9 сентября 2016

Жан БОДРИЙЯР: «Секс как модель принимает форму индивидуального предприятия»

Жан Бодрийяр (7 июля 1929, Реймс, Франция — 6 марта 2007, Париж, Франция)

Жан Бодрийяр (7 июля 1929, Реймс, Франция — 6 марта 2007, Париж, Франция)

— Мы — культура преждевременной эякуляции. Всё больше и больше соблазн, обольщение в любых своих аспектах, этот в высшей степени ритуализованный процесс, заглушается натурализованным сексуальным императивом, уступает место непосредственной и императивной реализации желания. Наш центр тяжести действительно сместился к либидинальной экономике, которая оставляет место лишь натурализации желания, обречённого либо влечению, либо машинному функционированию, но в первую очередь воображаемому с его определяющими константами вытеснения и освобождения.

Секс как модель принимает форму индивидуального предприятия, опирающегося на ресурсы естественной  энергии: каждому его желание, и пусть победит лучший (в наслаждении). Это не что иное, как форма капитала, потому-то сексуальность, желание и наслаждение — подчинённые формы. Появившись не так уж давно на горизонте западной культуры в качестве системы отсчёта, они показали себя упадочными, остаточными ценностями, идеалом низших классов (буржуазии, потом мелкой буржуазии) на фоне аристократических ценностей крови и рождения…

Теперь не говорят уже: «У тебя есть душа, её надлежит спасти», но:

«У тебя есть пол, ты должен найти ему хорошее применение»,

«У тебя есть бессознательное, надобно, чтобы “оно” заговорило»,

«У тебя есть тело, им следует наслаждаться»,

«У тебя есть либидо, нужно его потратить» и т. д.

Это требование ликвидности, поточности, ускоренной обращаемости психического, сексуального и телесного — точная реплика закона, управляющего товарной стоимостью: капитал должен находиться в обращении, никаких фиксированных пунктов, цепочка инвестиций и реинвестиций не должна прерываться, стоимость должна иррадиировать непрестанно — такова сегодняшняя форма реализации стоимости, сексуальность же, сексуальная модель, есть способ её проявления на уровне тел.

Требование ликвидности, поточности, ускоренной обращаемости психического, сексуального и телесного — точная реплика закона, управляющего товарной стоимостью: капитал должен находиться в обращении, никаких фиксированных пунктов, цепочка инвестиций и реинвестиций не должна прерываться.

Секс как модель принимает форму индивидуального предприятия, опирающегося на ресурсы естественной  энергии: каждому его желание, и пусть победит лучший (в наслаждении). Это не что иное, как форма капитала, потому-то сексуальность, желание и наслаждение — подчинённые формы. Появившись не так уж давно на горизонте западной культуры в качестве системы отсчёта, они показали себя упадочными, остаточными ценностями, идеалом низших классов (буржуазии, потом мелкой буржуазии) на фоне аристократических ценностей крови и рождения, вызова и обольщения или на фоне ценностей коллективных, религиозных и жертвенных.

Впрочем, у тела — тела, с которым мы неустанно себя соотносим, — нет иной реальности, кроме реальности сексуальной и производственной модели. Одним и тем же движением капитал порождает энергетическое тело рабочей силы и то инстинктное тело, которое сегодня мы воображаем оплотом желания и бессознательного, психической энергии и влечения, пронизанное первичными процессами, — само тело превратилось в первичный процесс и тем самым в антитело, последнюю координатную систему для революции. Оба порождаются одновременно в пространстве вытеснения, их видимый антагонизм не более чем эффект удвоения. Раскрывать в тайне тел какую-то там «развязанную» либидинальную энергию, противостоящую будто бы связанной энергии производительных тел, раскрывать в желании инстинктную и фантазматическую истину тела только и означает, что извлекать на поверхность всё ту же психическую метафору капитала.

И сексуальная юрисдикция предстает идеальным средством в плане фантастической пролонгации юрисдикции частной собственности каждому назначить распоряжение кой-каким капитальцем: капиталом психическим, капиталом либидинальным, капиталом сексуальным…

Вот вам желание, вот вам бессознательное: шлаковый отвал политической экономии, психическая метафора капитала. И сексуальная юрисдикция предстает идеальным средством в плане фантастической пролонгации юрисдикции частной собственности каждому назначить распоряжение кой-каким капитальцем: капиталом психическим, капиталом либидинальным, капиталом сексуальным, капиталом бессознательным, за который каждому надлежит отвечать перед самим собой, под знаком своего собственного освобождения.

Жан БОДРИЙЯР. Соблазн / De la séduction (1979)

Читайте также:

Жан БОДРИЙЯР: «А существовала ли вообще когда-либо фаллократия?»

Жан БОДРИЙЯР. Заговор искусства

Жан БОДРИЙЯР: «Экономический расчёт — это расчёт нищих»

Жан БОДРИЙЯР: «Человеческие существа бесконечно воспроизводят себя в виде отбросов»

Жан БОДРИЙЯР: «Покупки в кредит сходны с мифоманией»

Жан БОДРИЙЯР: «Молчание массы подобно молчанию животных»

Жан БОДРИЙЯР: «Безразличие масс предвещает крах власти»

Жан БОДРИЙЯР: «Все вещи притворяются женщинами»

Жан БОДРИЙЯР: «Информационный четвёртый мир — убежище всех изгоев»