12 декабря 2015

Помогут ли радикальные левые социалистам «спасти мебель»?

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Результаты первого тура региональных выборов во Франции оказались во многом предсказуемы. Надежда некоторых социалистических аналитиков на неожиданно повысившийся рейтинг президента Франсуа Олланда вследствие его «секуритарной» политики не оправдалась. Как справедливо отмечает известный французский социолог Жером Фурке, «Национальный фронт ещё больше усилился вследствие кризиса мигрантов, а затем — вследствие террористических актов».

Rак верно отмечает Жером Фурке, сегодня «социалисты ставят на союз, чтобы спасти мебель», то есть те регионы, где объединившиеся между 1-м и 2-м турами выборов социалисты и их более левые партнёры сообща рассчитывают сохранить власть

Rак верно отмечает Жером Фурке, сегодня «социалисты ставят на союз, чтобы спасти мебель», то есть те регионы, где объединившиеся между 1-м и 2-м турами выборов социалисты и их более левые партнёры сообща рассчитывают сохранить власть

Всё правильно: социалисты заведомо проигрывали, пытаясь «играть» на поле крайне правых: по вопросам иммиграции, равно как по проблематике безопасности левый ответ для массы французов звучит гораздо менее убедительно, чем правый.

Но даже если первый тур региональных выборов во Франции вновь со всей убедительностью показал, что явно более половины французов сегодня поддерживают партии правого фланга (а крайне правый Национальный Фронт (НФ) уже третий раз подряд показал себя как «первая партия Франции), у левых есть ещё шанс что-то исправить во втором туре.

Да, это правда, что Ф. Олланд — самый непопулярный и, похоже, неудачный президент Пятой Республики, что французы вот уже три года подряд как мечтают о смене большинства. Но «левый резерв» ещё существует.

Во-первых, это касается тех многих сотен тысяч избирателей, которые, будучи левыми симпатизантами, с 2014 года «голосуют ногами», последовательно бойкотируя участие в разных выборах в знак протеста против социал-либеральной политики власти. Правда, этот эвентуальный резерв может сработать всё же чуть позже, а не 13 декабря, во втором туре голосования.

Во-вторых, имеется и вполне осязаемый резерв активных избирателей. Ведь нужно иметь в виду, что в целом за левые и левоцентристские списки в прошлое воскресенье отдали голоса почти 36% активных избирателей! При этом абсолютная их часть (23%) голосовала за списки социалистов.

Безусловно, социалистам уже никак не повторить триумф 2010 года, когда они одержали победу во всех регионах метрополии, кроме традиционно консервативного Эльзаса. Тем не менее, даже 6 декабря левые сумели занять кое-где первое место (Бретань, Аквитания-Лимузен — Пуату-Шарант, Корсика).

Отметим, что социалисты, провалившиеся в целом по стране, показали вполне достойные результаты на «Большом Западе». У них вполне хорошие шансы сохранить под своим контролем Бретань и Аквитанию. Почему? Наблюдатели считают, что причины прозаические и объективные: в этих западных регионах уровень безработицы всего 9% против общенационального показателя 10,6%; уровень образованности в западных регионах, особенно в Бретани, непременно выше, чем в тех регионах, где избиратели предпочти сделать ставку на крайне правых.

Эксперты отмечают также, что в целом сельскохозяйственных районах «Большого Запада» намного лучше, чем в целом по стране, обстоит дело с безопасностью, и, одновременно, не стоит так остро, как, скажем, на Севере или Юге, с массовой иммиграцией.

Но главным фактором, думается, является то, что население западнофранцузских регионов гораздо в большей степени, чем их соотечественники на Юге, Севере и Востоке, «вписались» в процессы глобализации и сумели получить от неё выгоду…

Тем не менее, в целом результаты социалистов выглядят, конечно, печально. И всё-таки даже на фоне в целом провальных результатов правления «розовых», нельзя не признать того очевидного факта, что социалисты остаются безраздельно главенствующей силой на левом фланге.

Те же результаты региональных выборов показывают, что все остальные левые набрали лишь половину голосов от той цифры, что получили 6 декабря социалисты. В отличие от стран Южной Европы (Греции, Португалии, Испании), французские радикальные левые не смогли до сих пор воспользоваться ослаблением позиций социал-демократии.

Возьмём, к примеру, «столичный» регион страны — Иль-де-Франс, центром которого является Париж. В нём основные конкуренты СП — Левый фронт (ЛФ) и объединение «Европа Экология Зелёные» (ЕЭЗ) — набрали соответственно 6,5 и 8% голосов. В остальных регионах показатели радикальных левых, как правило, ещё скромнее. К сожалению, но гораздо больше рабочих и служащих во Франции 2015 году предпочитает поддерживать крайне правый НФ, а не радикальных левых.

Но, как верно отмечает Ж. Фурке, сегодня «социалисты ставят на союз, чтобы спасти мебель», то есть те регионы, где объединившиеся между 1-м и 2-м турами выборов социалисты и их более левые партнёры сообща рассчитывают сохранить власть. В условиях треугольников между НФ, объединившимися левыми и правоцентристскими списками это кажется реалистичным.

Конечно, в большинстве регионов страны левые проиграют. Но в том же Иль-де-Франс при помощи своих конкурентов из ЕЭЗ и ЛФ социалисты вполне могут «спасти мебель». Некоторые социологи отмечают, что на волне страха перед националистами (часто преувеличенного: например, месье Манюэль Вальс — премьер-министр Франции — не стеснятся предрекать французам «гражданскую войну» в случае победы партии Лё Пен) и снятия соцпартией своих списков фактически в пользу правых в тех регионах, где НФ получил более 40% (кстати, до сей поры эти регионы управляются левыми командами!), может получиться такая ситуация, когда «первая партия Франции» вновь ничего существенного не завоюет, зато социалисты благодаря фактору «республиканской дисциплины» отстоят-таки часть своей «мебели».

Конечно, именно на такую схему надеется штаб СП применительно к всеобщим выборам 2017 году. Главное, чтобы только во второй тур вышел Ф. Олланд (или кто-то другой от левого центра) и Марин Лё Пен, только бы не представитель правого центра! А станут ли 13 декабря проигравшие победителями?! Возможно, но вряд ли надолго…

Читайте также:

Мишель ВЬЮВОРКА. Марин Лё Пен протягивает руки к забытым рабочим невидимкам / 10 Декабря 2015 г.

Дмитрий ЖВАНИЯ. Олланд — «архитектор побед» Национального фронта / 8 декабря 2015 г.

Руслан КОСТЮК. Жерар ФИЛОШ: «Союз левых сил возможен и даже полезен в масштабе всего Европейского Союза» / 29 Октября 2015 г.

Руслан КОСТЮК. Бенуа АМОН: «Новый союз левых сил — это путь к нашему общему спасению» / 30 Сентября 2014 г.

Руслан КОСТЮК. Эмманюэль МОРЕЛЬ: «Социал-демократия переживает немало болезней» / 23 Июля 2013 г.

Руслан КОСТЮК. Жан-Люк ЛОРАН: «И политически, и идейно коммунизм и социал-демократия себя исчерпали» / 16 Мая 2013 г.

Руслан КОСТЮК. Давид АССУЛИН: «Французы всё время недовольны» / 4 Ап­ре­ля 2013 г.

Руслан КОСТЮК. Филипп МАРЛЬЕР: «Социал-демократия сегодня – объективный союзник неолиберальных правых» / 14 Октября 2012 г.

Руслан КОСТЮК. 100 дней Франсуа Олланда: французы ждут большего / 15 Августа 2012 г.

Алекс КАЛЛИНИКОС. Франция: кризис антикапиталистических левых / 15 апреля 2012 г.

Руслан КОСТЮК. Французским левым до единства пока далеко / 9 декабря 2011 г.

Руслан КОСТЮК. Во Франции побеждают левые / 4 апреля 2011 г.