28 мая 2016

Алексей БОРОВОЙ: «В синдикализме рабочий — творец»

Алексей Боровой (1875-1935)

Алексей Боровой (1875-1935)

— Синдикализм есть процесс непрестанного раскрытия пролетар­ского самосознания. Не навязывая примыкающим к нему неизмен­ных лозунгов, он оставляет им такое же широкое поле для сво­бодного положительного творчества, как и для свободной разрушительной критики. Он не знает тех непререкаемых «verba magistri» (слова учителя — прим. ред. SN), которыми клянутся хотя бы пролетарские политические партии. В последних — партийный катехизис, заранее отвечающий на все мо­гущие возникнуть у правоверного вопросы, в синдикализме бьётся буйная радость жизни, готовая во всеоружии встретить любой вопрос, но не заковывающая себя в неуклюжие догматические доспехи. В политической партии пролетарий — исполнитель, связанный партийными условностями, расчётами, интригами; в синдикализме он — творец, у которого никто не оспорит его воли.

Самый уязвимый пункт «ортодоксального» марксизма — вопию­щее противоречие между «революционностью» его «конечной це­ли» и мирным, реформистским характером его «движения», между суровым требованием непримиримой «классовой борьбы» и практическим подчинением ей парламентской политике партии.

В политической партии пролетарий — исполнитель, связанный партийными условностями, расчётами, интригами; в синдикализме он — творец, у которого никто не оспорит его воли.

В синдикализме нет и не может быть этого мучительного, опорочивающего основной смысл движения — раскола. В синди­кализме всё преломляется в самой пролетарской среде — среди произ­водителей; движение и цель — слиты воедино, ибо они одной природы; «движение» также революционно, как и «цель». Цель — разрушение современного классового общества, с его системой наёмного труда, средства — диктуются духом классовой нетерпимости ко всем формам государственно-капиталистического паразитизма. Так, конеч­ная цель синдикализма является действенным лозунгом и каждого отдельного момента в его движении.

Будущее в глазах синдикализма — продукт творчества, сложного, не поддающегося учёту, процесса, модифицируемого разно­образными привходящими факторами, иногда радикально меняю­щими среду, в которой протекает самое творчество. Знать это бу­дущее, как знают его правоверные усвоители партийных манифе­стов, невозможно. Под реалистической, якобы, оболочкой партий­ной и парламентской мудрости реформизма, кроется, наоборот, самый беспредельный утопизм, вера в возможность путём сло­весных убеждений и частичных экспериментов — опрокинуть слож­ную, глубоко вросшую и в нашу психику, систему.

Алексей Боровой. Социальная философия революционного синдикализма

Читайте также:

Юбер ЛАГАРДЕЛЬ. Интеллигенция и синдикализм