11 февраля 2016

Дедушка «хуже Гитлера»

Алексей ЖАРОВ

Эдуард Штадлер — основоположник мирового ультраправого движения

17 февраля 2016 года исполняется 130 лет со дня рождения Эдуарда Штадлера - основоположника солидаризма

17 февраля 2016 года исполняется 130 лет со дня рождения Эдуарда Штадлера — основоположника солидаризма

«Хуже Гитлера» — для коммунистов. «Хуже Тельмана» — для монархистов. Не всякому такое дано. Этому человеку удалось. Немецкий учитель Эдуард Штадлер. Крупный идеолог и боевой политик. Убеждённый консерватор и «прусский социалист». Бешеный популист и яростный антикоммунист. Основоположник ультраправого солидаризма. Зловещая фигура, но яркое имя, незаслуженно подзабытое. 17 февраля 2016 года подлинному дедушке всемирных ультраправых исполняется 130 лет. Самое время вспомнить.

Католик нового типа

Показательная деталь. В Википедии о Штадлере есть статьи на трёх языках — немецком, английском и русском. (Кстати, написание фамилии допускает вариации: иногда пишется «ШтадТлер», но чаще непроизносимое «т» пропускается.) Немецкая статья — сухое изложение биографии с некоторыми акцентами. Английская — скороговорка, вроде упоминание в словаре. Самая же подробная — русская. Основательный обзор с деталями, анализом, цитатами. Словно именно в России он оставил больше всего заинтересованных единомышленников. А на Западе, даже в родной Германии, Штадлера будто стесняются вспоминать.

Он родился в 1886 году близ Страсбурга, в небольшом городе Агно, который стал немецким всего пятнадцатью годами ранее, в результате франко-прусской войны. Семья была ревностно католической. Отобранная у Франции Эльзас-Лотарингия вообще являлась бастионом германского католицизма. Здешние «папские батальоны» стойко сопротивлялись прусско-протестантскому давлению и бисмарковскому Культуркампфу. Конечно, не с оружием в руках и не в подполье, как на другом, польском конце Второго рейха. Но духовно, культурно, политически борьба велась жёсткая. В авангарде её стояла католическая партия Центр.

Интеллигенция Германии в первой половине XX века сильно отличалась от европейской или российской. Эта была крайне националистическая, консервативная и авторитарная среда. Не зря говорят, что в университетах Веймарской республики уже царил Третий рейх.

В эту партию и вступил 25-летний Эдуард Штадлер. К тому времени он окончил немецкую католическую школу, получил французскую учёную степень бакалавра по языковым дисциплинам. Лингвист был способный, иностранную речь осваивал легко. Образование, как видим, имел гуманитарное, что в сочетании с политизированным сознанием само по себе тревожный знак. Человек, по имеющимся описаниям, был тяжёлый. Плакатный образ немецкого учителя с розгами наперевес.

С юности Штадлер был привержен политическому католицизму, в котором набирали силу тенденции Rerum Novarum — «Новые вещи» Льва XIII. Католическая церковь преодолевала груз феодальной традиции. Папа Лев призывал церковь обратиться к социальным проблемам, раскрыться для низов и трудовых масс

С юности Штадлер был привержен политическому католицизму, в котором набирали силу тенденции Rerum Novarum — «Новые вещи» Льва XIII. Католическая церковь преодолевала груз феодальной традиции. Папа Лев призывал церковь обратиться к социальным проблемам, раскрыться для низов и трудовых масс

Интеллигенция Германии в первой половине XX века сильно отличалась от европейской или российской. Эта была крайне националистическая, консервативная и авторитарная среда. Не зря говорят, что в университетах Веймарской республики уже царил Третий рейх. Звёзды первой величины, как физик-нобелиат Ленард и композитор-романтик Штраус, с искренним энтузиазмом поддерживали Гитлера. Три четверти учителей вполне добровольно состояли в НСДАП.

Авторитарным националистом был и учитель Штадлер. Крутого замеса, типа, «Эльзаснаш!» Право силы выше силы права. Быть достойными старого Фрица, он же Фридрих Великий. Отсюда полшага до «дорогу нашим славным батальонам, спасёт страну коричневый оплот!» Но особый фактор вывел Эдуарда Штадлера на несколько иную тропу.

Правый популизм, капитал на службе нации, система рабочих общин. Известная идеология народного сообщества, «Фольксгемайншафт». Подхваченная потом не только в гитлеровском Третьем рейхе, но и в ульбрихтовской ГДР.

С юности Штадлер был привержен политическому католицизму, в котором набирали силу тенденции Rerum Novarum — «Новые вещи» Льва XIII. Католическая церковь преодолевала груз феодальной традиции. Папа Лев призывал церковь обратиться к социальным проблемам, раскрыться для низов и трудовых масс, сделаться конструктивной силой нового общества. В Германии, где католики были по факту оппозиционерами, это находило особый отклик. Партия Центр активно конкурировала с социал-демократами за влияние на рабочий класс. Не говоря о сильных позициях в средних слоях и среди служащих.

Эдуард Штадлер исповедовал именно такой, социально активный католицизм. Его гуру был профессор-историк Мартин Шпанн, потомственный лидер Центра. Он разрабатывал концепции католического реформизма. Штадлер как лидер партийной «молодёжки», развивал ту же тенденцию. Называлось это «социал-христианским фёлькише». Правый популизм, капитал на службе нации, система рабочих общин. Известная идеология народного сообщества, «Фольксгемайншафт». Подхваченная потом не только в гитлеровском Третьем рейхе, но и в ульбрихтовской ГДР. Без ссылки на первоисточник, естественно.

Но и в этой оригинальной по тем временам концепции Штадлер ставил свои ударения. Похоже, сказывалось происхождение из офранцуженной среды. Изначально в его позиции ощущалось нечто революционное, даже в консерватизме.

Во-первых, ставка на преобразовательное насилие. Из слоганов старого Фрица ближе всего ему были «Напролом!» и «Сначала взять, потом говорить!» Во-вторых, странное для германского консерватора влечение не просто к низам, но конкретно к рабочему классу. Оторвать пролетариат от «красной секты марксизма» Штадлер считал приоритетной задачей. В стране, где рабочие были социальной опорой демократических тенденций и политической армией марксистской партии, замысел был силён.

Лига большой бойни

Штадлер был человеком твёрдого слова. Национализм, культ силы, единение с народом — значит, вперёд и в бой. На Первую мировую войну он пошёл добровольцем. Служил на Восточном фронте. Попал в плен. Без труда освоил русский язык. И сознательно задержался в России после Брестского мира. Потому как было на что посмотреть.

Штадлер был человеком твёрдого слова. Национализм, культ силы, единение с народом — значит, вперёд и в бой. На Первую мировую войну он пошёл добровольцем. Служил на Восточном фронте

Эдуард Штадлер был человеком твёрдого слова. Национализм, культ силы, единение с народом — значит, вперёд и в бой. На Первую мировую войну он пошёл добровольцем. Служил на Восточном фронте

Он пробыл в большевистском государстве до осени 1918-го. Служил в пресс-службе германской дипмиссии при Совнаркоме. Пережил эсеровский мятеж 6 июля, убийство посла Мирбаха. Вильгельм II выступил тогда перед рабочими крупповских военных заводов. Восстание левых эсеров кайзер назвал «мятежом проанглийской партии против демократического и миролюбивого русского правительства». Но Штадлер не разделял этих симпатий монарха. Если на то пошло, эсеры были ему куда ближе большевиков.

Ведь за что Штадлер и такие, как он, ненавидели марксизм? За угрозу собственности? Да ладно. Ни собственность, ни закон не были для них фетишами. «Сначала брать, потом говорить». Коренная противоположность в другом.

Органика против механики. Жизнеобразующий хаос против гармонической схемы. Этот жесточайший раздел и есть подлинный, глубинный мотор радикального антикоммунизма. Не либерального, не демократического, даже не консервативного, а именно — ультраправого.

«Гемайншафт» — дело, что называется, очень на любителя. Выше сказано, кому оно нравилось. В штадлеровском прочтении это все прелести средневековой ментальности, иерархии, милитаризма, социал-дарвинизма, авторитарной корпоративности. Но в любом случае, это принцип органического общества, основанного на саморегуляции живых социальных сил — семьи, цеха, марки, бурга.

Марксизм же — система по определению неорганичная. Это социальная инженерия, механистичность, машиноподобие. К тому же космополитизм и атеизм. Всё это — отвержение священных для Штадлера, националиста и католика, традиций.

Органика против механики. Жизнеобразующий хаос против гармонической схемы. Этот жесточайший раздел и есть подлинный, глубинный мотор радикального антикоммунизма. Не либерального, не демократического, даже не консервативного, а именно — ультраправого. Самого жёсткого из всех возможных. Не нуждающегося в рациональных обоснованиях. Который — с подачи того же Эдуарда Штадлера — называют ещё солидаристским.

Возвращаясь в Германию, Эдуард Штадлер не имел сомнений: предстоит большая бойня. 1 ноября 1918 года в зале Берлинской филармонии сотни серьёзных людей собрались послушать очевидца Русской революции. Название доклада говорило само за себя: «Большевизм как всемирная опасность». 32-летний католический активист и ветеран Первой мировой разворачивал глобальный план контрбольшевистского отпора. Он призывал кайзеровское правительство, пока не поздно, порвать беспринципный союз с Лениным и раздавить Советы. Многие пожимали плечами: так ли это актуально? здесь ведь не Россия… Несколько дней спустя кильские матросы повторили опыт кронштадтских, поднялся революционный Совет. Штадлер предстал персонажем некрасовской поэмы: «Некто слывший по службе за гения, генерал Фердинанд фон дер Шпехт, об отводе лесов для сечения подававший обширный проект, нам предсказывал бунты народные. “Что, неправ я?!” — потом он кричал…»

Стены пестрели листовками: «Смерть большевикам!» На плакатах красовался могучий ангел, ведущий за собой массы. Штадлеровцы создали свои Советы ремесленников и лабазников. При них формировались отряды самообороны.

Эдуард Штадлер с колёс включился в социальный замес. В каком-то смысле большевики оказали ему неоценимую услугу, превратив в авторитетного политика. Теперь-то его слушали как оракула. Ровно через месяц после речи в филармонии Штадлер учредил Антибольшевистскую лигу. Уставные задачи формулировались элементарно: защитить от марксизма немецкую нацию, традицию, культуру, собственность. На практике это означало оперативную помощь фрайкорам — добровольческим формированиям немецких белых, которые на поверку оказались не чета русским. Одним из фрайкоров был отряд Вальдемара Пабста, расправившийся с Карлом Либкнехтом и Розой Люксембург. И отпустивший с миром всех предавшего Вильгельма Пика, будущего президента ГДР.

В несколько недель Штадлер развил Антибольшевистскую лигу в разветвлённую оргсистему. Всё в Лиге, от уличных побоищ и расстрелов до деловых заседаний и диспутов, замыкалось на председателя. Спустя сорок дней после основания он собрал в берлинском Авиационном клубе группу промышленников и банкиров. Лучше всех понял его рурский магнат Гуго Стиннес — тогдашний «малиновый пиджак», рейдер угля и стали. «Я согласен с каждым пунктом докладчика. Если немецкий промышленный, коммерческий и банковский мир не желает пожертвовать 500 миллионов марок на борьбу с означенной опасностью, то он не достоин называться немецкой экономикой. Прошу выйти со мной в соседнюю комнату, чтобы конкретно прояснить ситуацию», — сказал Стиннес. Штадлер первым шагнул в соседнюю комнату. Пятисот миллионов не собрали, но и пять оказались к месту.

Брошюры Антибольшевистской лиги разлетелись тиражом в полторы сотни тысяч. Стены пестрели листовками: «Смерть большевикам!» На плакатах красовался могучий ангел, ведущий за собой массы. Штадлеровцы создали свои Советы ремесленников и лабазников. При них формировались отряды самообороны — Зелбштутцформационен. В межклассовую и всесословную Ассоциацию антибольшевистской борьбы входили работяги и рантье, студенты и буржуа, офицеры и джентльмены. Особый отдел поддерживал связи с правым крылом социал-демократов, людьми Густава Носке. Антибольшевистский фонд и Касса войсковой активности собирали пожертвования для финансирования фрайкоров. Генеральный секретариат борьбы с большевизмом формулировал идеологию — всё то же Народное сообщество. Постепенно в качестве синонима утверждалось: солидаризм.

К весне незабываемого 1919-го гражданская война в Германии в общем и целом окончилась победой белых.

Солидарность твёрдой опасности

Очень характерно — уже в марте 1919 года Эдуард Штадлер перестал быть председателем Антибольшевистской лиги. «Жести» уже больше не требовалась, а он специализировался именно на этом. Сама организация переименовалась в Лигу защиты немецкой культуры. Она просуществовала до 1925-го, когда социально-политическая стабилизация Веймарской Германии стала вполне очевидной. В её акции вовлеклись порядка 800 тысяч немцев.

Штадлер учредил Антибольшевистскую лигу. Уставные задачи формулировались элементарно: защитить от марксизма немецкую нацию, традицию, культуру, собственность. На практике это означало оперативную помощь фрайкорам — добровольческим формированиям немецких белых

Эдуард Штадлер учредил Антибольшевистскую лигу. Уставные задачи формулировались элементарно: защитить от марксизма немецкую нацию, традицию, культуру, собственность. На практике это означало оперативную помощь фрайкорам — добровольческим формированиям немецких белых

Что до Штадлера, то он возглавил смежную организацию — Объединение за национальную и социальную солидарность. Оно также называлось «Твёрдый ариец». Потом был знаменитый Клуб господ. Параллельно действовал Июньский клуб, в котором за одним столом со Штадлером и Стиннесом сидели левый нацист Отто Штрассер и консервативный аристократ Франц фон Папен. В 1931-м возникло промуссолиниевское Общество по изучению фашизма. Там одноклубником Штадлера был не только Вальдемар Пабст, но и Герман Геринг, а с прагматичным банкиром Ялмаром Шахтом дискутировал оккультист Ханс Эверс.

«Немецкий национальный социализм» Эдуарда Штадлера имел дополнение «христианский». Собственно, оттуда и происходил изначально его солидаристский мотив, содержащий нечто человеческое.

Все эти структуры выступали как генераторы единой идеи. Какой? Всё той же: «Сочетать браком истинные консервативно-прусские государственные идеи с новым социалистическим содержанием близящейся революции» (Эдуард Штадлер). Но автор этих слов вновь резко выделялся.

Начать с того, что он оставался католиком. Его «немецкий национальный социализм» имел дополнение «христианский». Собственно, оттуда и происходил изначально его солидаристский мотив, содержащий нечто человеческое. С этим замшелые консерваторы-вильгельминисты ещё могли с грехом пополам смириться.

Сложнее было с другим. «Радикальный поворот к заигрыванию с массами, к использованию социальной демагогии в интересах манипулирования их общественно-политическим поведением был осуществлен в консервативном лагере Эдуардом Штадлером… Демагогия Штадлера была адресована не традиционным социальным кругам, издавна бывшим опорой консерватизма, а рабочим… Отсюда шокировавшие отдельных его консервативных коллег призывы Штадлера к принятию на вооружение требования создания производственных советов на предприятиях, к работе в профсоюзах, к борьбе против хищнического капитала», — пишет лучший русскоязычный исследователь европейского консерватизма и германского нацизма Александр Галкин.

В этом и состояла основная отличительная черта штадлеровского младоконсерватизма — принятие революционной методологии и обращение к социальным низам. Во имя средневековой органики, перенесённый в индустриальную эпоху. Гремучая смесь консерватизма, социализма и немецкого народничества-фёлькише.

Профессию учителя Штадлер оставил. Занялся журналистикой, издавал «Совесть» и «Великогерманский рейх». В 1930 году эстафету этих медиа подхватило издание «Дело» выдающегося праворадикального журналиста Ханса Церера. Идеологические тезисы Штадлера, политическая публицистика Церера работали на вполне определённую тенденцию в НСДАП, олицетворяемую Отто Штрассером и штурмовиками Эрнста Рёма. Или активистом «Рабочего содружества» Альбертом Фольком, утверждавшим: «Рабочий считает себя носителем нынешнего государственного строя. И мы ничего не добьёмся, если будем приписывать нужду и унижение одной лишь революции».

«Ночь длинных ножей» 30 июня 1934-го сделала Штадлера не вполне благонадёжным — слишком явственно пересекались его установки именно со штрассеро-рёмовским пониманием национал-социализма.

Из партии Центр Штадлер вышел ещё в боевом 1918-м. Вступил в жёстко консервативную Немецкую национальную народную партию. Не очень там прижился со своей репутацией опасного радикала. Но, как представитель этой партии, Штадлер участвовал в знаменитой конференции 1931 года, создавшей Гарцбургский фронт. Этот форум, не приведший поначалу к практическим договорённостям, был символически важен. Впервые нацистская партия была принята в круге системной политики. Респектабельные фоны вынуждены были глядеть на парад штурмовой черни. Идейная основа под формирующийся консервативно-нацистский альянс в значительной степени была заложена Эдуардом Штадлером.

А дальше случилась довольно обычная история. 30 января 1933 года Гитлер был назначен рейхсканцлером. В правящую НСДАП Штадлер вступил через три месяца. На этом его блеск померк.

Победившие геноссен не нуждались в шибко умных — они претендуют на самостоятельность, а от этого много лишних проблем. «Канцлер праздно бродил по своему поместью Бергхоф… Надо было сделать выбор, принять решение, а этого он не любил», — этот штрих Лиона Фейхтвангера в «Братьях Лаутензак» исчерпывающе объясняет отношение гитлеровской верхушки к таким, как Эдуард Штадлер.

«Ночь длинных ножей» 30 июня 1934-го сделала Штадлера не вполне благонадёжным — слишком явственно пересекались его установки именно со штрассеро-рёмовским пониманием национал-социализма. (Цереру и вовсе пришлось затаиться на островном курорте, в ожидании пока о нём забудут.) Сколько-нибудь значимого поста в новом рейхе Штадлер разумеется, не получил. Занял в министерстве Геббельса агитпроповскую должность среднего звена. Не прошло двух лет, как был снят и с неё.

Работал в малоизвестном дюссельдорфском издании. Издавал в основном собственные мемуары. Воспоминания Штадлера интересны, и в историко-фактологическом, и в мировоззренческом ключе. Но не везде точны. К примеру, свою роль в убийстве Либкнехта и Люксембург он сильно преувеличил. Потом перебрался на восток, что сыграло в его судьбе роковую роль.

Бдительность настоящего

Усилиями нацистского режима имя Штадлера к 1945-му было почти забыто. Вспомнилось, когда создатель Антибольшевистской лиги попал в руки наступавших большевиков. На старого знакомого даже не обратили особого внимания. Запихнули на общих основаниях в «Спецлагерь N 7», наскоро организованный на базе нацистского Заксенхаузена, в котором погибли Дмитрий Карбышев и Яков Джугашвили, сидели Степан Бандера и Ярослав Стецько.

Победившие геноссен не нуждались в шибко умных — они претендуют на самостоятельность, а от этого много лишних проблем

Победившие геноссен не нуждались в шибко умных — они претендуют на самостоятельность, а от этого много лишних проблем

В концлагере Штадлер пробыл недолго. Содержание в советском концлагере способствовало долголетию не намного больше, чем в немецком. Из 60 тысяч заключённых умер каждый пятый. С Эдуардом Штадлером это случилось 5 февраля 1945 года. Он не дожил до 60 лет.

Кто-то из читателей наверняка пожимает плечами. Как иные слушатели в Берлинской филармонии 1 ноября 1918-го. И к чему всё это? Так ли оно актуально?

Некоторые считают — так.

«В 1918 г. Эдуард Штадлер основал “Антибольшевистскую лигу”, — занимается историко-идеологическими изысканиями Ирина Кургинян, дочь и сподвижница путиниодного идеолога Сергея Кургиняна. – В том же году тот же Штадлер участвует в создании организации со скромным названием «Июньский клуб», переименованной в 1924 г. в “Немецкий клуб господ”… 16 апреля 1946 г. в Мюнхене был создан “Антибольшевистский блок народов” (АБН). Президентом АБН в 1946–1986 гг. был проживавший в Мюнхене бандеровский каратель Ярослав Стецько, а в 1986–1996 гг. — его жена Слава Стецько… После развала СССР в 1992 г. Слава Стецько создала на Украине из подконтрольного ей ОУН “Конгресс украинских националистов”… Идею образования “Русской Демократической Республики” поддержала УНА-УНСО… За спиной же УНА-УНСО стоит ненавидящий коммунизм высокомерный и омерзительный западный Клуб господ». Вот ведь как всё запущено.

Ведь что такое штадлеризм в самом первом приближении? Естественно, из первых заповедей — не комплексовать. Но суть не только в этом. Правые не должны возноситься, учил немецкий учитель. Правые должны идти в низы, организовывать массы.

Положим, Кургинян — по-любому случай особый. Но спору нет: в самом названии Антибольшевистского блока народов отнюдь не случайно отразилась структура Штадлера. Это был осознанный выбор осведомлённых людей. И заметим, что АБН (кстати, не только антикоммунистический, но и антиимперский, «прометеистский») в 1996 году мотивировал самороспуск выполнением поставленных задач.

А Всемирная антикоммунистическая лига существует по сей день (называется теперь Всемирная лига за свободу и демократию). Эта организация, разгроздившаяся во многих международных и национальных структурах, многое переняла от АБН. Который, напоминаем, заимствовал не только название, но и идейные установки. Если не всегда лично Штадлера, то всегда — «штадлеризма». Теперь, наверное, понятно, почему именно Эдуард Штадлер, а не кто-то другой, воспринимается как отец-основатель современных ультраправых.

Ведь что такое штадлеризм в самом первом приближении? Естественно, из первых заповедей — не комплексовать. Но суть не только в этом. Правые не должны возноситься, учил немецкий учитель. Правые должны идти в низы, организовывать массы. Не тормозить перед революционно-социалистическими лозунгами, а осваивать революционные принципы. Иной — своей — революции. Во имя органической новосредневековой солидарности. Отголосками этих идей звучат анархо-фашистские декларации Марио Мерлино и чисто конкретные деяния Команданте Стефано.

Не забудем и о почти метафизической связи Штадлера с Россией. Почитаем ещё раз кургиняновскую «Суть времени»: «Группа, получившая название объединение солидаристов-корпоративистов НТС (НТСоск), приняла участие в работе “Гражданского комитета” Санкт-Петербурга… Параллельно с этим НТС-совцы развивали свои контакты с националистическими организациями Москвы и Санкт-Петербурга… В 2012 году для участия в столичных “Русских маршах” стала формироваться — при активнейшем содействии НТС(оск) — так называемая “Антибольшевистская колонна” из активистов Русского объединенного национального альянса… Основными лозунгами “Антибольшевистской колонны” являются “За десоветизацию!”, “За Россию как часть европейской семьи!” Солидарность ведь везде бывает разной. А уж солидаризм — тем более.

Прошлое изучается, настоящее видится, но что в будущем? Тут, наверное, и фанат и враг Штадлера скажут одну и ту же банальность: «Будьте бдительны!»