2 октября 2016

Нацизм в таблетках

Как метамфетамин стал залогом побед гитлеровской Германии

Александр ЕНИКЕЕВ

Книга немецкого писателя Нормана Олера “The Total Rush” раскрывает неизвестные подробности употребления в Третьем рейхе таких наркотиков, как кокаин, героин, морфин и прежде всего метамфетамин (он же первитин). В частности, Олер показал, как наркотики повлияли на психику Гитлера в его последние дни.

Документы личного доктора Гитлера Теодора Морелля (на фото справа) позволяют судить, как использовались наркотики в нацистской Германии

Документы личного доктора Гитлера Теодора Морелля (на фото справа) позволяют судить, как использовались наркотики в нацистской Германии

По словам Олера, если взять все изданные книги о нацистах, то цепочка из них окажется длиннее Шпрее. Трудно сообщить о фашистской Германии что-то новое. Однако историков мало интересует такая специфическая тема, как употребление наркотиков в Третьем рейхе, поэтому немецкий писатель взялся за эту работу. Вообще-то, Олер хотел написать роман. Однако первый же визит в архив заставил его изменить планы. Увидев документы Теодора Морелля, личного врача Адольфа Гитлера, писатель понял, что документальное повествование будет интереснее художественного. И принялся собирать материал.

По свидетельству одного из сподвижников Гитлера, он «умерщвлял плоть» так, что шокировал окружающих. Руководитель Национал-социалистической немецкой рабочей партии не употреблял алкоголь, был вегетарианцем и не касался женщин.

История, рассказываемая Олером, начинается в годы Веймарской республики. Немецкая фармацевтическая промышленность процветала, экспортируя опиаты (в частности, морфин) и кокаин. Наркотики были на каждом углу. Как раз тогда приближённые Гитлера создавали ему образ деятеля, неустанно работающего на благо страны и не принимающего никаких наркотических средств, включая кофе.

По свидетельству одного из сподвижников Гитлера, он «умерщвлял плоть» так, что шокировал окружающих. Руководитель Национал-социалистической немецкой рабочей партии не употреблял алкоголь, был вегетарианцем и не касался женщин. Когда нацисты захватили власть в 1933 году, наркотики оказались вне закона. Наркоманов объявили «невменяемыми преступниками». Их отправляли в концентрационные лагеря или казнили посредством смертельных инъекций. Эксперты по расовой чистоте утверждали, что евреи были наркоманами по своей сути, и это послужило дополнительным поводом для преследований и убийств.

Препараты, способствующие повышению производительности труда, нацисты одобряли / Упаковка первитина

Препараты, способствующие повышению производительности труда, нацисты одобряли / Упаковка первитина

Однако препараты, способствующие повышению производительности труда, нацисты одобряли. Химики немецкой фирмы Temmler Werke, вдохновлённые успешным применением амфетамина на Олимпийских играх 1936 года, разработали собственное «чудодейственное лекарство» — первитин (метамфетамин). Этот стимулирующий физическую активность наркотик произвёл сенсацию и быстро распространился среди людей самых разных профессий. Олер называет этот препарат «нацизмом в таблетках».

Он приводит письмо Генриха Белля. В 1939 году будущий лауреат Нобелевской премии по литературе был на фронте и просил своих родителей прислать ему первитин для борьбы с сонливостью. Доктор Отто Ранке, директор Института общей и оборонной физиологии, пришел к выводу, что метамфетамин — прекрасное средство для солдат. Препарат позволял работать без отдыха 50 часов подряд.

Химики немецкой фирмы Temmler Werke, вдохновлённые успешным применением амфетамина на Олимпийских играх 1936 года, разработали собственное «чудодейственное лекарство» — первитин (метамфетамин). Этот стимулирующий физическую активность наркотик произвёл сенсацию и быстро распространился среди людей самых разных профессий. Олер называет этот препарат «нацизмом в таблетках».

В 1940 году первитин помог нацистам захватить Францию. Военные врачи следили, чтобы солдаты принимали по одной таблетке метамфетамина в день, две на ночь и ещё одну или две — по необходимости.

Гитлер требовал наступать через Арденны. Генералы возражали: солдаты должны отдыхать ночью, поэтому есть риск застрять в горах. Стимулятор позволил армии бодрствовать в течение трёх суток.

После этого лекарство рассматривалось как эффективное оружие. В 1944-1945 годах, когда нацисты осознали, что войну они проигрывают, в немецкий флот поступили одноместные подводные лодки. Идея была в том, чтобы подниматься в них по эстуарию реки Темзы. Пилоты снабжались жевательными резинками с кокаином, чтобы не спать несколько суток. Этот наркотик опробовали в концентрационном лагере Заксенхаузен на трассе по испытанию обуви. Узники совершали многокилометровый марш, пока не падали с ног.

Сам Гитлер вовсю употреблял наркотики. Этому способствовал его личный врач Теодор Морелль, чья репутация была построена на витаминных инъекциях. Фюрер страдал от сильных болей, однако Морелль сумел ему помочь. В 1941 году Гитлер серьёзно заболел, и врач назначал ему все более сильные препараты, начав с гормонов и закончив опиоидом оксикодоном. В итоге фюрер принимал оксикодон два раза в день, сочетая его с щедрыми дозами кокаина, прописанного от боли в ушах после взрыва в ставке «Волчье логово».

В 1940 году первитин помог нацистам захватить Францию. Военные врачи следили, чтобы солдаты принимали по одной таблетке метамфетамина в день, две на ночь и ещё одну или две — по необходимости.

Когда заводы, выпускающие первитин и оксикодон, разбомбили, а запасы препаратов иссякли, у Гитлера возник абстинентный синдром. Многие приближённые обращали внимание на его крайне болезненный вид. Высказывалось предположение о болезни Паркинсона. Вскоре Гитлер и его жена Ева Браун (еще одна пациентка Морелля) покончили жизнь самоубийством.

По мнению Олера, нацизм, по сути, представлял собой полный хаос. Метамфетамин помогал удерживать людей в системе, не позволяя им задумываться о происходящем.

В русском переводе книга Нормана Олера «Третий рейх на наркотиках» выходит в конце октября 2016 года