4 февраля 2016

«Объединённых левых» Испании разобщило поражение

Цикл статей «Тайна мадридского двора-2016» / Часть первая

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Результаты всеобщих выборов в испанском королевстве, состоявшихся в декабре прошлого года, объективно поставили Испанию в центр современной «левой политики» в Европе. Результаты этих выборов, с одной стороны, привели к существенному видоизменению соотношения сил в рамках испанской левой, а с другой — сделали возможной опцию создания прогрессивного правительства с включением в него разных левых субъектов.

Можно со всей чёткостью сказать, что главной проигравшей стороной - среди сил левой ориентации - на парламентских выборах, прошедших в декабре, оказалось широкое социально-политическое движение «Объединённые левые»

Можно со всей чёткостью сказать, что главной проигравшей стороной — среди сил левой ориентации — на парламентских выборах, прошедших в декабре, оказалось широкое социально-политическое движение «Объединённые левые»

Сегодняшняя Испания находится в ожидании, общество бурлит. В политическом плане сложилась совершенно невиданная ситуация, которая в дальнейшем может привести к самым различным комбинациям и конфигурациям. В серии данных очерков я попытаюсь показать специфику положения ведущих левых тенденций современной Испании, с представителями которых мне удалось лично пообщаться во время пребывания в начале февраля в столице королевства Мадриде. И начинаем мы это повествование с «Объединённых левых»…

Можно со всей чёткостью сказать, что главной проигравшей стороной — среди сил левой ориентации — на парламентских выборах, прошедших в декабре, оказалось широкое социально-политическое движение «Объединённые левые» (ОЛ). Потеряв значительную часть своих избирателей (прежде всего в пользу новичка испанской политики «Подемос»), «Объединённые левые» заметно ослабили своё парламентское представительство. Да, эта коалиция получила в итоге свыше 900 тысяч голосов, но отныне в Конгрессе депутатов ОЛ представляют лишь два человека. Пожалуй, в своей истории худшего результата ОЛ ещё не знали.

По мнению сотрудника центрального аппарата ОЛ Педро Гонсалеса де Молины Солера, его коалиция сталкивается сегодня с многомерным кризисом — организационным, идеологическим, финансовым, кадровым, политическим, наконец. Как известно тем, кто интересуется испанской политикой, ОЛ является левым объединением под руководством Коммунистической партии Испании (КПИ). Эта партия сохраняет определённое влияние в профсоюзах (Рабочие комиссии), феминистском движении, на уровне отдельных муниципалитетов.

Но после оформления «Подемос» и его резкого усиления с момента евровыборов в мае 2014 года ОЛ во главе с коммунистами растеряли большую часть своего электората. Здесь любопытно то, что по меркам Европы КПИ всегда считалась весьма «продвинутой» партией, уделявшей большое внимание вопросам экологии, расширения прав женщин и меньшинств, демократизации внутриполитической жизни и т. д. Но с мощным наступлением со стороны «Подемос» коммунисты и их союзники справиться, похоже, не смогли.

Более того, фактор «Подемос» породил серьёзные внутренние проблемы в КПИ и в ОЛ, вопрос об идентичности «Объединённых левых» стал во всю широту. Лидеры ОЛ, как отмечает Педро Гонсалес де Молина Солер, так и не смогли объяснить ни избирателям, ни своим активистам, в чём в нынешних условиях заключается специфика их движения — по сравнению с тем же «Подемос».

На декабрьских выборах список «Объединённые левые» — Народное единство возглавлял 30-летний экономист Альберто Гарзон, сторонник обновления ОЛ и более тесного сотрудничества всех радикальных левых сил Испании

На декабрьских выборах список «Объединённые левые» — Народное единство возглавлял 30-летний экономист Альберто Гарзон, сторонник обновления ОЛ и более тесного сотрудничества всех радикальных левых сил Испании

Переговоры о создании единого списка радикальных левых перед парламентскими выборами велись, но «Подемос», которому опросы давали явное преимущество перед ОЛ, вёл себя весьма высокомерно, обещая, в частности, «Объединённым левым», лишь один гарантированный депутатский мандат от каждого автономного сообщества.

В итоге единый альянс создан не был; если бы он всё же был оформлен, радикальные левые в Испании имели все шансы в декабре опередить социалистов по числу голосов. В общем-то, они в итоге это и сделали, но всё равно социалисты по итогам парламентских выборов остались на втором месте. А ОЛ вышли из этих выборов очень ослабленными, с весьма сократившимся полем для манёвров.

О спаде ОЛ говорит не только сократившееся число поданных за коалицию голосов или снизившееся представительство в Конгрессе депутатов. «Подемос» сумел перед декабрьскими выборами привлечь на свою сторону ряд региональных организаций ОЛ, которые в итоге пошли на выборы в рамках списков, ассоциированных с «Подемос». В итоге три депутата от ОЛ в Галисии и Каталонии были избраны именно от «Подемос» и сейчас они заседают в депутатской группе этой новой левой партии.

Не удивительно, что в ОЛ после декабрьских выборов возобновились жёсткие дискуссии на тему что делать дальше? Имеются разные точки зрения: есть сторонники подтверждения «коммунистической идентичности» и радикальной альтернативы социалистам и «Подемос». Есть точка зрения о желательности вхождения в «Подемос» на чётко оговорённых условиях, с сохранением определённой организационной автономии.

На декабрьских выборах список «Объединённые левые» — Народное единство возглавлял 30-летний экономист Альберто Гарзон, сторонник обновления ОЛ и более тесного сотрудничества всех радикальных левых сил Испании. Но главенствующую роль в движении сохраняет Федеральный координатор ОЛ Кайо Ларо, одновременно являющийся одним из руководителей компартии. Этот политик, в свою очередь, настороженно относится к планам гипотетического объединения с «Подемос», полагая, что в нынешних условиях оно может обернуться простым поглощением «Объединённых левых».

Ирония судьбы, однако, заключается в том, что, добившись самого слабого в своей истории результата на парламентских выборах, «Объединённые левые» оказались сегодня близки к возможности участия в правительственной деятельности. Дело в том, что хоть у левых сил не имеется большинства в нижней палате парламента, наиболее возможной сейчас формулой правительственной коалиции видится союз социалистов, «Подемос» и… ОЛ при благожелательной поддержке извне со стороны части националистических (сепаратистских) партий.

Конечно, при таком варианте ОЛ смогут рассчитывать лишь на один незначительный министерский портфель. Но для политического объединения, провалившегося на недавних парламентских выборах, это объективно было бы неплохой моральной компенсацией! Впрочем, даже такой благоприятный сценарий не снимает с повестки дня те вызовы и проблемы, с которыми в начале 2016 года вынуждены сталкиваться в Испании «Объединённые левые».

Мадрид — Санкт-Петербург

Читайте другие статьи цикла «Тайны мадридского двора»:

Руслан КОСТЮК. ИСРП: станут ли проигравшие победителями?

Руслан КОСТЮК. Левые республиканцы Каталонии — твёрдые сепаратисты

Руслан КОСТЮК. «Мы можем» между популизмом и прагматизмом

Читайте также:

Жан-Жак КУРЛЯНДСКИ: «Испанские социалисты всё ещё расплачиваются за “политику строгости”»

Пабло БЮСТИНДЮЙ: «Испания, и не только она, нуждается в левой партии нового типа»