29 ноября 2016

История уже оправдала Фиделя

Дмитрий ЖВАНИЯ

История уже оправдала Фиделя

История уже оправдала Фиделя

Откровенно говоря, я не ожидал, что смерть Фиделя Кастро даст такой сильный импульс спорам о роли его личности и режиме, созданном им на Кубе. Читая либералов, я невольно погружаюсь в 90-е годы, когда российские СМИ костерили Кастро «кровавым диктатором, ввергнувшем прекрасный карибский остров в океан нищеты». А просматривая отклики на смерть команданте коммунистических плакальщиков, создаётся ощущение, что эти люди остались в 70-х.

Модный приговор

В либеральном лагере больше других отличился престарелый педераст, историк моды Владимир Васильев. В день, когда стало известно о смерти лидера кубинской революции, он написал на своей страничке в Facebook: «Умер Фидель Кастро! Ну, Слава Богу! Одним узурпатором меньше! Сколько страданий он принёс кубинцам, разорил остров, довёл до нищеты… Сегодня во Флориде, где живут миллионы кубинских эмигрантов, будет настоящий пир горой! Проклятые коммунисты, ещё парочку на тот свет — и счастье не за горами!» Но вскоре, видимо, струхнув из того, что его реакция на смерть Фиделя весьма разнится с официальной, Васильев заявил, что страничку «кажется, взломали». Да, так спокойней: а то отлучат от эфира, вот и будет — модный приговор.

На Кубе подавляющее большинство людей живут очень бедно, что провоцирует в них развитие не самых лучших привычек. Это так. У кубинской бедности есть много причин

На Кубе подавляющее большинство людей живут очень бедно, что провоцирует в них развитие не самых лучших привычек. Это так. У кубинской бедности есть много причин

Так или иначе, то, что было написано на страничке Васильева, все эти бабьи вопли — квинтэссенция либеральной реакции на смерть Фиделя Кастро: диктатор, довёл Кубу до нищеты… А ещё — на острове развита проституция. Читая все эти перлы, я не перестаю удивляться убогости мышления нашей «либеральной общественности». Современные российские либералы, как и их предшественники — диссиденты поздней советской поры, критикуют реальный коммунизм за несоответствие либеральной утопии. Причём утопию эту они выдумал не какой-нибудь Карл Поппер, а они сами — своими провинциальными мозгами. Она примитивна ещё в большей степени, чем коммунистическая. Заключается она в утверждении, что в «цивилизованном мире» соблюдаются права человека, существует развитая демократия для всех, а благодаря рыночной экономике повышается всеобщее благосостояние… Вот и книжка Людвига Эрхарда так и называется — «Благосостояние для всех».

Современные российские либералы, как и их предшественники — диссиденты поздней советской поры, критикуют реальный коммунизм за несоответствие либеральной утопии. Причём утопию эту они выдумал не какой-нибудь Карл Поппер, а они сами — своими провинциальными мозгами.

То, что эта утопия даже приблизительно не совпадает с положением вещей в самом «цивилизованном мире», наши либералы предпочитают не замечать. Но именно эта утопия позволяет им гневно осуждать преступления коммунизма. Во имя коммунизма было совершенно много преступлений и злодеяний — это факт. Совершал их и Фидель Кастро, который коммунистом, кстати, стал не сразу и во многом по прагматическим соображениям — чтобы получить помощь от СССР. Сколько человек подверглись на Кубе повстанческим, а потом коммунистическим репрессиям, точно неизвестно. Приводить цифры из исследований американских «правозащитников» — не слишком корректно. И совсем неприлично приводить данные из «Чёрной книги коммунизма», изданной в Гарварде. Ибо исследования эти — часть идеологической войны США против революционной Кубы. Но репрессии были. Вначале как ответ на расправы, которым подвергал оппонентов свергнутый диктатор Фульхенсио Батиста, затем — как ответ на заговоры против революционного режима, а потом — как инструмент подавления на острове инакомыслия. Были и расстрелы в крепости Ла-Кабанья, которыми лично руководил Че Гевара. Немало было на Кубе и политических заключённых. По утверждениям «Международной амнистии», весной 1997 года их насчиталось от 1000 до 2500.

Кастро взял власть не в демократической стране, он сверг отнюдь не либеральный режим. Батиста был диктатором, который расправлялся с неугодными, прежде всего — левыми активистами, при Батисте их пытали и расстреливали.

Но ведь и Кастро взял власть не в демократической стране, он сверг отнюдь не либеральный режим. Батиста был диктатором, который расправлялся с неугодными, прежде всего — левыми активистами, при Батисте их пытали и расстреливали. А когда Кастро и его товарищи победили, батистовцы оружия не сложили. В середине 1960 года возник крупный очаг сопротивления в горном массиве Эскамбрай, где к сентябрю 1962 года действовали 79 боевых отрядов общей численность 1600 бойцов под названием «Армия национального освобождения». Контрас совершали вооруженные диверсии, например, поджог супермаркета «Эль Энканто» и взрыв 4 марта 1960 года в порту Гаваны французского корабля «Ля Кувр» с грузом оружия — дело их рук. А вторжение на остров в апреле 1961 года – операция на Плая-Хирон, где контрас получили по зубам? Открытое вооружённое сопротивление новой власти продолжалось вплоть до 1966 года. Надо ли после этого удивляться тому, что эта власть отвечала репрессиями?

Либеральный капитализм убивает иначе. Но то, что при даже самой развитой буржуазной демократии совершается множество преступлений против человека и его достоинства, является неоспоримым фактом.

Убийства в рассрочку

Чтобы убивать людей, вовсе не обязательно отдавать приказы об их расстреле. Когда режим строится на коррупции, которая разъедает всё общество сверху донизу, от генерала до рядового полицейского, он тоже совершает преступления против человечности. Ничем не меньшие, чем совершали Пол Пот или Мао Цзэдун. Например, тотальная коррупция позволяет мафии торговать наркотиками, детьми, женщинами.

Батиста был диктатором, который расправлялся с неугодными, прежде всего - левыми активистами, при Батисте их пытали и расстреливали / На фото: Батистовцы расстреливают повстанца

Батиста был диктатором, который расправлялся с неугодными, прежде всего — левыми активистами, при Батисте их пытали и расстреливали / На фото: Батистовцы расстреливают повстанца

Посмотрим на Италию, где мафия, тем или иным способом заручившись покровительством власти или непосредственно войдя во власть, наживает барыши на торговле наркотиками и девушками, а потом инвестирует эти доходы в легальный бизнес. Италия с её развитой парламентской демократией и свободой прессы давно стала страной полуправды, как поют Джанна Наннини и рэпер Фабри Фибра (Фабрицио Тардуччи). Только неаполитанская Каморра за последние 40 лет убила в Европе более пяти тысяч человек. В среднем она убивает по одному человеку каждый день. Только от продажи наркотиков каждый клан Каморры выручает по 500 тысяч евро в день, а если все токсичные отходы, зароненные Каморрой рядом с местами проживания людей, собрать в одну кучу, то вырастит гора высотой почти в 15 тысяч метров (для сравнения: высота Эвереста — 8850 метров). В районах, где Каморра захоронила токсичные отходы, заболеваемость раком выше 20%, чем в других районах. А в Италии есть ещё и другие криминальные сообщества: на Сицилии («Коза ностра»), в Пулье («Сакра корона унита»), в Калабрии (Ндрангета). И все они занимаются тем же, чем и Каморра.

Чтобы убивать людей, вовсе не обязательно отдавать приказы об их расстреле. Когда режим строится на коррупции, которая разъедает всё общество сверху донизу, от генерала до рядового полицейского, он тоже совершает преступления против человечности.

По самым приблизительным подсчётам итальянских экспертов, суммарная прибыль в сфере нелегальной деятельности в стране составляет порядка 125 миллиардов долларов в год, что соответствует примерно 7% национального ВВП.

Ещё в конце ХХ века итальянский правовед Витторио Фрозини доказывал, что мафия — явление «экономического паразитизма», «способ обеспечения контроля над определёнными секторами национальной экономики и получения материальной выгоды в области тех или иных сфер финансово-экономической деятельности».

Роберто Савиано, автор романа о Каморре — «Гоморра», по которому снят одноимённые фильм Маттео Гарроне и сериал, утверждает, что мафия сегодня — это прежде всего криминальная экономика, которая распространяется на все сектора народного хозяйства. «Процесс этот подобен росту раковых клеток, а само явление — смертельной болезни, о которой общество как будто и не ведает или не хочет знать. Особенно опасна складывающаяся ситуация по причине практического бездействия правящей элиты, которая, — подчеркивает Савиано, — публично и ёмко так и не сформулировала своё отношение к ней: ни в ходе избирательных кампаний, ни в программах, представляемых партиями на выборы, ни в заявлениях глав правительств, сменяющих друг друга на политическом небосклоне страны. Покупка голосов в ходе избирательных кампаний любого уровня давно стала делом привычным. Более того, ни одно правительство не проявило инициативу (а может быть, и не рискнуло) серьёзно подорвать экономическую власть системы организованной преступности».

«Поэтому, — считает он, — безразлично, какое из двух партийных объединений стоит у власти: преступное сообщество уже нащупало способы договариваться с обоими и гарантировать себе сохранение рычагов реального влияния на все стороны политико-экономической ситуации».

Либеральная рыночная экономика просто создана для того, что ею с успехом пользовалась мафия. Расширение влияния мафии полностью на совести либерального капитализма. И переплетение мафии с институтами буржуазной демократии и механизмами рыночной экономики отнюдь не исключительно итальянский феномен.

Итальянские власти время от времени пытаются наступить мафии на хвост, проводя спецоперации, но поколебать её экономическую мощь, им не удаётся, ибо она давно проникла в верхние эшелоны власти. Лишь Бенито Муссолини сумел нанести мафии сильный удар, но и то — не смертельный. А оправилась она после того, как Сицилия была оккупирована демократическими Соединёнными Штатами. После войны сицилийская мафия разбогатела на получении и распределении государственных заказов в сфере с строительства. Ей удалось захватить контроль за денежными потоками из республиканского центра. В 60-е годы прошлого века она контролировала 90 процентов строительства жилья в Палермо.

Мафия — это убийства. Непосредственные — когда она убивает тех, кто встаёт у неё на пути. И косвенные — когда она распространяет наркотики или закапывает рядом с жилищами людей токсичные отходы, заставляет девушек заниматься проституцией и т.д. Почему наших либералов не возмущает эта практика? Почему они не пылают гневом от того, что либеральная демократия допускает существование мафии, а значит — извлечение баснословных прибылей на смерти людей? То, что мафиозные сообщества — это рудименты феодальной эпохи, а не продукт либерального буржуазного общества, никак это общество не оправдывает, коли эти феодальные рудименты так прочно вросли в него, что их никак не вытащить. Либеральная рыночная экономика просто создана для того, что ею с успехом пользовалась мафия. Расширение влияния мафии полностью на совести либерального капитализма. И переплетение мафии с институтами буржуазной демократии и механизмами рыночной экономики отнюдь не исключительно итальянский феномен. Мы видим это везде в Европе. В разных масштабах, конечно, но всё же. Неслучайно, что и словосочетание «русская мафия» появилось лишь после того, как в России началась реставрация капитализма.

Соседи как альтернатива

Италия далеко от Кубы, где недавно скончался Фидель. Зато Мексика очень близко, где в местная мафия «Ла Эмэ» насчитывает более 65 тысяч человек. Есть в этой стране и другие криминальные группировки. Все они занимаются наркоторговлей. Общая численность боевиков всех мексиканских наркокартелей составляет около 100 тысяч человек. Между криминальными бригадами постоянно идёт междоусобная война. С 2006-го по 2011 год в мексиканских войнах за контроль над торговлей наркотиками погибло около 50 тысяч человек. Наверняка у части этих людей судьба была бы другой, живи они при другой системе. А ведь Мексика — одна из старейших демократий Латинской Америки и её экономика — далеко не самая последняя в мире, а если быть точным, то она занимает 15 место в списке стран по значению ВВП в долларовом значении.

На соседнем с Кубой острове есть государство Гаити. Это — одна из самых криминальных стран в мире. На Гаити процветает сексуальное насилие и нищета

На соседнем с Кубой острове есть государство Гаити. Это — одна из самых криминальных стран в мире. На Гаити процветает сексуальное насилие, нищета, безграмотность и антисанитария

В Центральной Америке — Сальвадоре, Гондурасе, Гватемале — действует преступное сообщество Мара Сальватруча (Mara Salvatrucha — что на сленге значит «Бригада сальвадорских бродячих муравьёв»). В нём состоит около 50 тысяч человек. Чем оно занимается? Всё тот же классический набор: наркоторговля, грабежи, вымогательства, рэкет, заказные убийства, торговля людьми и оружием, сутенёрство, похищение людей.

На соседнем с Кубой острове есть государство Гаити. Это — одна из самых криминальных стран в мире. На Гаити процветает сексуальное насилие. «Факт изнасилования в Гаити является постыдным, от жертвы могут отказаться родственники, шансы выйти замуж в таком случае просто равны нулю. До 2005 года изнасилование на Гаити вообще не считалось серьёзным преступлением, насильник мог избежать тюрьмы, если юридически оформит брачный союз со своей жертвой. Отчётность по изнасилованиям в Гаити — сложный и запутанный процесс, например, ООН в 2006 году сообщила, что половина женского населения в Порт-о-Пренсе (столице республики Гаити — прим. Д.Ж.) и окрестностях была изнасилована. Вспышка сексуального насилия произошла сразу после трагического землетрясения 2010 года, когда 14% гаитянских семей сообщили об этой проблеме. Около 225 тысяч гаитянских детей вынуждены работать в качестве домашней прислуги. Нелегальная торговля наркотиками в Гаити включает перевалку кокаина и марихуаны в США. Гаити ввиду своей недоразвитости и экономической отсталости является идеальном местом для контрабанды наркотиков между Колумбией и Пуэрто-Рико», — читаем мы о Гаити в туристическом справочнике.

«Гаити — здесь не хочется жить и страшно умирать. Их будущему не грозят большие перемены, это вечное глубокое дно развития цивилизации», — рассказывает путешественник Никита Дёмин.

«Гаити — здесь не хочется жить и страшно умирать. Их будущему не грозят большие перемены, это вечное глубокое дно развития цивилизации, — рассказывает путешественник Никита Дёмин. — Лучший дом в деревне, где я жил, принадлежал женщине, некогда продававшей наркотики. Полиции здесь по факту просто не существует. Они не патрулируют город, не охраняют твой покой, они просто есть».

При диктатуре жить, конечно, не приятно. В Гаити она была, причём достаточно жёсткая. С 1957 года по 1986-й власть в стране держал клан Дювалье. Но политический хаос, осложняемый природными бедствиями и эпидемиями, наверное, ещё хуже, чем диктатура. С начала 90-х вплоть до 2011 года в Гаити государственные перевороты происходили один за другим. В частности, в свержении президента Аристида участвовала «Армия каннибалов» — полукриминальное вооруженное гаитянское ополчение. Конец смуте не могли положить ни американские «морские котики», ни французские десантники. Даже землетрясение, погубившее 210 тысяч человек, не успокоило гаитянцев.

Латиноамериканский Лас-Вегас

На Кубе нет не только каннибалов, но и мафии. Сейчас. Но она была, когда Кубой правил генерал Фульхенсио Батиста, завязавший прочные связи с итало-американской мафией — «Коза нострой». Так, после выдворения из США одно время именно на Кубе жил знаменитый мафиозо Лаки Лучано. Правда, американцам это не понравилось американцам, и Лучано пришлось уехать на историческую родину. А таких главарей «Коза ностры», как Фрэнк Костелло, Вито Дженовезе, Санто Траффиканте-младший на Кубе при Батисте принимали едва ли не на официальном уровне, селя их в лучшей гостинице Гаваны — «Насьональ-де-Куба». Именно в этой гостинице прошло совещание боссов мафии, на котором было подтверждено главенство Лаки Лучано.

Куба, которую потеряли.. 1954 год. Трущобы Гаваны

Куба, которую потеряли.. 1954 год. Трущобы Гаваны

Батиста получал от мафии миллионные взятки в виде подношений, так, он стал обладателем позолоченного телефона и ночного горшка из серебра. Весьма вольготно при Батисте на Кубе себя чувствовал уроженец Российской империи — Майер Лански по прозвищу «Бухгалтер мафии». В 1956 году Батиста построил в Гаване роскошный отель «Ривьера» за 14 миллионов долларов, где Лански официально значился «начальником кухни», но де-факто контролировал весь отель.

На батистовской Кубе мафия специализировалась на «девочках» и игорном бизнесе. Гавана при Батисте стала «латиноамериканским Лас-Вегасом». На острове орудовали мафиозные банды, специализировавшиеся на похищении девушек и принуждении их к занятию проституцией.

На батистовской Кубе мафия специализировалась на «девочках» и игорном бизнесе. Гавана при Батисте стала «латиноамериканским Лас-Вегасом». На острове орудовали мафиозные банды, специализировавшиеся на похищении девушек и принуждении их к занятию проституцией. До революции только в Гаване насчитывалось 8550 публичных домов, а работало в них 22 тысячи женщин. Причём условия жизни в публичных домах были до того ужасны, что после начала занятия проституцией женщина жила не больше семи лет. Это не мешает знать тем, кто, желая доказать несостоятельность кубинского эксперимента, указывает на фоторепортажи из современной ночной Гаваны, сделанные московским брюзгой Варламовым.

Да, проституция есть на Кубе и сегодня. Даже авторитарному государству, каким является нынешняя Куба, легче победить мафию, нежели проституцию. Видимо, всегда будут женщины, которые не прочь решить свои материальные проблемы с помощью своего тела. Но сейчас «ночные бабочки» не сгорают от болезней, всеми отвергнутые. Если они заболеют, их будет лечить государство, причём бесплатно.

Где бедность, а где — нищета

Очень смешит штамп — «Кастро вверг Кубу в нищету». Очень. Человеческая склонность мыслить штампами порой поражает. Алексей Навальный этот штамп не может не тиражировать, иначе им будут недовольны люди, с которыми он познакомился, учась в Йельском университете, да и те, по чьей рекомендации он в этом университете учился, его тоже не поймут, если он, касаясь кубинской темы, не будет талдычить о диктатуре Кастро, ввернувшей народ в нищету. А вот чтобы искренне упрекать Кастро за бедность на Кубе, надо быть тупым балбесом… Будто бы Кастро взял власть в процветающей стране! Вот всего лишь несколько цифр, которые есть в открытом доступе. Каждый может ознакомиться с ними. До революции безработица на Кубе десятилетиями держалась на уровне 30% населения, а в 1958 году, за год до победы Кастро, достигла 40%. Сейчас на Кубе безработицы нет.

тобы оценить режим Кастро, нужно сравнивать Кубу не со Швейцарией или Швецией, а с теми странами, которые остров окружают. Тогда всё встанет на свои места / На фото: Гаитянские лачуги и их обитатели

тобы оценить режим Кастро, нужно сравнивать Кубу не со Швейцарией или Швецией, а с теми странами, которые остров окружают. Тогда всё встанет на свои места / На фото: Гаитянские лачуги и их обитатели

В 1958 году прямые инвестиции США в кубинскую экономику превысили один миллиард долларов. Немалая сумма. И её любят приводить в пример обличители Кастро. Куба, которую потеряли… Но они не договаривают. Американцы инвестировали деньги не в кубинскую экономику, а в свои производства.  Американские монополии контролировали почти 70% экономики Кубы (в том числе 90% горнодобывающей промышленности, 90% электрических и телефонных компаний, 80% коммунальных предприятий, 80% потребления горючего, 40% производства сахара-сырца и 50% всех посевов сахара). При этом 200 тысяч кубинских крестьянских семей не имели земли…

Американцы, инвестировали деньги не в кубинскую экономику, а в свои производства.  Американские монополии контролировали почти 70% экономики Кубы.

Кастро взял власть в стране, которая была фактической колонией США и вотчиной мафии. Не приди на Кубе Фидель к власти, эта страна мало бы отличалась от стран вроде Сальвадора или Гондураса, Гаити или расположенной на том же острове Доминиканской республики, где 42% населения живёт за чертой бедности, а 15% не имеют работы. А ведь Доминиканская республика почти все годы с момента своего появления находится под контролем США. Как и Куба до 1959 года. Давайте почитаем туристические отзывы о Доминиканской республике: «Встречается много мусора, бедность местных, разваливающаяся столица, опасность заболеть или отравиться, криминал»; «антисанитария, обслуживание очень посредственное, много грязи»; «преступность, недоброжелательность местного населения», «бедная страна за пределами туристической зоны»… В туристической зоне — конечно же, рай под пальмами.

Но нашим либеральным обличителям нет дела до Доминиканской республики, да и не пойдёт какой-нибудь кудрявый Варламов делать ночные фотосессии в Порт-о-Пренсе, Санто-Доминго или Сальвадоре. Страшно. Обчистят, фотоаппарат отберут, по башке настучат. А в Гаване фотографируй сколько хочешь — безопасно. На Кубе нет не только мафии, но и уличной преступности, ибо улицы держит под контролем полиция и комитеты защиты революции. В бедный для Кубы 1997 год я поздно вечером прошёл из одного конца Гаваны в другой. И ничего. Никто меня не обобрал. В Гаване, конечно, шныряют карманники. А где их нет? В Тбилиси при Саакашвили их не было, вспомнил…

На Кубе есть бедность, но нет нищеты, как, например, в Гаити, где, по наблюдениям путешественника Никиты Дёмина, «хорошо живётся лишь священникам, вуду, драгдилерам и ментам».

Кастро не только не «ввергал Кубу в нищету», он её из нищеты вытащил… В рейтинге по индексу человеческого развития (ИЧР) за 2014 год — интегральный показатель, рассчитываемый ежегодно для межстранового сравнения и измерения уровня жизни, грамотности, образованности и долголетия как основных характеристик человеческого потенциала исследуемой территории — Куба занимает 67 место, находясь в группе стран с высоким ИЧР и опережая по этому показателю такие соседние и близкие страны, как Коста-Рика, Мексика, Бразилия. Соседняя республика Гаити, занимая 163 место, относится к группе стран с низким ИЧР, а Доминиканская республика довольствуется 101 местом.

На Кубе подавляющее большинство людей живут очень бедно, что провоцирует в них развитие не самых лучших привычек. Это так. У кубинской бедности есть много причин. Наверное, главное из них — американское эмбарго, введённое против Кубы за то, что Кастро национализировал собственность американских монополий. Из-за блокады кубинская экономика потеряла 975 миллиардов долларов. Но нельзя отрицать как экономические просчёты кастровского режима, так и тот факт, что патерналистская модель социального государства своей оборотной стороной имеет иждивенчество. Тем более, что кубинцы очень любят танцевать, никогда не забывают о сиесте и все важные дела откладывают на завтра (en la mañana).

На Кубе есть бедность, но нет нищеты, как, например, в Гаити, где, по наблюдениям путешественника Никиты Дёмина, «хорошо живётся лишь священникам, вуду, драгдилерам и ментам», где «нет здоровья», а «вокруг сплошная антисанитария, грязь и болезни», где «люди целыми днями торчат в церквях, возносят свои мазолистые руки к небу, а вечером приходят в свой убогий разрушенный дом, где плачут шестеро маленьких детей, а жрать дома нечего».

Чтобы оценить режим Кастро, нужно сравнивать Кубу не со Швейцарией или Швецией, а с теми странами, которые остров окружают. Тогда всё встанет на свои места / На фото: вид на Гавану

Чтобы оценить режим Кастро, нужно сравнивать Кубу не со Швейцарией или Швецией, а с теми странами, которые остров окружают. Тогда всё встанет на свои места / На фото: вид на Гавану

Кубинская экономика продемонстрировала как все плюсы тотальной национализации, так и все минусы. Когда СССР перестал помогать Кубе, её ВВП в 1989-1993 годы сократился на треть. На острове была введена политика «особого периода», проще говоря — режим строжайшей экономии. Если бы государство имело меньше власти над экономикой, то режим Кастро в те годы, наверное, рухнул. Но тогда кубинское государство открыло остров для иностранных инвестиций и краха удалось избежать. В 1996-м правительство Кастро с целью привлечения иностранных инвестиций пошло на создание свободных экономических зон.

Причём иностранцы вкладывают на Кубе деньги в основном не в туристический бизнес, как думают некоторые «по логике вещей», а в разработку и добычу полезных ископаемых, например, никелевой руды. Так, на начало 2013 года на острове действовали 36 кубинско-венесуэльских предприятий в сфере энергетики, транспорта, коммуникаций, туризма, сельского хозяйства, строительства, добывающей промышленности. Активны на Кубе испанские, бразильские, французские компании, работают 13 представительств иностранных банков и четыре представительства иностранных финансовых организаций. Это приносит свои плоды: в 2010 году реальный рост ВВП составил 1,5%.

Не свершись на Кубе революция, не приди Кастро к власти, на острове погибло бы больше людей, чем в «застенках кровавого коммунистического режима», а жили бы кубинцы гораздо хуже, чем сейчас.

Развивается на Кубе малый и средний бизнес. В октябре 2010 года кубинское правительство страны значительно увеличило число разрешённых видов предпринимательской деятельности. И не будем забывать об отличной бесплатной медицине, о бесплатном высшем и среднем образовании. На Кубе нет неграмотных и никто не умирает от болезней, брошенный на произвол судьбы. А когда Кастро пришёл к власти, один миллион из шестимиллионного на тот момент населения Кубы были неграмотными, а в сельской местности половина жителей не умели читать и писать.

Конечно же, Кубе ещё очень далеко до превращения в филиал рая на земле. Продукты распределяются по карточкам и не всегда регулярно, средняя заработная плата 300-350 песо, что в пересчёте на доллары — 10-15 долларов (правда, на острове цены существенно отличаются от среднемировых), существует (и всегда существовал) чёрный рынок. Но Куба и не филиал ада. Как Гаити. «Если бы» — плохой оборот, когда речь идёт об истории. Но всё же… Не свершись на Кубе революция, не приди Кастро к власти, на острове погибло бы больше людей, чем в «застенках кровавого коммунистического режима», а жили бы кубинцы гораздо хуже, чем сейчас. Чтобы оценить режим Кастро, нужно сравнивать Кубу не со Швейцарией или Швецией, а с теми странами, которые остров окружают. Тогда всё встанет на свои места. А Кастро… Что Кастро! Он же как-то заявил: «История меня оправдает!» Да она уже оправдала его трижды.

Читайте также:

Дмитрий ЖВАНИЯ. Фидель Кастро умер в своей постели… как герой

Дмитрий ЖВАНИЯ. Кастро — революционер в кубе