14 мая 2016

Дмитрий ЖВАНИЯ. Люди относятся к природе как к вещи

Jvania-fort-2Праздники я провёл на Карельском перешейке — за Приозерском (город на севере Ленинградской области). Вывез кота за город — чтобы порезвился на природе.

В мае у нас на севере листва только распускается и не скрывает «следы цивилизации» и «человеческой жизнедеятельности». И поэтому со всей очевидностью видно, как наши люди относятся к природе. К её красоте. Карельский перешеек — прекрасный край: озера с островами, хвойные леса, баранье лбы (это такие небольшие скалы, отполированные движением ледника). Северо-Запад России не изобилует красивыми ландшафтами. И, казалось бы, такой край, как Карельский перешеек, должен вызывать трепетное отношение к себе обитателей Петербурга и его окрестностей. Но нет. Карельский перешеек загажен.

Проезжая мимо Курголовского и Кавголовского озёр, я просто пришёл в ужас (здесь разворачивается действие песни Натальи Медведевой «На станции Токсово», только в те места уже не нагрянут). Берега превращены в свалки. А людям хоть бы хны. Установили в мусоре мангалы и шашлыки жарят. Некоторые загорают. Скоро начнётся купальный сезон. Из города увеличится поток желающих прохладиться. Мусора прибавится.

Проезжая мимо Курголовского и Кавголовского озёр, я просто пришёл в ужас (здесь разворачивается действие песни Натальи Медведевой «На станции Токсово»). Берега превращены в свалки

Проезжая мимо Курголовского и Кавголовского озёр, я пришёл в ужас (здесь разворачивается действие песни Натальи Медведевой «На станции Токсово»). Берега превращены в свалки

В окрестностях хутора за Приозерском, где я отдыхал, мне на глаза попались несколько свалок. Чего в них только нет. Когда люди выбрасывают старое тряпьё, их ещё можно оправдать — рано или поздно оно сгниёт. А вот на что рассчитывают граждане, вынося в лес старый холодильник или телевизор? На то, что эти предметы откопают будущие археологи? И что их хлам превратится в артефакты? Железо когда-нибудь всё же заржавеет и превратится в труху. А вот над пластиковыми бутылками и мешками время не властно. Это понимают даже дети. И всё же люди, которые приезжают «на природу», продолжают её упорно убивать отходами своего быта и досуга.

Неужели трудно собрать мусор в тот же пластиковый мешок и отвезти его в город, чтобы оставить его на первой попавшейся помойке, откуда его уже вывезут на свалку? Так делают некоторые дачники и туристы. Но большинство предпочитает гадить — убивать окружающую среду. Почему?

У меня нет ясного ответа. Есть только смутные догадки. Левые экологи, всю вину за уничтожение природы возлагая на корпорации и государство, упускают из вида те самые небольшие «бытовые» экологические преступления, которые я описал. Вина в экологической катастрофе корпораций бесспорна и очевидна. Даже представители верховной власти сейчас заговорили, что необходимо «более рациональное и ответственное использование природных ресурсов, снижение негативного воздействия на окружающую среду». Говорят-то они говорят, а от планов развития нефте- и газодобычи на арктическом шельфе не отказываются. В России вообще не развивается альтернативная энергетика. Власти и госкорпорациям это невыгодно.

Сейчас очень много разговоров о суверенитете России. Наши власти приучают нас гордиться тем, что они его отстояли в нелегком противостоянии американской экспансии. Но на самом деле мы утратили суверенитет над сотней тысяч квадратных километров, где велась добыча нефти и газа. Они залиты нефтью, заражены радиацией и прочими следами хозяйственной, а лучше сказать — бесхозяйственной, деятельности. Известно, что нефтедобыча — самая грязная отрасль в России, главным образом, из-за сжигания попутного газа. Нефтегазовые корпорации «энергетической сверхдержавы» не заботятся о природе, им главное извлечь прибыль, часть которой они потом пускают удовлетворение своих амбиций и развлечение плебса — футбольные и хоккейные клубы. Желание Путина сохранить амурских тигров похвально. Но ведь есть ещё и белые медведи, которые скоро превратятся в чёрных от нефти. В лучшем случае, они будут похожи на больших далматинцев.

Когда люди выбрасывают старое тряпьё, их ещё можно оправдать — рано или поздно оно сгниёт. А вот на что рассчитывают граждане, вынося в лес старый холодильник или телевизор?

Когда люди выбрасывают старое тряпьё, их ещё можно оправдать — рано или поздно оно сгниёт. А вот на что рассчитывают граждане, вынося в лес старый холодильник или телевизор?

Корпорации можно ругать долго. И нудно. Левые это делали множество раз. Но нельзя выводить из-под огня экологической критики «простого человека». Левая идеология «простым людям» прощает всё. Ведь их среда портит. Вот установятся другие социальные условия, тогда и люди подобреют и поумнеют.

Без всякого сомнения, человек — животное социальное. На него влияет общественная атмосфера очень сильно. Но ведь окурок под ноги и бутылку из пластика на берег озера «простого человека» не Путин заставляет выбрасывать. И даже не Сурков. И не Миллер с Сечиным. Он сам это делает, даже если знает, что загаживает пространство, в котором обитает и отдыхает.

Или парковки на газонах. В оттепель, ранней весной и поздней осенью, газоны в спальных районах Петербурга превращаются в колхозные поля. Всё из-за автомобилистов. Разговоры о дефиците в городе организованных парковок в пользу идиотов. У нас многие покупают автомобиль не из-за нужды в постоянном передвижении, а для того, чтобы подчеркнуть своё материальное благополучие, чтобы быть не хуже других, а для этого и кредит не грех взять. Автомобильный парк Петербурга насчитывает около двух миллионов единиц. А потом мы брюзжим: «Пробки на дорогах!». Конечно, будут пробки, если мы так любим свои зады, что километра пройти не хотим.

Но ладно если бы только пробки. Автомобильное движение наносит гигантский вред экологии. Специалисты бьют в набат: в Петербурге сильно превышены показатели диоксида серы и азота, а также бензапирена (это вещество скапливается вокруг автомагистралей и бензозаправочных станций). Сегодня на одного жителя Петербурга приходится, по разным подсчетам, от 65 до 75 килограмм вредных веществ в год. Ежедневно в воздух города поступает 685 тонн опасных химических соединений. За год их набирается 250 тысяч тонн. В сутки каждый петербуржец получает около 150 граммов вредных выбросов. Они проникают в человеческий организм через лёгкие, оседают на коже…

Загрязнение атмосферного воздуха прямо пропорционально показателям статистики заболеваемости раком и болезнями органов дыхания. По смертности от онкологических заболеваний Петербург находится на первом месте в России. Куда мы спешим? По делам? Домой? На тот свет! Мы сами себя убиваем.

Мы брюзжим: «Пробки на дорогах!». Конечно, будут пробки, если мы так любим свои зады, что километра пройти не хотим

Мы брюзжим: «Пробки на дорогах!». Конечно, будут пробки, если мы так любим свои зады, что километра пройти не хотим

Надеюсь, что кризис немного вправит людям мозги. «Кризис — это не только проклятие, но и благословение. Он даёт возможность пересмотреть ценности, он заставляет людей задуматься», — я не знаю, насколько это искреннее заявление Патриарха Кирилла, но оно абсолютно правильное. Я понимаю, что рискую стать объектом левых и либеральных насмешек за цитирование Патриарха. Он же часы дорогие носил и не пощадил «девочек из Pussy Riot». Но причём здесь это? Может быть, он сам себе эти свои слова адресовал, никого не напутствуя. Сидит сейчас и занимается пересмотром ценностей.

Кстати говоря, в Социальной доктрине Русской православной церкви много места уделено экологии. «Экологические проблемы носят, по существу, антропологический характер, будучи порождены человеком, а не природой. Посему ответы на многие вопросы, поставленные кризисом окружающей среды, содержатся в человеческой душе, а не в сферах экономики, биологии, технологии или политики. Природа подлинно преображается или погибает не сама по себе, но под воздействием человека. Его духовное состояние играет решающую роль, ибо сказывается на окружающей среде как при внешнем воздействии на нее, так и при отсутствии такого воздействия» — с такой постановкой вопроса нельзя не согласиться. Человек как такой виновник экологической катастрофы. Он убивает природу, отдавая себя потребительской страсти.

«Не только тот сребролюбец, который на самом деле всяким способом собирает богатство и хранит у себя, не уделяя требующим, но и тот, кто хотя не собирает и не имеет, но ненасытно желает его», — отмечал святой Русской православной церкви Тихон Задонский. А что такое вещизм? Это одно из проявлений сребролюбия. Человек, который не имеет всё того же дорогого автомобиля, но страстно мечтает о дне, когда он сядет за его руль — такой же сребролюбец, как те, кто имеет целый автопарк. Не важен факт обладания. Важно желание обладать. Реализовано оно или нет — не имеет никакого значения.

А чем оправдать надругательство над природой, совершаемое «простыми людьми»? Ничем. Тех, кто гадит, нужно наказывать. Припарковался на газоне? Заплати штраф в размере стоимости машины. И пусть деньги пойдут на озеленение и благоустройство. Неплохо бы, чтобы всякие дружинники проводили экологические рейды в места отдыха горожан, вроде Кавголово. Не унёс с собой свой мусор? Иди на общественные работы по уборке территории. Но наши дружинники предпочитают выявлять санкционные продукты в магазинах, а не бороться за сохранение природы.

Ужесточением закона, конечно, вопрос не закрыть. Ведь исполнять его будут то же люди. А люди гадят везде. Не только в России. В западных странах чище, чем у нас, только потому, что их мусорщики и коммунальные службы работают лучше. Не успеет ночь лечь на город где-нибудь в Испании, Франции или Италии, как по его улицам и закоулкам начинают ползти мусороуборочные и поливальные машины. У нас в лучшем случае вывезут утром пухто.

Окурок под ноги и бутылку из пластика на берег озера «простого человека» не Путин заставляет выбрасывать. И даже не Сурков. И не Миллер с Сечиным. Он сам это делает, даже если знает, что загаживает пространство, в котором обитает и отдыхает

Окурок под ноги и бутылку из пластика на берег озера «простого человека» не Путин заставляет выбрасывать. И даже не Сурков. И не Миллер с Сечиным. Он сам это делает, даже если знает, что загаживает пространство, в котором обитает и отдыхает

Я догадываюсь, что дело в изначальной порочности человека. И дело каждого из нас — неустанно заглушать в себе этот врождённый порок. Воспитывать себя. Я очень боюсь сейчас впасть в пафос. И поэтому не хочу использовать такое затёртое до пошлости слово, как «духовность». Но придётся. Придётся потому, что нельзя не заметить, что сейчас подавляющее большинство людей бездуховно. Дух в человеке убивает как капитализм, так коммунизм с его идеей (выраженной в частности Энгельсом), что человек, прежде чем думать о душе, вначале должен насытиться. «Производственные, экономические отношения — вот что составляет сущность общественных отношений, базис общества, то есть его основу. Люди связаны между собой прежде всего тем, что они должны есть, пить, одеваться, иметь жилище и т. п., а для этого они должны производить материальные блага, заниматься хозяйственной деятельностью, производством. На основе производственных, экономиче­ских отношений складываются все иные отношения между людьми в обществе», — доказывал Фридрих Энгельс. И в этом его пассаже вся суть марксистского коммунизма.

Однако коммунисты не отвечают на вопрос, где та грань насыщения, за которой человек уже будет размышлять об идеальном. Для бедняка XIX века верхом мечтания была ежедневная тарелка горячего супа (вспомним «Жерминаль» Эмиля Золя), для бедняка начала ХХ века — квартира с ванной, а через сто лет он хочет иметь кухонный комбайн, автомобиль (какой-нибудь «Форд» или «Рено Логан») и плазменный телевизор, чтобы лучше было видно шоу Малахова. Где эта грань? Когда человек начинает мыслить о горнем, а не о дольнем?

«Капиталистический либерализм, как и марксистский коллективизм, превращает человека в своего рода промышленное животное, подчиняющееся детерминизму экономических законов», — верно подметил французский писатель, католик Жорж Бернанос. С его точки зрения,  «что капиталистический, что марксистский миры оказываются всего лишь разными вариантами неудачного эксперимента — неудачного, ибо основанного на неверном понимании человека». И Бернанос задавался вопросами: «Что, если противоречия человека — это и есть сам человек? Что, если все старания любой ценой разрешить эти противоречия во имя логики и справедливости ведут лишь к деградации и падению человека?»

Христианство — как восточное, так и западное — утверждает, что человек изменяет окружающий мир в соответствии со своим внутренним миром. И если мы согласимся с этой мыслью, мы начнём догадываться, почему люди гадят. Во внутренний мир современного человека лучше не заглядывать. Мы ничего не увидим. Внутри него — пустота. Зато внешний мир современного человека наполнен всякими вещами, часто — безделушками. Вот и к природе он относится как к вещи. Сносил одни джинсы, купил другие… Оставили после своего пикника пластиковые бутылки, пустые сигаретные пачки, алюминиевые пивные банки — ничего: уберут «специально обученные люди»… Срубили дерево на розжиг костра? Вырастит новое. Это же вещь.

Загрязнение окружающей среды зримое воплощение человеческого падения. И чтобы возродить природу, людям нужно очистить себя от всей этой материалистической накипи. Каким образом? Это вопрос…

  • https://plus.google.com/117635609235293405191 Ольга Тихонова

    Если человек готов загорать среди мусора — себя он тоже видимо позиционирует частью этого… Какое уж тут экологическое мышление! Даже в голову не придет, убрать хоть небольшую площадь от мусора, чтобы мангал поставить не на свалке.