5 сентября 2016

Ален де БЕНУА: «Элиты сегодня полностью оторваны от народа»

Ален де Бенуа - французский философ, писатель и публицист, автор более 50 книг, последовательный критик либерализма, основатель и идеолог движения «Новые правые»

Ален де Бенуа — французский философ, писатель и публицист, автор более 50 книг, последовательный критик либерализма, основатель и идеолог движения «Новые правые»

Ален де Бенуа — французский философ, писатель и публицист, автор более 50 книг, последовательный критик либерализма, основатель и идеолог движения «Новые правые» — прокомментировал последствия Brexit для «единой Европы».

Чем Вы объясняете убедительную победу сторонников Brexit?

Ален де Бенуа: Это массовый протест против ЕС и всех глобальных элит. Народ начинает понимать, что брошен и предан правящими партиями, которые никак не защищают его от последствий глобализации, прежде всего от неконтролируемой миграции. В данном случае очень важно, что на референдуме противостояли не консерваторы и лейбористы, а противники и сторонники Brexit из обоих лагерей. Голосование в очередной раз подтвердило тот факт, что деление на правых и левых устарело.

Какими последствиями чреват Brexit для ЕС? Результаты плебисцита уже сравнивают с землетрясением и революцией…

Это, несомненно, историческое событие. Выход из Евросоюза одного из главных государств не останется незамеченным. Хотя Великобритания никогда и не была мотором ЕС, он, безусловно, оказался ослаблен: повержена сама идея, согласно которой европейское строительство является необратимым процессом. Во время греческого кризиса еврократы считали немыслимым уход Афин. Но по сравнению с Великобританией Греция — совсем маленькая страна.

Не спровоцирует ли Brexit «эффект домино»? Нельзя исключать, что такие страны, как Нидерланды, Венгрия, Чехия не проведут похожие референдумы.

Сегодня все задаются данным вопросом. Повлечет ли Brexit всеобщую волну протеста, что приведёт к распаду Евросоюза? Сравним ли Brexit с падением Берлинской стены, завершившимся крахом коммунистической системы? Судить об этом преждевременно. Однако каждый раз, когда проводились подобные голосования, население этих стран выражало огромное недоверие Брюсселю и даже категорический отказ от общеевропейской системы. Великобритания послужит примером: жизнь продолжается и после выхода из Евросоюза.

Главными последствиями Brexit станут не экономические или финансовые, а политические перемены

Главными последствиями Brexit станут не экономические или финансовые, а политические перемены

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан уже объявил о проведении в октябре референдума по миграционным квотам, навязываемым ЕС. (Результат не вызывает никаких сомнений.) Того же требуют другие евроскептически настроенные партии. Однако стоящий у власти политический истеблишмент отказывается от плебисцита. Они извлекли из Brexit единственный урок: ни в коем случае нельзя давать слово народу.

Бывший американский посол в России Майкл Макфол назвал Brexit «победой Путина». Кремль ответил: Москва на этот процесс никак не влияла, и напомнил, что ЕС — наш главный торгово-экономический партнёр.

Не стоит придавать какого-либо значения таким высказываниям. Известно, что американцы пытаются демонизировать российского президента, объясняя всё, что их не устраивает, «победой Москвы». Путин занимал в этом вопросе позицию стороннего наблюдателя. Он давно уже не питает иллюзий по поводу способности европейцев проводить независимую политику. Более того, в день всебританского голосования Индия и Пакистан подписали документы в целях получения членства в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). К сожалению, западная пресса практически ничего не написала об этом важнейшем событии. Европа начинает распадаться в тот момент, когда терпит крах сама идея «международного сообщества» под эгидой США. Это говорит о многом.

ЕС видел своей целью создание не мощной «Европы — державы», а «Европы — рынка». Лидеры ЕС — приверженцы либеральной идеологии капитализма. Они мечтают об «открытом обществе», о свободных обменах товарами, услугами, капиталами.

Некоторые эксперты и политики утверждают, что в референдуме «необразованные, серые массы, включая стариков», взяли верх над «умными и просвещёнными людьми»…

В таких спесивых и самоуверенных заявлениях вижу типичное выражение классового презрения. Очередное доказательство того, что самопровозглашённые элиты сегодня полностью оторваны от народа.

Именно они и объявляют, что широкие массы, а к ним приписывают и средний класс, состоят, дескать, из невежд. Нашим элитам было бы лучше задаться вопросом о своей ответственности за положение дел и о том, почему народ отвергает их с такой энергией и постоянством.

Есть и те, кто предлагает организовать новый референдум, способный отменить результаты первого…

Это маловероятно, хотя подобные прецеденты существуют. Англия, скорее всего, попытается, как Норвегия, сохранить доступ к общему рынку ЕС. С технической точки зрения уход из Евросоюза потребует много времени. Но то, о чём вы упоминаете, свидетельствует об отношении правящих классов к народу: если население «голосует плохо», пускай голосует снова до тех пор, пока не «проголосует хорошо»! Некоторые деятели хотят либо вообще отменить референдумы, либо запретить их проведение по некоторым вопросам. Так или иначе, мы являемся свидетелями отказа от демократии. Она предполагает суверенитет народа и совпадение точек зрения правящего класса и тех, кем он управляет, а также участие в государственных делах всех граждан.

Нашим элитам было бы лучше задаться вопросом о своей ответственности за положение дел и о том, почему народ отвергает их с такой энергией и постоянством.

Изменит ли ЕС миграционную политику? «Массовая миграция на протяжении многих лет в Соединенное Королевство привела к трансформации страны и, в частности, её столицы — в город, где англичане уже больше не находятся в Англии», — напоминает известный публицист Эрик Земмур.

Авантюристская миграционная политика Ангелы Меркель, несомненно, серьёзно повлияла на результат референдума. Однако следует признать, английское правительство само виновато в массовом нашествии иностранцев. И один только уход из Евросоюза вряд ли сможет что-то изменить.

Усилит ли Brexit позиции евроскептиков во всех странах?

Это более чем вероятно. Есть некое подобие диалектической связи между Brexit и подъёмом популистских движений в Европе и даже за её пределами. Успех Brexit связан с феноменом «Национального фронта» во Франции, Австрийской партии свободы, СИРИЗА в Греции, «Подемос» в Испании, а также с победой движения «Пять звезд» на муниципальных выборах в Риме, поддержкой Трампа и Сандерса в Соединенных Штатах.

Не грозит ли Соединенному Королевству превратиться в Королевство разъединенное?

Главными последствиями Brexit станут не экономические или финансовые, а политические перемены. В Великобритании референдум уже привел к серьёзному кризису. Brexit подстегнёт стремление Шотландии к независимости, реанимирует дебаты о статусе Ольстера и даже Гибралтара. Двум ведущим партиям — консерваторам и лейбористам — придется пересмотреть политические линии. А лондонский Сити попробует усилить свою позицию налогового рая.

Успех Brexit связан с феноменом «Национального фронта» во Франции, Австрийской партии свободы, СИРИЗА в Греции, «Подемос» в Испании, а также с победой движения «Пять звезд» на муниципальных выборах в Риме, поддержкой Трампа и Сандерса в Соединенных Штатах.

Станет ли Евросоюз менее зависимым от США после ухода Великобритании?

Такое можно предположить, но я в это не верю. ЕС видел своей целью создание не мощной «Европы — державы», а «Европы — рынка». Лидеры ЕС — приверженцы либеральной идеологии капитализма. Они мечтают об «открытом обществе», о свободных обменах товарами, услугами, капиталами — иными словами, мыслят только рыночными категориями. Конечно, с уходом Великобритании американцы потеряли верного «Троянского коня» (Обама даже приезжал в Англию, чтобы выступать против Brexit). Но нужен ли он сегодня Штатам? Так или иначе, главным рабочим языком брюссельских институтов останется английский, который отныне не является национальным ни в одном из государств — членов ЕС, за исключением Ирландии.

Теперь Германия окончательно займет в Европе доминирующие позиции?

Более чем когда либо. До сих пор ЕС базировался на равновесии трёх государств — Франции, Великобритании, Германии. После нарушения баланса на последнюю приходится почти треть ВВП и 40 процентов промышленности Евросоюза. Сюда надо добавить усиливающийся политический вес Берлина, в то время как влияние Франции стремительно падает.

В нынешнем виде Шенгенское пространство обречено?

С  Шенгеном покончено. Если бы Евросоюз был способен защищать свои общие внешние рубежи, сегодня мы бы не видели появления границ внутренних.

Читайте также:

Ален де БЕНУА. Религия прав человека. Часть 1 / «Никто не рождается свободным, но некоторые становятся ими»

Ален де БЕНУА. Религия прав человека. Часть 2 / «Культуры подвергаются опасности»

Ален де БЕНУА. Религия прав человека. Часть 3 / «Религия прав человека обещает счастье через потребление»

Ален де БЕНУА. Религия прав человека. Часть 4 / «Идеология прав человека — религия отступления»

Ален де БЕНУА: «Мой друг Армин Мёлер»

Ален де БЕНУА. Второй лик социализма

Ален де БЕНУА: «Слова “правая” и “левая” потеряли своё значение»

Ален де БЕНУА: «Свобода либералов — это, прежде всего, свобода собственности»

Михаил МАГИД. В позиции де Бенуа нет ничего тоталитарного