29 июня 2016

Дмитрий ЖВАНИЯ. Автомобилям в городе не место

jvania-cafe3Недавно обсуждая проблемы городской экологии с одним коллегой, я большим раздражением заговорил о жлобах, которые паркуют своё «корыто» на газонах. Я был в полной уверенности, что для интеллигентного человека это не предмет для спора, парковаться на газонах или нет.

Ясно же, как белый день, что — нет. Мало того, что несознательные автомобилисты превращают газоны в колхозные поля периода посевной, так ещё они и грязь потом развозят по магистралям. Нигде я не видел такой грязи на дорогах, как в России. В провинции — вообще часто не понятно — грунтовая трасса или асфальтовая, так она загажена, но и в Петербурге тоже весьма нечисто. Однако коллега стал жлобов защищать. Люди для того и покупают автомобили, чтобы не тратить время на передвижения пешком. Вот они и оставляют их, где удобно, раз парковочных мест нет. На газоне — так на газоне.

Коллега тоже оказался автомобилистом. По этой логике и окурки можно кидать где угодно, если урны нет рядом. А почему бы и нужду не справить за углом или в подворотне, если приспичило, а сортира поблизости нет?

Шедевр провинциальной парковки... В Петербурге немногим лучше

Шедевр провинциальной парковки… В Петербурге немногим лучше

Я понимаю проблемы владельцев машин. Исторический центр Петербурга строили, когда машины ещё не существовали, а его спальные районы выросли тогда, когда в одном многоквартирном доме жили от силы два автовладельца. Конечно, нынче негде будет парковаться, учитывая, что в некоторых семьях — по два автомобиля. А ведь за последние годы спальные районы ещё и серьёзно уплотнили. Так зачем машины покупать?

Я несколько раз писал об автомобильной истерии. Когда я спросил коллегу, а что ему даёт автомобиль, он ответил весьма банально: ощущение свободы. Я вот это понять не в состоянии. О какой свободе речь? О свободе стоять в пробке? О свободе забирать свой автомобиль со штрафной стоянки? Если бы у нас был развит на европейском уровне общественный транспорт, то все рассуждения об автомобильной свободе выдавали бы в том, кто им предаётся, клинического идиота.

О какой свободе речь? О свободе стоять в пробке? О свободе забирать свой автомобиль со штрафной стоянки?

Дело не в свободе, а в потребительстве. В тупой мещанской гордыне. Мы всё ещё живём представлениями того прекрасного общества, где машина была роскошью. Показателем достатка. А то и богатства. Сейчас, когда «показатель богатства» легко приобрести в кредит, люди, которые щеголяют им, выставляют напоказ лишь убожество своего интеллекта. Свою провинциальность. Француз, который передвигается на японской машине, говорит, что у него — японская машина. Немец, который ездит на французском автомобиле, если надо, объясняет, что он ездит на французском автомобиле. И только в русском языке есть такое слово — «иномарка».

И это всё оттуда — из нашего «славного советского прошлого», из «эпохи застоя», когда для большинства людей предметом гордости были не длительные полёты в космос наших экипажей, а джинсы на заднице. Есть джинсы — ты на верном пути. Есть машина — ты крепко стоишь на ногах. А иномарка — это мечта! Заграничные автомобили советские люди видели только в кино. Даже тушки «ответственных работников» возили на «Волгах» и «Чайках». И как только «тоталитарная тюрьма» рухнула, наши люди побежали не в книжный магазин за творениями Солженицина, а на авторынок за железным хламом, убеждая себя, что даже разбитая иномарка лучше в эксплуатации, чем новые «Жигули». Сейчас дети тех кретинов клеят на свои «фольксвагены» и «опели» стикеры с надписями «На Берлин!», «Спасибо деду за победу!», «Обама — чмо!».

Город должен быть комфортным для человека. А автомобили создают дискомфорт. Шум, газы, копоть… Лучше бы уж пахло навозом ломовых лошадей

Город должен быть комфортным для человека. А автомобили создают дискомфорт. Шум, газы, копоть… Лучше бы уж пахло навозом ломовых лошадей

Огромное число жителей России предпочитает поездкам за рубеж или по нашей стране, приобретение автомобиля. Автомобиль для них — как ступень в лестнице социальной иерархии. Оба пола подвержены этой истерии. Женщины, наверное, даже в большей степени. В их случае потребительская мещанская истерия помножается на гендерный бунт. Вот и вся свобода…

Но главное, эти наши автолюбители убивают наш город. И не только тем, что их машины выделяют ядовитые газы. Даже если все пересядут на электромобили, город будет страдать. Как-то гуляя по центральным улицам и площадям Петербурга, я поймал себя на мысли, что я не вижу их перспективы. Из-за того, что их заполонили машины, будто корабли пришельцев из другого мира. Автомобили мешают любоваться Петербургом. В Риме, Париже — похожая история. В Праге чуть лучше — благодаря узости улочек и развитой трамвайной сети.

Наш народ никак не свыкнется с мыслью, что автомобиль — это прошлый век.

«Машины — это то, что разрушает городской ландшафт, а идея создания целостного городского ландшафта очень важна», — говорит бывший главный архитектор Барселоны Висенте Гуайарт. Той же точки зрения придерживается известный датский урбанист Ян Гейл. «Я выступаю только против того, чтобы ездить на машине по городу каждый день по любой нужде», — заявляет он.

В Европе, похоже, поняли, что нельзя подыгрывать исключительно интересам автомобилистов. В ведущих европейских городах появляется всё больше пешеходных зон. «Опыт различных городов мира показывает: когда вы ограничиваете движение автомобилей, на улицах появляется больше торговли, активности и недвижимость дорожает, — рассказывает Висенте Гуайарт. — У вас (в Петербурге – прим. Д.Ж.) есть невероятно красивая река, но, может быть, у вас слишком много машин. Посмотрите на Париж. Это хороший пример создания пляжей, оживлённых общественных пространств вдоль рек. Кроме того, во многих городах — в Париже, Лондоне, Нью-Йорке, развиваются новые формы общественного транспорта».

«Машины — это то, что разрушает городской ландшафт, а идея создания целостного городского ландшафта очень важна», — говорит бывший главный архитектор Барселоны Висенте Гуайарт

«Машины — это то, что разрушает городской ландшафт, а идея создания целостного городского ландшафта очень важна», — говорит бывший главный архитектор Барселоны Висенте Гуайарт

Но у нас этого не хотят понимать. Наш народ никак не свыкнется с мыслью, что автомобиль — это прошлый век. В Петербурге апофеоз градостроительного варварства пришёлся на время губернаторства Валентины Матвиенко. Видимо, мы, петербуржцы, чем прогневили Бога, если у нас 10 лет был такой губернатор. О чём говорить, если при Матвиенко всерьёз обсуждался план сноса целой линии на Васильевском острове, застроенной зданиями конца XIX века, для того, чтобы прорубить спуск с Западного скоростного диаметра!

Надо признать, что нынешний губернатор, Георгий Полтавченко, всё же не такой опустошитель, как Валентина Матвиенко (хотя если он допустит снос целого квартала на исторической Тележной улице, он займёт своё место в позорном списке рядом с предшественницей). Он парковки платные в центре города ввёл. Молодец. Либеральная оппозиция напрасно против них борется, дабы заручиться симпатиями заскорузлых избирателей. Надо работать в расчёте на будущее. Пусть автомобилисты платят за въезд в центр. Да их вообще в центр пускать не надо. А следующим шагом должно стать развитие общественного транспорта. Например, возрождение трамвайной сети, выкорчеванной при Матвиенко-разрушительнице. Но этот шаг не делается… Неплохо бы создать и велосипедные дорожки, а то летом добавляется ещё одна напасть — велосипедисты на тротуарах. Тоже — та ещё публика.

Дело не в свободе, а в потребительстве. В тупой мещанской гордыне. Мы всё ещё живём представлениями того прекрасного общества, где машина была роскошью. Показателем достатка.

Я, как и Гейл, считаю, что машины «незаменимы для инвалидов, для скорой помощи, для службы доставки, для поездок на выходные». Но им не место в городе. Город должен быть комфортным для человека. А автомобили создают дискомфорт. Шум, газы, копоть… Лучше бы уж пахло навозом ломовых лошадей, чем гарью и выхлопными газами. Петербург занимает третье место в рейтинге самых грязных городов России. Впереди только Москва и Норильск. В год в Петербурге в воздух попадает 500 тонн вредных веществ. 85 процентов приходится на выхлопные газы автомобилей. «Вы представьте на секунду, что машин нет, что они делись куда-то, — предлагает датчанин Гейл. — И тогда вы поймете, насколько человечество может быть изобретательно в поиске путей передвижения. Мы наверняка бы придумали что-то ещё — может быть, много лучше. Мир мог бы справиться с помощью поездов, велосипедов и трамваев. Конечно, для капиталистов лучше, чтобы мы ездили все время на машинах, — они могут продавать нам сами машины, колёса, бензин».

Я, если честно, не хотел писать такой длинный текст на тему, на которую уже высказывался. Изначально я просто хотел прорекламировать интервью бывшего главного архитектора Барселоны Висенте Гуайарта, которое он дал интернет-газете «Фонтанка». Рекомендую прочесть. Очень интересно. А то может показаться, что всё моё брюзжание против автомобилей вытекает из того факта, что я никогда не сидел за рулём. Сел бы — понял, что такое свобода. И мне, чего греха таить, приятно обнаружить, что ведущие специалисты по организации городской среды тоже выступают за устранение автомобилей из городской среды.

Читайте также:

Ян ГЕЙЛ: «Я против того, чтобы ездить на автомобиле по городу»

Дмитрий ЖВАНИЯ. Всеобщее равенство в пробке

Дмитрий ЖВАНИЯ. Пора уничтожать автомобили

Дмитрий ЖВАНИЯ. Жир нашего времени

Дмитрий ЖВАНИЯ. Я за непопулярные меры