3 апреля 2015

Луи-Фердинанд СЕЛИН: «Коммунизм — худшая форма эксплуатации!»

Для понимания мировоззрения Луи-Фердинанда Селина необходимо прочесть его памфлет «Безделушки для погрома», в котором он описал свои впечатления от посещения СССР и дал волю своим антисемитским чувствам. Похоже, Селин, при всей своей интуиции, недалеко ушёл от черносотенцев, которые видели в   коммунизме «заговор евреев против русского народа». Селин восхищается Ленинградом, а точнее — Петербургом, построенным в царские времена, но от советской действительности его тошнит. На улицах от видит лишь монстров и уродов… Впрочем, читайте самого Селина, а точнее выдержки из его скандального памфлета… 

Редакция «Нового смысла»

celine6В Ленинграде крупная венерологическая клиника находится в рабочих кварталах города, недалеко от порта… Она представляет собой некий странный конгломерат строений, перекошенных, абсолютно никак между собой не соотносящихся, напоминающих, скорее, грязные забегаловки, с рытвинами и полуразвалившимися, прогнившими казармами вокруг. Ни одно из учреждений социального обеспечения у нас во Франции не может идти ни в какое сравнение с этим унылым, отталкивающим и пришедшим в полный упадок заведением.

<…>

Я видел множество больниц, причём везде, и в городах, и в деревнях… плохих, очень плохих, превосходных, примитивно оборудованных, но такого, чтобы в больнице отсутствовало самое элементарное, самое необходимое для её мало-мальски нормального функционирования, такого я больше не видел нигде. Это просто не укладывается в голове… Полуразвалившееся здание больницы представляет собой нечто вроде бутафорского украшения Потемкина… тот же иллюзионизм… чистая видимость, фикция…

И всё это, обратите внимание, после двадцати лет истошных воплей, яростных обличений отсталой капиталистической системы… гимнов неслыханному социальному прогрессу… возрождению могущественного СССР! даровавшего счастье! свободу! власть «трудовому народу»!.. не говоря уже об обилии безумных планов, которые с каждым годом становятся всё более грандиозными и умопомрачительными… Гремучая смесь иудейской и монгольской трескотни…

Конечно, у больных там были простыни, одеяла и даже матрасы, но сколько кругом было грязи!… Бог мой! всё рваное! какой-то гигантский заброшенный сортир… ничего ужаснее я в жизни не видел… грязное вонючее скопление!.. истощённых до предела дистрофиков… прикованных к постели, корчащихся от страха и ненависти стукачей, заскорузлых азиатов… а рожи, одна страшней другой, я имею в виду, прежде всего, выражение лиц этих больных… гримасы, запечатлевшиеся на этих лицах, отражали состояние их душ, в то время как поразивший их снаружи или изнутри недуг вызывал во мне не столько отвращение, сколько профессиональный интерес. Хотя, конечно, подобная гремучая смесь… зрелище не для слабонервных!.. Толпа гноящихся озлобленных уродов!.. представляете картину! Настоящая помойная яма!.. А сколько во всём этом безысходной тоски!

<…>

Практически все русские государственные учреждения являются жертвами всё тех же смехотворных бредней о всеобщем равенстве, которое проецируется на людей, продукты питания, «денежные средства»… Практически всё, за исключением театров, полиции, армии, партии и пропагандистской машины… они вынуждены влачить жалкое существование, довольствуясь 1/10 нормального бюджета (под нормальным я имею в виду тоже нечто весьма и весьма скромное и «относительное»).

Но не спешите с выводами, наберитесь чуточку терпения! Очень скоро мы будем завидовать русским!.. Мы станем такими же, как они! И даже ещё гораздо хуже! Это кажется невероятным! опуститься ниже, чем русские!.. Мы приобретем их болезнь! русскую болезнь! мы уже заражены! Скоро нас будут подбирать на улицах.

<…>

Прежде чем рассказать вам о том, как прекрасен Ленинград, необходимо внести некоторую ясность… Это не они его построили… эти сталинские «гепеушники»… Они даже не в состоянии его как следует содержать… Это выше их коммунистических сил… Все улицы обрушились, фасады домов осыпаются… Это ужасно… А ведь в своём роде это один из самых прекрасных городов мира… наподобие Вены… Стокгольма… Амстердама… поверьте мне. Чтобы составить представление о его красоте… Вообразите себе на минуту… Елисейские Поля… но в четыре раза шире и все затопленные бледной водой… это Нева… Она простирается вдаль… туда, к мертвенно-бледной шири… к небу… морю… ещё дальше… к своему устью в самом конце… в бесконечность, откуда навстречу нам поднимается море… Море!.. оно охватывает весь город!.. полупрозрачное… фантастическое, напряжённое… как ладонь могучей руки… на его берегу… раскинулся город… дворцы… еще дворцы… Жёсткие прямоугольники… купола… мрамор… величественный правильный орнамент… вдоль бледной воды.. Слева небольшой чёрный канал… напротив позолоченного колосса Адмиралтейства… увенчанного какой-то переливающейся на солнце золотой фигурой… Какая огромная труба! растущая прямо из стены… Сколько тут величия!.. Что это? Сказочный великан? Театр для циклопов?.. Сотня эшелонов, гружённых грандиозными декорациями… устремляются к морю… А вдоль набережных откуда-то из-за кулис дует едва заметный навевающий лёгкую грусть бриз… он скользит по воде, всхлипывает и дразнит вас… зимний бриз среди лета…

<…>

Десятки проспектов… пронизывают город, пересекаются… открывая всё новые и новые перспективы… расширяя пространство… наполняя его воздухом… Кажется, город почти не касается земли, он летит, простирается к облакам… Он весь в полете…

Сказочные проспекты… созданные для парадов и сражений… способные пропустить через себя сотни эскадронов… Невский!.. Какие выдающиеся личности! С величественной осанкой… они должны были быть исполнены грандиозных замыслов… Пётр… Император степей и моря!.. Город в величину неба!.. Бездонное зеркало ледяного неба…

Дома оседают… Старые гигантские морщинистые полуразвалившиеся осыпающиеся тени великого прошлого… в них полно крыс…

А эта заполняющая улицы безумная орда… покрывающая тротуары какой-то отвратительной слизью… всё время куда-то стремится… скользит вдоль витрин… это гнусное, огромное, липкое, рыгающее и урчащее скопление нищих… обитателей помоек… на которых вы повсюду наталкиваетесь… Огромный язык Азии.

Смрад, которых поднимается ото всех стоков… каналов, подъездов, ларьков.

<…>

Ах! Подумать только… все не так уж и плохо… детские страхи!.. Посмотрите сами! Эти «вооруженные до зубов»… большевики… разрушили далеко не всё!.. Кое-что они оставили!.. не всё сравняли с землей!.. Ах! Вы не верите!.. О! Просите уточнить!.. Ну так посмотрите на их театры!.. как они великолепно содержатся!.. с какой любовью! Гораздо лучше, чем их музеи! Которые напоминают склад бракованных непригодных к употреблению товаров… Но театры! Их надо видеть!.. Это что-то необыкновенное!.. удивительное! Особенно интерьеры! Сами здания снаружи… чем-то напоминают колоссальные казармы, по-немецки тяжеловесные… но интерьеры! залы! Какие дорогие украшения! Какой размах! Как называется самый прекрасный театр в мире? Конечно, Мариинский! тут и говорить не о чем! Равных ему нет! Только ради него стоило проделать это путешествие…

<…>

Мне бы хотелось рассказать вам… сколько здесь чудесных проспектов… передать вам в силу своих жалких способностей всё величие этих царственных зданий… всё великолепие и нелепость местного «барокко», грандиозных дворцов… на берегу моря… удивительную гармонию скульптурных ансамблей. А эта Площадь у Зимнего Дворца… Настоящий велодром для слонов… на ней могут запросто потеряться два полка солдат!.. А окружает её настоящий распластанный по земле небоскрёб, небрежно брошенный, подобно вееру… пронизанный тысячами дырочек, окошечек и узких проходов… Царская канцелярия.

<…>

Я с наслаждением рассказываю вам о Мариинском… Я буквально вижу, как вы туда заходите… подозрительно оглядываетесь по сторонам… Подождите!.. Минутку!..

В царской ложе сидят местные партийные боссы… Рабочие в выходных костюмах сидят на галерке. А в первом ряду — евреи в очках… среди них есть несколько заросших пышной шевелюрой… «а-ля Бакунин»… Ветераны революции. Настоящий паноптикум. Фарс!.. Это похоже на издевательство!..

На балконах толпятся колхозники… инженеры… чиновники… и наконец стахановцы… самые шумные, болтливые и фанатичные сторонники режима… их очень много, это горячечные… одержимые… эксгибиционисты… кажется, остальные присутствующие в зале зрители их не очень-то жалуют… Весь партер, все балконы переполнены… то тут, то там мелькают носатые студенты в белых кепках с красными лентами.. типичные французские жидки… чувствуется преемственность политических идей…

<…>

Улицы Ленинграда производят гнетущее впечатление, люди забиты… запуганы… я заметил это… нищие лавки… Сколько грязных жалких забегаловок… полуразвалившихся… с изношенным до деревянных перекрытий паркетом… старые прилавки из массивного дерева… помпезные… лоснящиеся, сделанные ещё до войны… со следами былого изобилия… каменные шкафы с полками… украшенные букетиками и волнами лент… Пошлые, заплесневевшие имитации парижского шика 1900..

Чем они торгуют?.. Кучей отбросов… настолько отвратительных, что невозможно себе представить, что их можно было бы продать ещё где-нибудь, кроме России… Какой-то жуткий склад вторсырья… никому больше не нужный хлам из старых галантерейных деревенских лавок… всё это можно было найти во Франции в 1910 году, во времена «маневров»… Я помню… Тогда это было «последним криком».. Вот этими жалкими обносками, этим найденным на помойке старьём и торгуют в советских чудовищно огромных кооперативах… Даже в Монровии, в Либерии я не видел ничего подобного, поверьте мне, это вне конкуренции.. Это не сравнимо ни с чем!..

<…>

Когда я называю советские товары «жалкими отбросами», я ничего не преувеличиваю… Я обошёл все их магазины на больших улицах… Такого дерьма, каким они торгуют, я ещё нигде не видел… Воистину нужно быть гением, чтобы суметь здесь одеться… Их ткань — это настоящая пакля, даже нитки не держатся.. И за это надо платить! Обратите внимание!.. Нужен целый воз денег, чтобы сделать самое обычное приобретение… несколько хлопчатобумажных отрезов!.. надо признать, что коммунизм — это самая безжалостная, дьявольская форма эксплуатации простого народа!.. Коммунисты готовы выпить из народа всю кровь, вытянуть из него все жилы!.. Это худшая форма эксплуатации!..

Я говорю «дьявольская», потому что у них, в отличие от других, есть ещё их суперсволочные идеи. Они постоянно морят свой народ… свой «господствующий класс» всей этой ужасающей нищетой и делают это обдуманно и цинично… Здесь всё просчитано. Они прекрасно понимают, что делают! Заставить людей не думать, голодать, они готовы уничтожить, стереть с лица земли свой «любимый» народ!.. издеваться над ним! Не оставить на его теле ни одного живого места! Накачать его тоской до такой степени, чтобы он захлебнулся ею!.. переломать ему все кости, зажать в кулаке и превратить в тряпку, о которую может вытирать ноги каждый, кто захочет…

Оргазм евреев, плоды горячечной фантазии чернокожих ублюдков, смешать нас всех с дерьмом, запугать, унизить, растоптать, сделать более жалкими и трусливыми, чем эти отвратительные жабы из гетто. А потом, вдоволь поизмывавшись над нами, выпить из нас всю кровь и выбросить в отхожее место… Таков наш счастливый удел!

Со жратвой в Ленинграде дело обстоят еще хуже, чем с одеждой, если это вообще возможно… Их мясные магазины, почти все в подвалах, ниже уровня мостовой, под землёй, какие-то гроты под зданиями… и очень вонючие… Кругом толпятся люди… они ждут своей очереди… огромная «очередь» за плотным занавесом из мух… голубоватым… волнующимся… испускающим легкое жужжание… Очередь жужжит вместе с мухами… отбивается от сонма мух… тонет среди мух…

1937 год

Напоминаем, что 3 апреля в 19:00 книжный магазин «МЫ» (конференц-зал, 3 этаж проекта BIBLIOTEKA, Невский, 20) приглашает на лекцию: «Луи-Фердинанд Селин и его антропологический пессимизм».

Читайте также:

Луи-Фердинанд СЕЛИН. Отдавая дань Золя

Луи-Фердинанд СЕЛИН. Mea culpa (Моя вина — лат.)

Луи-Фердинанд СЕЛИН. Защитительная записка, 1946

Луи-Фердинанд СЕЛИН: «Забавляться со своей смертью и самому ее приближать — таков Человек»

Дмитрий ЖВАНИЯ. Селин — не фашист

Лев ТРОЦКИЙ: «Селин, конечно же, моралист»

Сергей ВАРАВА. ФРАНЦИЯ: левые защищают фашиста