13 ноября 2015

Контрасты Луанды под властью МПЛА

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Цикл статей «Города розовые — города красные»

Ровно сорок лет назад, 11 ноября 1975 года, была провозглашена независимость ангольского государства. Это случилось в самый разгар гражданской войны и агрессии расистского режима ЮАР против «марксистского режима», воплощаемого Народным движением за освобождение Анголы или МПЛА. С тех пор новейшая история столицы Анголы Луанды неразрывно связана с деятельностью МПЛА и управлением со стороны этой самой мощной и влиятельной ангольской партии, сегодня являющейся полноправным членом Социалистического Интернационала и одной из самых сильных в Африке партий левой традиции.

Цены на жильё в богатых кварталах ангольской столицы, Луанды, «не меньше, чем на Елисейских полях»

Цены на жильё в богатых кварталах ангольской столицы, Луанды, «не меньше, чем на Елисейских полях»

Между тем сам город Луанда был основан португальскими завоевателями ещё в 1576 году. Вскоре португальские колонизаторы построили там крепость, а середины XVI века на протяжении почти что трёх веков расположенная в юго-западной части Африки Луанда служила в качестве крупного транзитного центра торговли рабами. На протяжении этих веков миллионы африканцев именно в Луанде навсегда прощались с родными африканскими просторами, отправляясь в тяжёлый путь в Бразилию.

Уже к середине XIX века, когда работорговля ушла в прошлое, Луанда считалась одним из самых больших городов Португальской империи, там находились отделения многих торговых компаний, функционирующих в метрополии. Луанда продолжала по-африканским меркам бурно развиваться и в первые десятилетия ХХ века. При португальском правом диктаторе Салазаре этот город именовали «африканским Парижем». К 1970 году в главном ангольском городе проживали немногим менее полумиллиона человек, при этом четверть населения составляли европейцы.

Население Луанды, среди которого преобладают этнические группы амбунду, овимбунду и баконго, активно поддерживало национально-освободительную борьбу против португальского колониального режима. И в итоге Луанда стала одним из реальных социальных и политических бастионов левой партии МПЛА.

Конечно, в период длившейся с небольшим перерывом более четверти века гражданской войны в Анголе (1975-2002) говорить о каком-то бурном развитии для столицы Анголы никак не приходилось. Главной задачей власти в эти непростые годы было обеспечить хотя бы минимальную работу городских социальных служб для местного населения и большого количества беженцев, оказавшихся в Луанде из-за военных действий. Надо сказать, что во второй половине 70-х – 80-х годов большую помощь жителям Луанды оказывали советские и кубинские врачи, учителя, инженеры.

Но вот после 2002 года, когда гражданская война окончательно завершилась полной победой МПЛА, начался стремительный и мощный экономический рост, во многом обеспеченный активной продажей на экспорт богатств ангольских недр — нефти и алмазов. И столица страны просто не могла остаться в стороне от этого экономического рывка.

Разумеется, речь идёт здесь о реконструкции промышленных предприятий, массовом жилищном строительстве, когда новые дома возводились буквально микрорайонами, а также о резком повышении роли сектора информационных технологий.

Тут следует отметить, что сегодня Луанда является не только административным, но также и экономическим, промышленным и культурным центром Анголы. Собственно столичный мегаполис, представляющий де-юре провинцию Луанду с населением почти 6 млн человек, является местом, где проживает каждый третий житель Анголы. Собственно в «малой Луанде» проживают почти 3 млн человек. Об этом немногие знают, но в луандийская агломерация — третья по численности в португалоязычном мире, уступает она лишь бразильским Сан-Паулу и Рио.

Естественно, луандийской администрации приходится решать массу важнейших кратко- и среднесрочных социальных задач. В условиях, когда даже по международным меркам более половины постоянных жителей столицы Анголы продолжают жить в состоянии бедности. Поэтому в городе до сих пор весьма остро стоят проблемы с питьевой водой, доступом к электричеству, функционирования общественного транспорта.

Но региональная администрация (уже год как её возглавляет назначенный президентом представитель МПЛА Грасиано Франциско Домингос) как может отвечает на все эти социальные проблемы. Благодаря преимущественно китайским строительным кампаниям в Большой Луанде повсеместно ведётся строительство социального жилья, создаются новые медицинские пункты и поликлиники, возводятся средние учебные заведения. По всему городу строятся новые современные дороги, асфальтируется тротуар.

Недавно в Луанде была запущена программа реконструкции общественного транспорта, призванная связать разные районы мегаполиса, до недавнего времени представленного лишь рассчитанными на 12-15 персон машинами коллективного такси.

Отметим также. Что Луанда является важным экономическим центром, где развиты далеко не только торговля или алмазные биржи. Как и в прошлом, в столичной провинции активно работает множество текстильных предприятий, развит агропромышленный сектор, действуют металлургические и цементные заводы.

Бурное развитие рыночных отношений в Анголе приводит к достаточно странным явлениям. Если в целом по стране среднемесячная зарплата составляет около 300 долларов, то обычные работники нефтяных фирм могут зарабатывать в Луанде и 4500 долларов. В результате, как отмечает специалист по этой стране кандидат исторических наук Андрей Токарев, «несколько лет назад Луанда заняла “почётное” место самого дорогого города мира». Один мой французский приятель, побывавший не так давно в Анголе для того, чтобы проведать работающего там в многонациональной корпорации брата, с круглыми глазами рассказывал мне, что цены на жильё в богатых кварталах ангольской столицы «не меньше, чем на Елисейских полях».

Отнесём это к особенностям современного рынка в зоне Южной Африки и процессу первоначального накопления, который, видимо, ещё не завершился ни в Анголе в целом, ни в Луанде в частности, несмотря не на что, всё остающейся бастионом МПЛА, партии-члена Социалистического Интернационала…

Читайте также:

Алексей ЖАРОВ. Ангола — это Россия по-чёрному

Алексей ЖАРОВ. Пуля из джунглей летела в обком

Тексты цикла «Города красные — города розовые»:

Руслан КОСТЮК. Студенческая столица Норвегии — бастион Рабочей партии
Руслан КОСТЮК. «Бразильская Венеция»: для граждан и для бизнеса
Руслан КОСТЮК. Бремен: красно-зелёные симфонии вольного города
Руслан КОСТЮК. «Колыбель французской Америки» под властью «розовых» сепаратистов.
Руслан КОСТЮК. «Балканский Иерусалим» преодолевает национализм
Руслан КОСТЮК. Киншаса — самый многочисленный город Африки под властью левых
Руслан КОСТЮК. Дели в руках простого человека
Руслан КОСТЮК. Ла-Пас: розовый город с красным оттенком

Руслан КОСТЮК. В Тихуане стреляют меньше
Руслан КОСТЮК. Веллингтон — левая столица края земли
Руслан КОСТЮК. «Жилище смирившихся» под властью Революционной партии
Руслан КОСТЮК. Измир — светская столица Турции
Руслан КОСТЮК. Город-праздник остался за левыми
Руслан КОСТЮК. Сантьяго под властью левой Моралес
Руслан КОСТЮК. Рижский замок социал-демократии
Руслан КОСТЮК. ГВАДАЛАХАРА — мексиканский город будущего
Руслан КОСТЮК. ЙОХАННЕСБУРГ — город, где жил Мандела

Руслан КОСТЮК. Красная Вена жива и процветает
Руслан КОСТЮК. ПОРТУ-АЛЕГРИ — столица демократии участия
Руслан КОСТЮК. КРАКОВ — польская аномалия
Руслан КОСТЮК. МАНАГУА — бастион сандинизма
Руслан КОСТЮК. Браззавиль — розовый город с красными отблесками
Руслан КОСТЮК. Нагоя: работотехника, ремёсла и зелёный мэр
Руслан КОСТЮК. Мэр Неаполя левеет, освобождая город от каморры
Руслан КОСТЮК. Родной город Че и Месси – модель прямой демократии
Руслан КОСТЮК, Ирина ПОДМАРЬКОВА. Брюссель: противоречия «столицы Европы»
Руслан КОСТЮК. Ванкувер – зелёная столица Канады в розовой рамке
Руслан КОСТЮК. Дакар — красная точка Чёрного континента
Руслан КОСТЮК. Колката: между трущобами и высокими технологиями
Руслан КОСТЮК. Копенгаген и социал-демократия: сто лет вместе
Руслан КОСТЮК. «Футбольная столица» мира выбирает левых
Моника ФЕЙН: «Это непросто – одновременно оппонировать неолиберализму и популизму»
Руслан КОСТЮК. Берлин – столица, обращённая в будущее
Виктор ХЕЙФЕЦ: «По уровню ВВП Мехико находится на седьмом месте среди городов мира»