26 апреля 2015

Рамиро Ледесма Рамос возвращается

Алексей ИЛЬИНОВ

Консерватор Франко никогда не вспоминал Рамиро Ледесму Рамоса, убитого республиканцами, добрым словом

Консерватор Франко никогда не вспоминал левого фашиста Рамиро Ледесму Рамоса, убитого республиканцами, добрым словом

Рамиро Ледесма Рамос, 110-летие со дня рождения которого скоро отметят сторонники «третьего пути», бесспорно, является одной из самых неординарных и сложных радикальных фигур в бурлящем потоке европейской политической жизни 1930-х годов, когда шла яростная борьба идей, претендующих, ни много ни мало, на всемирность.

И, тем не менее, его основные философские, политические и литературно-художественные работы и его насыщенная событиями биография проанализированы частично и столь же фрагментарно исследованы, хотя и здесь есть некоторые позитивные достижения.

Объективно и добросовестно подошёл к этой теме исследователь Мануэль Пастор (Manuel Pastor). То же можно сказать и о превосходных работах Сантьяго Монтеро Диаса (Santiago Montero Diaz), Хуана Апарисио (Juan Aparicio) и Эмилиано Агуадо (Emiliano Aguado). Другим значимым событием было факсимильное издание, дополненное вступительной статьёй, главного идейно-теоретического журнала революционных национал-синдикалистов “La Conquista del Estado” («Завоевание государства»).

В 1968 году была запоздало переиздана небезызвестная работа Рамиро Ледесмы “Fascismo en Espana?” («Фашизм в Испании?»), где автор под псевдонимом Роберто Лансас (Roberto Lanzas) критиковал позицию экс-соратника, лидера Испанской Фаланги Хосе Антонио Примо де Риверы.

В начале 1980-х годов было издано ещё одно немаловажное сочинение — “Discurso a las Juventudes de Espana” («Послание молодёжи Испании»). Остальные эссе и философские труды Рамиро Ледесмы были также опубликованы со временем. Меньше всего повезло его чрезвычайно любопытным и стилистически необычным рассказам и романам — “El vacio” («Пустота»), “El joven suicida” («Молодой самоубийца»), “El sello de la muerte” («Печать смерти») и “El fracaso de Eva” («Неудача Евы»), которые далеко не сразу нашли дорогу к читателю, хотя именно в них экстравагантность характера талантливого молодого испанского интеллектуала раскрывается особенно ярко.

Политическая публицистика 1934-1935 годов — это уже новый этап общественного активизма Рамиро Ледесмы Рамоса после редактирования и издания «Завоевания государства», где была подробно изложена платформа самобытного «фашизма слева», чьи базовые пункты формировались не без влияния, собственно, раннего пролетарско-социалистического итальянского фашизма и германского национал-социализма с уклоном опять же «влево».

Годами ранее, в 1931-м, создаются Хунты Национал-Синдикалистского Наступления (ХОНС) (Juntas de Ofensiva Nacional-Sindicalista (JONS)), чьи образность, символика и идеология вполне соответствовали духу своего взрывного времени — соборный лозунг “Una, Grande у Libre!” («Единая, Великая и Свободная!»), концепция социально-корпоративного Нового Государства — Nuevo Estado, красно-чёрное знамя с стрелами и ярмом, антибуржуазность, антипартийность, сакрализация насилия, революционный синдикализм, иерархия, аграрная революция, имперский национализм, биполярность марксизм/фашизм и проч.

Тогда же происходит сначала слияние, а затем, после идейных разногласий, и разрыв ХОНС с Испанской Фалангой. Ведётся весьма оживлённый диалог с другими политическими группами и организациями — левыми анархо-синдикалистами и контрреволюционерами из журнала “Accion Espanola” («Испанское Действие»). С практически-организационной точки зрения этот период крайне интересен, поскольку представители самых разных группировок, некоторые из которых были убеждёнными противниками, не только договаривались друг с другом, но даже сотрудничали.

Однако, по мнению Сантьяго Монтеро Диаса, в поздних сочинениях Рамиро Ледесмы, чья деятельность сконцентрировалась преимущественно на политической практике со всеми её недостатками и труднопреодолимыми препятствиями, уже не было прежней новизны, ибо теорию, которой было предостаточно, нужно было как-то тестировать и воплощать. Тринидад Ледесма (Trinidad Ledesma) замечает, что где-то «символически» он даже повлиял на авторитарную модель франкистского государства, которое, как известно, Рамиро Ледесму сильно «недолюбливало» и постаралось о нём забыть. Концептуально основы испанского Нового Государства действительно сформулировали Хосе Антонио Примо де Ривера, Онесимо Редондо и особенно Рамиро Ледесма Рамос. Каудильо, правда, последнего не вспоминал добрым словом.

Гибель Рамиро Ледесмы в 1936 году свела на нет его «лево-фашистские» и даже «национал-большевистские», как их определяют новейшие рамиристы и хонсисты (например, Хуан-Антонио Йопарт и ассоциация “Alternativa Europea”), альтернативы. Франкистское право-консервативное государство воспользовалось динамикой фашизма совсем иначе, бездарно лишив его левого и социалистического содержания и превратив в унылый старческий контрреволюционный антикоммунизм, в котором революционерам-рамиристам уже не было места.

Подготовлено Алексеем Ильиновым по материалам статьи Raul Morodo “El fascismo de «izquierda» de Ledesma Ramos” («Левый фашизм Ледесмы Рамоса»)

Читайте также: