4 ноября 2013

Хосе Антонио Примо де РИВЕРА: «Труд — лучший знак человеческого достоинства»

Что такое «третий путь»? Ответить на этот вопрос непросто. Любое короткое определение будет недостаточно полным. Немарксистский социализм? Но сюда относится и обычный анархизм… Идеология «третьего пути» отстаивает принципы социальной справедливости, воспевает человека активного, деятельного, рискового, производящего и трудолюбивого, она отрицает ростовщический капитализм и алчный эгоизм буржуазии, настаивает на любви к Родине и её сакральным традициям, указывает на государство как на орудие созидания и одновременно — перманентной революции. Одним из проявлений идеологии «третьего пути» является идеология испанской Фаланги. После смерти Хосе Антонио Примо де Риверы идеи Фаланги были извращены и выхолощены консерватором Франсиско Франко. Предлагаем ознакомиться с изначальными принципами Фаланги, сформулированными Хосе Антонио.

Редакция «Нового смысла»

Хосе Антонио Примо де Ривера: "Фаланга, воинский строй — это союз, братское содружество смелых, любовь"

Хосе Антонио Примо де Ривера: «Фаланга, воинский строй — это союз, братское содружество смелых, любовь»

ИСХОДНЫЕ ПРИНЦИПЫ

I. Испания

Испанская Фаланга непоколебимо верит в Испанию. Испания — это не территория и не скопище мужчин и женщин. Испания — это, прежде всего, единство судьбы, историческая реальность, сущность, истинная сама по себе, которая умела выполнять мировые миссии и ещё будет их выполнять.

***

Таким образом, Испания существует:

— Как нечто отличное от каждой из отдельных личностей, классов и групп, которые она объединяет.

— Как нечто высшее, нежели каждая из этих личностей, классов и групп, и в то же время совокупность их всех.

***

Следовательно, Испания, которая существует как особая и высшая реальность, должна иметь свои собственные цели.

Эти цели:

1. Сохранение единства страны.

2. Возрождение её внутренней жизнеспособности.

3. Участие с решающим голосом в духовных свершениях мира.

II. Силы, разобщающие Испанию

На пути к достижению этих целей Испания сталкивается с большими препятствиями. Ее разделяют:

1. Местные сепаратисты.

2. Борьба между политическими партиями.

3. Классовая борьба.

Сепаратизм игнорирует реальность Испании и забывает о ней. Он не признаёт, что Испания это, прежде всего, великое единство судьбы.

Сепаратисты аргументируют тем, что они говорят на особом языке, имеют особые расовые черты и тем, что их регион отличается особым климатом или имеет особый топографический облик.

Но — и это надо постоянно повторять — нация это не язык, не раса и не территория. Это единство судьбы в мире. Это единство называлось и называется Испанией.

Под знаком Испании следуют своей судьбе единые в своём отношении к остальному миру народы, входящие в её состав.

Ничто не может оправдать разрушение этого великолепного единства, создавшего свой собственный мир.

***

Политические партии игнорируют единство Испании, потому что смотрят на него с точки зрения партийных интересов. Одни из них называют себя правыми, другие — левыми, но занимать такую позицию по отношению к Испании это уже искажение её истинного облика. Это всё равно, что смотреть на неё одним левым или правым глазом: это взгляд искоса.

На прекрасные вещи так не смотрят, на них смотрят обоими глазами, прямо.

Не с партийной точки зрения, которая, как таковая, уже искажает то, на что смотрят, а с общей точки зрения, с точки зрения Родины, которая, если воспринимать её, как целое, исправляет дефекты нашего зрения.

***

Классовая борьба игнорирует единство Родины, потому что порывает с идеей национального производства как единого целого.

В ходе этой борьбы хозяева стремятся получить больше прибыли, рабочие — больше заработать, и они взаимно тиранят друг друга.

В эпохи кризиса на рынке труда хозяева несправедливо поступают с рабочими, а в эпохи подъёма или когда рабочие организации очень сильны, рабочие давят на хозяев. Ни те, ни другие не отдают себе отчёта в том, что они должны сотрудничать, что их общее дело — национальное производство. Думая не о нём, а только об интересах или амбициях своего класса, и хозяева, и рабочие разоряют друг друга.

III. Путь исцеления

Если внутренняя борьба и упадок ведут нас к тому, что утрачивается вечная идея Испании, средством исцеления будет возрождение этой идеи. Надо вернуться к пониманию Испании как реальности, существующей ради себя самой.

Тот, кто не теряет из вида это понимание высшей реальности Испании, тот будет ясно видеть все политические проблемы.

IV. Государство

Некоторые понимают государство просто как охранителя порядка, как наблюдателя за национальной жизнью, который вмешивается лишь тогда, когда порядок нарушается, но не руководствуется никакой определяющей идеей.

Другие надеются подчинить себе государство, чтобы использовать его, даже прибегая к тираническим методам, в интересах своей группы или своего класса.

Испанской Фаланге не нужно ни того, ни другого: ни безразличного государства, выполняющего сугубо полицейские функции, ни государства класса или группы.

Нам нужно государство, которое верит в реальность и высшую миссию Испании, государство, которое, служа этой идее, определяло бы для каждого человека, каждого класса и каждой группы их задачи, права и обязанности, государство всех, т.е. такое государство, которое руководствуется только вечной идеей Испании, а не подчиняется интересам какого-либо класса или какой-либо группы.

V. Ликвидация политических партий

Чтобы государство никогда не могло стать партийным, необходимо покончить с политическими партиями. Политические партии это порождения порочной политической организации: парламентского строя. В парламенте заседают господа, которые объявляют себя представителями тех, кто их избрал. Но большая часть избирателей не имеет ничего общего с избранными: они не члены одних семей, не жители одних муниципальных округов и не сотрудники одной корпорации.

Только листки бумаги, бросаемые раз в два или три года в урны, служат единственной связью между народом и теми, кто якобы его представляет.

***

Чтобы эта избирательная машина работала, раз в два или три года надо приводить жизнь народа в лихорадочное состояние. Кандидаты вопят с трибун, бранятся, сулят невозможное. Банды их сторонников восторженно ревут, ссорятся, убивают друг друга. В эти дни разжигается самая жестокая ненависть, наносятся обиды, за которые потом порой мстят без конца, что делает невозможной мирную жизнь народов.

А что значит народ для победивших кандидатов? Они едут в столицу, чтобы блистать там, выступать на страницах газет и проводить время в спорах о сложных вещах, которые народ не понимает.

***

Для чего нужны народу эти политические посредники? Чтобы каждый человек, который хочет принять участие в жизни своей нации, записывался в политическую партию или голосовал за её кандидатов?

Мы все родимся в какой-то семье. Мы все живём в каком-то муниципальном округе. Мы все работаем в каком-то учреждении или на каком-то предприятии.

Но никто не родится и не живёт в политической партии. Политическая партия — это искусственное образование, которое объединяет нас с людьми из других муниципальных округов или людьми других профессий, с которыми у нас нет ничего общего, и разделяет нас с нашими соседями и сотрудниками, с которыми мы живём вместе.

Истинное государство, каким его хочет видеть Испанская Фаланга, не будет опираться на порочную систему политических партий и породивший их парламент.

Оно будет опираться на подлинные, жизненно важные реалии: семью, муниципальный округ, корпорацию или профсоюз.

Таким образом, новое государство должно признать нерушимость семьи как ячейки общества. Автономию муниципальных округов как территориальных единиц и профсоюзы и корпорации как подлинные основы общей организации государства.

VI. О преодолении классовой борьбы

Новое государство не будет стоять в стороне от борьбы людей за существование. Оно не позволит, чтобы каждый класс решал свои проблемы по собственному усмотрению, чтобы освободиться от ига другого класса или поработить другой класс.

Новое государство, чтобы быть государством всех, будет считать своими целями цели каждой из групп, входящих в его состав, и будет рассматривать интересы всех как свои собственные.

Богатство предназначено в первую очередь для улучшения условий жизни большинства: нельзя жертвовать большинством ради того, чтобы меньшинство жило в роскоши.

Труд — лучший знак человеческого достоинства. Ничему не должно уделять государство больше внимания, чем достоинству и благосостоянию трудящихся. Поэтому оно считает своей первейшей обязанностью любой ценой дать каждому работу, которая обеспечит не только его существование, но и достойную, человеческую жизнь.

Это будет для него не раздачей милостыни, а выполнением своего долга.

***

Следовательно, ни капиталистические прибыли — сегодня, по меньшей мере, несправедливые, ни трудовые обязанности не будут определяться интересами или мощью господствующего в данный момент класса, а общими интересами национального производства и властью государства.

Классам не надо будет организовываться в состоянии боевой готовности для своей защиты, потому что они смогут быть уверенными в том, что государство без колебаний позаботится обо всех их справедливых интересах.

Профсоюзы и корпорации будут настроены на мирное сотрудничество. Сегодня они отстранены от общественной жизни искусственными перегородками в виде парламента и политических партий, завтра они станут непосредственными органами государства.

***

Вывод. Нынешняя обстановка борьбы разделяет классы на две враждующие партии с различными, противоположными интересами.

Новая точка зрения предполагает их общий вклад в производство, поскольку они заинтересованы в одном великом общем деле.

VII. Личность

Испанская Фаланга считает человека совокупностью тела и души, т.е. существом, которое может иметь вечную судьбу, будучи носителем вечных ценностей. Она выше различий между народами, борьбы между партиями и классами.

Поэтому максимального уважения заслуживают человеческое достоинство, цельность человека и его свобода.

Но эта глубокая свобода не даёт ему права подрывать основы общества.

Нельзя допустить, чтобы целый народ послужил полем для экспериментов отдельных наглых или экстравагантных личностей.

Истинная свобода — это свобода для всех, при которой каждый человек является частью сильной и свободной нации.

Никому нельзя давать свободу устраивать волнения, отравлять умы, разжигать страсти, подрывать основы любой устойчивой общественной организации.

Эти основы: власть, иерархия и порядок.

***

Если физическая цельность личности всегда священна, она ещё недостаточна для того, чтобы дать этой личности право участвовать в национальной общественной жизни.

Политическое положение личности зависит от того, какую функцию она выполняет в национальной жизни.

Освобождаются от этой обязанности только паралитики.

А паразиты, лентяи, которые надеются жить за счёт усилий остальных, не заслуживают ни малейшего внимания со стороны нового государства.

VIII. Духовная жизнь

Испанская Фаланга не может смотреть на жизнь как на простую игру экономических факторов. Она не согласна с материалистической интерпретацией истории.

Духовная жизнь была и остаётся решающим стимулом жизни отдельных людей и целых народов.

***

Преобладающим аспектом духовной жизни является религия.

Нет человека, который не задавал бы вечные вопросы о жизни и смерти, о творении и о потустороннем мире.

На эти вопросы нельзя давать уклончивые ответы, на них можно отвечать только утвердительно или отрицательно.

Испания всегда давала утвердительный, католический ответ.

Католическое толкование жизни, во-первых, истинно, а во-вторых, исторически это испанское толкование.

Благодаря этому чувству католичности, всеобщности Испания завоевала моря и неизвестные варварские континенты. Она завоевала их, чтобы приобщить их жителей к делу всеобщего спасения. Поэтому любая перестройка в Испании должна производиться в католическом направлении.

Это не значит, что возродятся преследования инакомыслящих. Времена религиозных преследований прошли.

В ещё меньшей мере это значит, что государство непосредственно возьмёт на себя религиозные функции, которые принадлежат Церкви. Но не будет допустимо и вмешательство Церкви в дела государства, её махинации, которые могут нанести ущерб достоинству государства или национальной целостности.

Новое государство будет вдохновляться традиционным для Испании католическим религиозным духом, жить в согласии с Церковью и оказывать ей поддержку.

IX. Поведение

Для достижения этих целей Испанская Фаланга призывает к крестовому походу тех испанцев, которые хотят возрождения великой, свободной, справедливой и подлинной Испании.

Те, кто примет участие в этом крестовом походе, должны быть проникнуты духом служения и самопожертвования.

Они должны смотреть на жизнь как на военную службу с её дисциплиной и опасностью, отказом от всякого тщеславия, зависти, лени и злословия.

И одновременно дух этого служения должен быть радостным и спортивным.

***

Насилие дозволено, если оно применяется ради оправдывающего его идеала. Разум, справедливость и Родину надо защищать с помощью насилия, когда они подвергаются насилию или против них строят козни. Но Испанская Фаланга не будет применять насилие как орудие угнетения. Лгут те, кто заявляет, будто рабочим грозит фашистская тирания.

Фаланга, воинский строй — это союз, братское содружество смелых, любовь.

Испанская Фаланга, воспламенённая любовью, твёрдая в вере, сумеет завоевать Испанию для Испании, будучи войском.

«Фаланхе Эспаньола», № 1, 7 декабря 1933