать хотя бы на четверти всех собраний и семинаров, а это физически невозможно.