1 ноября 2010

Альбер КАМЮ: «Скука сама по себе омерзительна»

Бывает, что привычные декорации рушатся. Подъем, трамвай, четыре часа в конторе  или  на  заводе,  обед,  трамвай,  четыре  часа  работы, ужин, сон; понедельник, вторник, среда, четверг,  пятница, суббота, все в  том же ритме — вот путь, по которому легко идти  день за днем. Но однажды встает вопрос «зачем?». Все начинается с этой окрашенной недоумением скуки.

«Начинается» — вот что важно. Скука является результатом  машинальной жизни, но она же приводит в движение сознание.    Скука пробуждает его и провоцирует дальнейшее: либо бессознательное возвращение в привычную колею, либо   окончательное пробуждение. А за пробуждением рано или поздно идут  следствия:  либо самоубийство, либо восстановление хода жизни. Скука сама по себе омерзительна, но здесь я должен  признать, что она приносит благо. Ибо все начинается с сознания, и ничто помимо него не имеет значения. Наблюдение не слишком оригинальное, но речь как раз и идет о самоочевидном.

Изо дня в  день нас несет время безотрадной жизни, но наступает момент, когда приходится взваливать ее груз на  собственные плечи.  Мы живем будущим: «завтра», «позже», «когда у тебя будет положение», «с возрастом ты поймешь». Восхитительна  эта непоследовательность — ведь в  конце концов наступает смерть. Приходит день, и человек замечает, что ему тридцать лет. Тем самым он заявляет о своей молодости. Но одновременно он  соотносит  себя  со временем, занимает в нем место, признает, что находится в определенной точке графика. Он принадлежит времени и  с  ужасом  осознает,  что время  — его злейший  враг.  Он мечтал  о  завтрашнем  дне, а теперь знает, что от  него следовало бы отречься. Этот бунт плоти и есть абсурд.

Альбер КАМЮ. Эссе об абсурде.