26 августа 2016

Веру в доброго царя раздавили тракторами

Алексей ЖАРОВ

Разгон «Тракторного марша» в очередной раз обозначил наступление новых времён. Бросок ОМОНа, десятки задержаний, ломка костей — таков ответ государства на попытку кубанских фермеров доехать до Москвы и поговорить с Путиным.

Итог "Тракторного марша": Разгон, избиение, аресты, впереди, возможно, суды

Итог «Тракторного марша»: Разгон, избиение, аресты, впереди, возможно, суды

До последнего времени карательная «жесть» применялась против политических протестов. Протесты же социальные считались как бы «законными»: если речь заводилась не о правах, а о деньгах, то власть соглашалась выслушать. А в чём-то и уступить. Типичный пример — Пикалёво 2009 года. Жалуйся по инстанциям — такое даже отчасти поощрялось. Этим не только выпускался пар недовольства. Верховная власть играла в доброго царя. Верноподданных отпускала с миром и пряником. Бояр-притеснителей слегка поругивала. Глава государства, как положено, оставался весь в белом.

Первый символический звонок прозвучал в апреле. Когда в Уссурийске арестовали строителя Антона Тюришева — за попытку провести митинг протеста против невыплаты зарплат на стройке космодрома «Восточный». Годом ранее Тюришев пожаловался Путину по «Прямой линии», президент пообещал «личный контроль», денег рабочим так и не заплатили, да ещё «повязали» жалобщика за нецензурную брань. Правда, быстро выпустили. Но сигнал очевиден.

О чём, собственно, собирались фермеры говорить с президентом. О захватах земель крупными агрокомпаниями. О чиновном произволе и игнорировании властью нужд населения. О коррупции. О доведении до разорения. Ему ведь обо всём этом ещё не докладывали! Он не знает! А как узнает — рассудит…

Не прошло и полгода, и с участниками «Тракторного марша» обходятся не в пример жёстче. Разгон, избиение, аресты, впереди, возможно, суды. «Фермеры Кубани, запресованные невыносимыми условиями жизни и работы, двинулись тракторами на Москву. Митинг был 21 августа. Колонна (17 тракторов и легковые) пошла от станицы Петровской (недалеко от знаковой Кущёвки). При поддержке группы активистов Объединения перевозчиков России (ОПР). И — сразу же после выезда начались задержания. В данный момент, пятое. Придраться — не к чему: запретов на движение тракторов колоннами — пока не придумано», — сообщает редактор сайта ОПР и участница марша Елена Филиппова на своей странице в «Фейсбуке». И на следующий день она пишет: «За сутки нас останавливали и держали то ли шесть, то ли семь раз, держали на обочинах страны от одного до семи часов под самыми разными предлогами. Перебрали все варианты, от несанкционированной демонстрации — до угона, наркотиков и взрывчатки. Дважды обнюхивали специально обученными собаками. Были и подробные досмотры имущества»…

О чём, собственно, собирались фермеры говорить с президентом. О захватах земель крупными агрокомпаниями. О чиновном произволе и игнорировании властью нужд населения. О коррупции. О доведении до разорения. Ему ведь обо всём этом ещё не докладывали! Он не знает! А как узнает — рассудит…

Ещё несколько таких случаев, и до масс дойдёт: всё. За любовь к Путину больше не платят — теперь это обязанность. Верноподданство больше не покупается, оно вбивается дубиной. Политический режим изменился. Насаждение державно-монархической идеологии, государственные аллюзии на сталинизм — это всерьёз. Плюс к тому элементарное — деньги попросту кончились. Покупать преданность не на что. Едва остаётся на оклад Сечина, прибыль Ротенберга и жалованье «Росгвардии». А если платить всё равно нечем, то о чём и разговаривать? Проще спустить ту же гвардию, не зря же её придумали. Всё равно этим кончится.

Ещё несколько таких случаев, и до масс дойдёт: всё. За любовь к Путину больше не платят — теперь это обязанность. Верноподданство больше не покупается, оно вбивается дубиной. Политический режим изменился.

Наступившая новизна доходит до общества. Медленно, но неуклонно. Несколько организаций радикальной оппозиции опубликовали в Петербурге заявление, в котором сравнили происходящее  с петербургским 9 января и новочеркасским 2 июня. Подписали заявление НТС(оск), «Единство равных», присоединилась петербургская «Солидарность». Это бы ладно. Существенно, что к политическим оппозиционерам примкнул независимый профсоюз транспортников и логистов «Дорога Жизни СЗФО». Авторы не ограничились простым историческим сравнением, а тут же напомнили о славных традициях русского крестьянства — Тамбовском восстании: «Закономерно, что именно теперь в стране растёт интерес к наследию Александра Антонова и его соратников». Публичные акции в память Антоновщины действительно стали регулярными. (Кстати, началось восстание в сентябре 1920-го большевистским разгоном крестьянского похода в Кузьминой Гати.) Растёт и интерес к революции Пятого года.

Пока одни принимают заявления с историческими изысканиями, другие уже начали действовать кулаком и бензином, не оглядываясь ни на законы, ни на переменчивое общественное мнение. Только в Петербурге и только в последние месяцы произошло несколько поджогов (редакции «Комсомольской правды», «Музея Новороссии», «фабрики путинских троллей» на Савушкина, 55), расцененных наблюдателями как политические акции. Понятно, что пока этим занимаются неизвестные маргиналы, имитирующие то ли «бандподполье», то ли играющие в продолжателей «дела Савинкова». Но что будет, когда «тракторные марши» участятся, а продемонстрированная реакция войдёт в привычку? Ведь направление властного тракта показано со всей ясностью. Тогда и марш станет ему адекватен.

Возможно, власти ещё опомнятся, захотят замять дело, сыграть с кубанцами по-пикалёвски. Но это уже не серьёзно. Желания перестали иметь значение. В дело вступают возможности. А они неумолимы.

***

Когда выкладывался текст на сайт, активистка Российского объединенния перевозчиков России Елена Филиппова сообщила в «Фейсбуке», что в Краснодарском крае арестован координатор «Тракторного марша» Алексей Волченко.

По информации Филипповой, полицейские увезли его в городской отдел Кропоткина, где предъявили обвинения в «экстремизме» по статье 282 УК за «возбуждение вражды либо ненависти». Если эта информация подтвердится, то Волченко может угрожать срок от двух до пяти лет лишения свободы.

Аксайский районный суд признал 23 августа «Тракторный марш» незаконным и назначил различные наказания 14-ти ее участкам. Алексей Волченко был оштрафован на 30 тысяч рублей. Все машины, участвовавшие в марше, были отправлены назад полицией из Ростовской области в Краснодарский край.

Колонну дальнобойщиков из Химок, собиравшихся поддержать «Тракторный марш», задержали на МКАДе и ещё несколько раз задерживали без объяснения причин на трассе Дон.

 

  • https://www.facebook.com/app_scoped_user_id/812621695514033/ Александр Годлевский

    Для беззаконной власти, которая может существовать только в безвольном обществе, неспособном добиться от власти даже того, чтобы она соблюдала хотя бы свои собственные официальные законы, гарантирующие права граждан, любое проявление общественной воли без разрешения на то начальства смертельно опасно. При хоть каких-то реальных подвижках власти ограничить свой беспредел против народа, глубинные ненависть и презрение к этой власти из-за ее беспредела у народа понемногу начинают выходить из глубин наружу – пока еще сравнительно мирными средствами и в очень ограниченных масштабах. Но власть такую свою перспективу понимает очень хорошо. Потому с этой очень реальной возможностью развития событий Кремль почти с самого начала эпохи Путина начал усиленно бороться, объявив все это экстремизмом и увеличив ответственность за него. Причем под экстремизмом власть может понимать все, что ей будет надо – любые выступления граждан против ее полного правового беспредела. Это как карающая за антисоветскую агитацию и пропаганду ст. 70 УК РСФСР 1960 г. с ее «гуттаперчевой диспозицией», под которую при желании можно было подвести кого угодно и за что угодно. Александр Годлевский (http://alex-godl.narod.ru).