27 января 2016

Кингстон — город победившего мультикультурализма

Продолжение цикла статей «Города розовые — города красные»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

В 1980-е и 1990-е годы если в отечественных СМИ появлялась информация с расположенного в карибском бассейне островного государства Ямайка, то в трёх их четырёх случаях читателям и телезрителям предлагались материалы, повествовавшие о высоком уровне уличного бандитизма в столице страны — городе Кингстоне.

Заместитель председателя Народной национальной партии Анжела Браун-Бурке возглавляет городскую агломерацию Кингстона

Заместитель председателя Народной национальной партии Анжела Браун-Бурке возглавляет городскую агломерацию Кингстона

На самом деле, в столице Ямайки даже по далеко не самым «тихим» стандартам Западного полушария, было тревожно. Молодёжные банды разделили город на сектора и сферы влияния. По числу убийств, тяжких преступлений против здоровья, изнасилований Кингстон, безусловно, превосходил столицы других карибских государств.

Ноу-хау «бандитских войн» в столице Ямайки заключалось в том, что молодёжные банды пользовались покровительством коррумпированных политиков из двух ведущих партий островного государства. Однако времена меняются, и нередко в лучшую сторону. Для Кингстона это так, по крайней мере.

Безусловно, в наши дни этот самый многочисленный англоязычный город в Западном полушарии к югу от Соединённых Штатов (сейчас в столице Ямайки проживают более 950 тысяч человек) стал гораздо менее криминальным и более безопасным. Не в последнюю очередь это произошло благодаря кропотливой работе местных властей из левоцентристской Народной национальной партии (ННП). Эта партия, сегодня правительственная во всём государстве, контролирует также столичный муниципальный совет, а заместитель председателя ННП Анжела Браун-Бурке возглавляет городскую агломерацию.

Вместо сомнительной «славы» криминальной столицы Кингстон с каждым годом получает больше дошкольных заведений и школ, больниц и молодёжных клубов, библиотек и кинотеатров. Администрация ННП больше внимание уделяет также развитию долгосрочных урбанистических программ, что в итоге делает Кингстон более чистым, комфортным для проживания и благополучным городом.

Не удивительно, что социальная политика ведущей левоцентристской партии страны, входящей в Социалистический Интернационал, заслуженно пользуется поддержкой и одобрением жителей столичного центра. Причём поддержка эта в социальном плане является достаточно широкой: среди избирателей ННП можно найти и рабочих, и служащих, и мелких коммерсантов, и лиц свободных профессий, интеллектуалов.

По свидетельству многих экспертов, в том числе иностранных, эффективной можно признать муниципальную политику, направленную на декриминализацию столицы Ямайки. Вкладывается больше средств в полицию, в её инфраструктуру. Но не менее важно и то, что создаются адекватные условия для «реабилитации» молодых людей — бывших преступников, отбывших наказание в местах заключения. Конечно, на данном поприще местные власти тесно координируют с национальными.

Необходимо сказать и о грамотной и, на взгляд автора, эффективной политике местных властей на «этническом» направлении. Это в далёкой и кризисной Европе политики плачутся в жилетку и жалуются на провал мультикультурализма. В большинстве стран Латинской Америки и Карибов мультикультурализм сохраняется и развивается вполне сносно. В том же Кингстоне, для примера, местные власти создали прекрасные условия для отправления культа различным христианским общинам: Церкви Бога, баптистам, англиканам, методистам, католикам. Но вместе с тем в столице Ямайки спокойно функционируют мусульманские мечети, буддийские пагоды, синагога.

Межрелигиозный мир прекрасно дополняется межэтническим. На Ямайке большинство населения — чернокожие потомки негров-рабов. Но в то же время там имеются особые общины выходцев из Вест-Индии, китайцы (играющие внушительную роль в местной торговле), немцы, потомки британских переселенцев, сирийцы и ливанцы разного вероисповедания. Последние, к слову, живут тихо и мирно, являясь вполне законопослушными гражданами…

Кингстон был основан ещё в конце XVII столетия и в его архитектурном облике сохранилось немало старых зданий и памятников, нуждающихся в охране и в реставрации

Кингстон был основан ещё в конце XVII столетия и в его архитектурном облике сохранилось немало старых зданий и памятников, нуждающихся в охране и в реставрации

Безусловно, внушительные средства местная власть в Кингстоне расходует и на программы защиты культурного наследия. Кингстон был основан ещё в конце XVII столетия и в его архитектурном облике сохранилось немало старых зданий и памятников, нуждающихся в охране и в реставрации. Мэрия столиц Ямайки очень внимательно следит за культурной жизнью города, способствует развитию парковой зоны (в Кингстоне немало парков и садов, например, Парк Освобождения или Сады Надежды), добротному функционированию городских музеев.

Кингстон, на самом деле, в последние годы развивается достаточно быстрыми темпами, как один из ведущих карибских финансовых экономических и промышленных центров. Принятая городскими властями концепция предусматривает дальнейшее развитие этого города как международного банковского центра и места привлечения высоких технологий.

В соответствии с программой развития локальной корпорации Кингстона и города-спутника ямайкской столицы Сент-Эндрю названы четыре ключевых приоритета для столицы: во-первых, сделать Кингстон полностью чистым, безопасным и процветающим городом; во-вторых, заставить местных служащих достойным образом служить гражданам и резидентам, проживающим в Кингстоне; в-третьих, привлекать и поощрять новые инвестиции; и, наконец, в-четвёртых, делать столицу страны ещё более «эффективным» городом.

Очевидно, имеется немало проблем и преград, с которыми сталкиваются местные власти столицы Ямайки в осуществлении своих целей. Но можно не сомневаться, что самый сложный и напряжённый этап по выводу Кингстона на принципиально иной урбанистический уровень они уже с успехом прошли.

Тексты цикла «Города красные — города розовые»:

Руслан КОСТЮК. Окленд — лейбористский город парусов в краю вулканов
Руслан КОСТЮК. Контрасты Луанды под властью МПЛА
Руслан КОСТЮК. Студенческая столица Норвегии — бастион Рабочей партии
Руслан КОСТЮК. «Бразильская Венеция»: для граждан и для бизнеса
Руслан КОСТЮК. Бремен: красно-зелёные симфонии вольного города
Руслан КОСТЮК. «Колыбель французской Америки» под властью «розовых» сепаратистов.
Руслан КОСТЮК. «Балканский Иерусалим» преодолевает национализм
Руслан КОСТЮК. Киншаса — самый многочисленный город Африки под властью левых
Руслан КОСТЮК. Дели в руках простого человека
Руслан КОСТЮК. Ла-Пас: розовый город с красным оттенком

Руслан КОСТЮК. В Тихуане стреляют меньше
Руслан КОСТЮК. Веллингтон — левая столица края земли
Руслан КОСТЮК. «Жилище смирившихся» под властью Революционной партии
Руслан КОСТЮК. Измир — светская столица Турции
Руслан КОСТЮК. Город-праздник остался за левыми
Руслан КОСТЮК. Сантьяго под властью левой Моралес
Руслан КОСТЮК. Рижский замок социал-демократии
Руслан КОСТЮК. ГВАДАЛАХАРА — мексиканский город будущего
Руслан КОСТЮК. ЙОХАННЕСБУРГ — город, где жил Мандела

Руслан КОСТЮК. Красная Вена жива и процветает
Руслан КОСТЮК. ПОРТУ-АЛЕГРИ — столица демократии участия
Руслан КОСТЮК. КРАКОВ — польская аномалия
Руслан КОСТЮК. МАНАГУА — бастион сандинизма
Руслан КОСТЮК. Браззавиль — розовый город с красными отблесками
Руслан КОСТЮК. Нагоя: работотехника, ремёсла и зелёный мэр
Руслан КОСТЮК. Мэр Неаполя левеет, освобождая город от каморры
Руслан КОСТЮК. Родной город Че и Месси – модель прямой демократии
Руслан КОСТЮК, Ирина ПОДМАРЬКОВА. Брюссель: противоречия «столицы Европы»
Руслан КОСТЮК. Ванкувер – зелёная столица Канады в розовой рамке
Руслан КОСТЮК. Дакар — красная точка Чёрного континента
Руслан КОСТЮК. Колката: между трущобами и высокими технологиями
Руслан КОСТЮК. Копенгаген и социал-демократия: сто лет вместе
Руслан КОСТЮК. «Футбольная столица» мира выбирает левых
Моника ФЕЙН: «Это непросто – одновременно оппонировать неолиберализму и популизму»
Руслан КОСТЮК. Берлин – столица, обращённая в будущее
Виктор ХЕЙФЕЦ: «По уровню ВВП Мехико находится на седьмом месте среди городов мира»