26 ноября 2016

Фидель Кастро умер в своей постели… как герой

Дмитрий ЖВАНИЯ

Умер Фидель Кастро. Перед смертью он не бросил расстрельной команде, как его друг и соратник Че Гевара: «Пусть солдаты целятся, как следует». Фидель умер не в джунглях, а в своей постели. На 91-м году жизни. И все равно умер он как герой. Ибо чтобы так принимать старость, как принимал её он, нужно обладать огромным мужеством.

Фидель дожил до 90 лет, олицетворяя кубинский социализм. А главное — независимость Кубы. Ещё неизвестно, какой строй был бы сейчас на Кубе, погибни Фидель, скажем, в сражении у Залива Свиней

Фидель дожил до 90 лет, олицетворяя кубинский социализм. А главное — независимость Кубы. Ещё неизвестно, какой строй был бы сейчас на Кубе, погибни Фидель, скажем, в сражении у Залива Свиней

Каждый день он сражался со своей собственной бренностью, с медленно подкрадывающейся смертью. И это самый трудный бой, который человека заставляет вести жизнь. Ибо ведётся он без всякой надежды на победу. Фидель принял вызов… И в этом смысле он не просто революционер. Он революционер в кубе!

Я видел Фиделя Кастро в далёком августе 1997 года. В форме оливкового цвета седобородый команданте появился на трибуне нового гаванского стадиона, чтобы поприветствовать участников Фестиваля молодёжи и студентов. И стадион взорвался: «Фидель! Фидель!». Кричали все, даже те, кто к Фиделю, по идее, не должен питать, добрые чувства — «яблочники», представители тогдашней партии власти «Наш дом — Россия» и другие малопонятные делегаты. Стадион минут десять буйствовал, скандируя: «Фидель! Фидель! Фидель!». На глаза навернулись слезы, честное слово. Вот это — «магнетизм личности», харизма… Наконец Кастро дирижёрским жестом показал: «Хватит! Тише!». Обычно велеречивый, он не сказал ни слова, желая показать, что он — гость мероприятия и поучать молодёжь не желает.

Каждый день он сражался со своей собственной бренностью, с медленно подкрадывающейся смертью. И это самый трудный бой, который человека заставляет вести жизнь. Ибо ведётся он без всякой надежды на победу. Фидель принял вызов…

Я не видел выражения глаз легендарного команданте, которого уже тогда, когда ему было 70 лет, называли не иначе, как «патриархом», намекая на название романа Маркеса. Но мне кажется, что это было грустное выражение. Кастро появился на трибуне, напротив огромного портрета Че. И пожилой Фидель, махая толпе, как будто приветствовал своего друга, погибшего молодым и красивым. Кто знает, может, Кастро тоже мечтал расстаться с жизнью на четвёртом десятке. Чтобы не видеть морщин на своем челе, чтобы не оставлять волосы на расчёске, чтобы не чувствовать, как постепенно отмирают мышцы, чтобы не терять сознание на официальных церемониях, чтобы не читать статьи, где друзья величают его «патриархом», а враги — «престарелым диктатором».

Но он дожил до 90 лет, олицетворяя кубинский социализм. А главное — независимость Кубы. Ещё неизвестно, какой строй был бы сейчас на Кубе, погибни Фидель, скажем, в сражении у Залива Свиней. Кубинской революции хватило двух молодых мертвецов: Камило Сьенфуэгоса и Че Гевары. Фиделю выпала долгая жизнь. И поэтому Куба всё ещё — libre, а не американский бордель.

Наверное, вплоть до своего ухода с должности руководителя Кубы Кастро надеялся на гибель с автоматом в руках, благо президент США Джордж Буш-2 давал для этого повод. В ответ на обещание Буша-2 установить на Кубе демократию Фидель заявил: «Поскольку вы решили, что наш жребий брошен, я имею удовольствие проститься, как прощались римские гладиаторы, уходя сражаться в цирке: “Цезарь, идущие на смерть приветствуют тебя!”. Сожалею только, что не смог бы даже увидеть ваше лицо, потому что в этом случае вы будете за тысячи километров отсюда, а я буду на переднем рубеже, чтобы умереть, сражаясь в защиту своей родины».

Наверное, вплоть до своего ухода с должности руководителя Кубы Кастро надеялся на гибель с автоматом в руках, благо президент США Джордж Буш-2 давал для этого повод.

Фидель, говоря эти пафосные слова, не рисовался перед общественностью. Угрозы со стороны США были более чем реальны. Субкоманданте Маркос, сидя в горах юга-востока Мексики, был уверен, что американцы уже разработали план оккупации «с маршрутами, сроками, контингентами, этапами и целями, частичными и последовательными». Ведь Куба, по мнению Маркоса, — «это не просто территория, подлежащая завоеванию. Это — вызов. Недопустимая вмятина на шикарном автомобиле неолиберальной современности. Морские пехотинцы — жестянщики».

Известно, что Буша-2 в президентское кресло посадили голоса кубинской эмиграции (гусанос). И он знал, что им должен. При Буше-2 Госдепартамент США включил Кубу в список стран, «стимулирующих терроризм». Затем Белый дом обвинил кубинцев в разработке программы производства биологического оружия и в передаче этой технологии «террористическим странам». 20 мая 2002 года пообещал ужесточить блокаду Острова Свободы, если кубинцы не откажутся от социалистического порядка и не подчинятся американским требованиям. «Было смешно слушать, как энергично говорил господин У. Буш (так Фидель называл Буша-младшего — прим. авт.) о независимости и свободе не для Пуэрто-Рико, а для Кубы, и много — о демократии не для Флориды, а для Кубы. Господин У должен бы постыдиться упоминать страны, где царствуют коррупция, неравенство и несправедливость, страны, изъеденные неолиберальной моделью политики, в качестве примера независимости, свободы и демократии», — так прокомментировал Фидель речь американского президента.

А вот на Кубе, заявил тогда Кастро, социалистическая революция создала больше собственников, чем их создал на острове «капитализм на протяжении веков» (это отсылка к аграрной реформе). Фидель не забыл упомянуть, что Куба сотрудничает с иностранными предприятиями в тех сферах производства, к которым с собственными средствами и технологиями она не имела бы доступа.

Конечно, Куба не превратилась в филиал рая на Земле. Страна всё ещё переживает огромные трудности. Порой кубинцам не хватает самого необходимого. Но они знают, что государство их не бросит на произвол судьбы. У них всегда будет работа, крыша над головой (пусть и протекающая), а за их здоровьем будут следить отличные врачи.

Когда я был на Кубе, на острове были еще очень свежи воспоминания о советском присутствии. И кубинцы искренне недоумевали, почему Россия так поспешно ушла из их страны. Мне оставалось только разводить руками. А когда кубинцы говорили, что русские продались американцам, мне было просто стыдно, ибо тогда мне было нечем возразить на это утверждение.

Однако теперь видно, что Куба только выиграла от того, что ельцинская Россия бросила её на произвол судьбы. В поиске пути выхода из глубокого экономического кризиса кубинское правительство приняло Закон № 77 — «Об иностранных инвестициях». А Куба — неплохое поле для вложения денег: квалифицированная рабочая сила, обученная нашими специалистами, на 95 процентов электрофицированная инфраструктура, социальная стабильность, географическое расположение в центре расширенного рынка и важных коммерческих маршрутов.

Куба подписала соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений с 71 странами. Сейчас на острове работают компании с иностранным капиталом (французским, итальянским, канадским, испанским и т. д.) Основная часть инвестиций вложена в такие важные отрасли, как горнодобывающая промышленность, разведка и добыча нефти, туризм, лёгкая, пищевая, металлургическая и металлообрабатывающая промышленность, а также информатика и связь. В последние годы Кубе стало полегче, так как при уходящей администрации Барака Обамы США перестали чинить ей всяческие препятствия. А сам Обама даже побывал на Кубе с официальным визитом.

Ещё летом 1997 года на Кубе я стал свидетелем расцвета частной и кооперативной инициатив. В центре Гаваны было множество негосударственных увеселительных заведений: кафе, баров, ресторанчиков, дискотек. Сейчас их, наверное, ещё больше.

Фидель был личностью. Он из той плеяды политиков, которые поменяли мир. Этот человек совершил революцию на небольшом острове, а потом долгие годы стоял во главе этого небольшого островного государства, но он задал импульс переменам во всем мире. Пример Кубы вдохновлял очень многих в разных уголках земного шара, а Куба из американского борделя превратилась в фактор мировой политики.

Конечно, Куба не превратилась в филиал рая на Земле. Страна всё ещё переживает огромные трудности. Порой кубинцам не хватает самого необходимого. Но они знают, что государство их не бросит на произвол судьбы. У них всегда будет работа, крыша над головой (пусть и протекающая), а за их здоровьем будут следить отличные врачи (по всем независимым оценкам, кубинская медицина — лучшая в Латинской Америке и одна из лучших в мире). Нужно добавить сюда и хороший уровень образования на острове. Много это или мало? Смотря с чем сравнивать. Если сравнивать, скажем, со Швецией, то мало. А если с соседними странами, например, Гаити или Доминиканской республикой, где полуголодные и безграмотные люди живут в землянках, не получая никакой медицинской помощи, то много. И это — заслуга умершего сегодня Фиделя.

В XXI веке из политики начали исчезать личности. Их стали заменять функции. Типичный пример функции в политике, причем плохо работающей, — нынешний президент Франции Франсуа Олланд. Чтобы понять, о чем я, достаточно сравнить Олланда, например, с Франсуа Миттераном. О сравнении его с Шарлем Де Голлем и речи не может быть.

Фидель был личностью. Он из той плеяды политиков, которые поменяли мир. Этот человек совершил революцию на небольшом острове, а потом долгие годы стоял во главе этого небольшого островного государства, но он задал импульс переменам во всем мире. Пример Кубы вдохновлял очень многих в разных уголках земного шара, а Куба из американского борделя превратилась в фактор мировой политики. Недаром и историческая встреча папы римского Франциска и предстоятеля Русской православной церкви Кирилла состоялась именно в кубинской столице — Гаване. И Куба, этот тропический остров, похожий на ящерицу, возможно, стал точкой сборки христианства XXI века.

При жизни Фидель не разрешал славословий в свой адрес. Его портреты висели лишь в государственных учреждениях. Что будет с его образом после его смерти? Будем надеяться, что преемникам Фиделя хватит мудрости не превращать его в героя комикса. Но мы ещё долго будем, говоря Куба, подразумевать Фидель. Ибо без него Куба была бы совсем другой.

Оригинал на сайте «Интересант»

Читайте также:

Дмитрий ЖВАНИЯ. Кастро — революционер в кубе