6 ноября 2015

В Беларуси освободилась левая ниша

Павел КАТОРЖЕВСКИЙ

Очередные президентские выборы в Беларуси прошли 11 октября 2015 года. Очередную элегантную победу одержал действующий глава государства с результатом 83, 49% процентов. Пост-электоральный период, который обычно так богат на разнообразные заявления и обсуждения прошедших выборов, прошёл на удивление тихо, даже для Беларуси.

К левым Александр Григорьевич отношение имеет весьма отдалённое, всем ясно уже давно, но впервые Лукашенко даже не пытался им казаться и пошёл на выборы с откровенной либеральной программой

К левым Александр Григорьевич отношение имеет весьма отдалённое, всем ясно уже давно, но впервые Лукашенко даже не пытался им казаться и пошёл на выборы с откровенной либеральной программой

Да и крупных акций протеста в отличие от 2006 и 2010 годов, не было. Навряд ли эти выборы сильно запомнятся белорусам, но запомнить их, тем не менее, стоит. Эта президентская кампания, несмотря на кажущуюся серость и убогость, внимания заслуживает в полной мере. Так что же интересного было в, наверное, самых «тихих» белорусских выборах за период нахождения Лукашенко у власти?

Во-первых, интересны были экономические программы кандидатов, в частности действующего президента. Все экономические программы сводились к неолиберальной повестке. И что самое удивительное, Александр Лукашенко, традиционно считающийся в Беларуси «самым левым», внезапно тоже пошёл на выборы с обыкновенной либеральной программой, даже не потрудившись спрятаться за «социально-ориентированной» демагогией, как это делал раньше. Вот наиболее интересные пункты его программы:

1. Совершенствование системы гарантий для международных инвесторов на основе лучшей мировой практики.

2. Создание условий, при которых инновационные расходы, включая частные инвестиции, достигнут уровня 1,5 процента ВВП в год;

3. Законодательное закрепление передачи государством прав интеллектуальной собственности ученым на созданные ими разработки;

4. Разделение функций государства как собственника и регулятора;

5. Обеспечение безусловных гарантий прав частной собственности;

6. Развитие полноценного финансового рынка, поэтапная либерализация движения капитала, свободная купля-продажа акций предприятий всех форм собственности.

7. Сохранение доступности качественной медицины и образования для каждого гражданина (Доступности, но небесплатности!)

Либеральненько, правда?

То, что к левым Александр Григорьевич отношение имеет весьма отдалённое, всем ясно уже давно, но впервые Лукашенко даже не пытался им казаться и пошёл на выборы со столь откровенно либеральной программой. Разговоры об этом велись уже давно, но теперь мы можем созерцать это, так сказать, воочию.

И что самое интересное, экономические программы остальных трёх кандидатов отличаются разве что формулировками. То есть теперь мы можем говорить о том, что впервые за историю независимой Беларуси на президентских выборах не было хотя бы условно социального кандидата и левая трибуна осталась свободной.

Второй, не менее интригующий аспект, состоит в том, что на досрочном голосовании проголосовали более 36% избирателей. И это при официальной «явке» 87,2% . То есть более трети. По словам оппозиционных лидеров, власть никогда не агитировала голосовать досрочно, как сейчас. Так же небывало много, по крайней мере, для Беларуси, набралось голосов «против всех» (около 7% процентов). Словом, «против всех» оказался самым популярным «кандидатом» после Лукашенко, что показательно.

Но более всего заслуживает внимания практические полное отсутствие т. н. революционной повестки на прошедших выборах. За день до выборов оппозиция провела вялое «Шествие национального флага», которое прошло на удивление тихо и без эксцессов, а на следующий день на станции метро «Октябрьская» собралось порядка 500 человек, которые разошлись в течение часа. Любопытно, что на этот раз обошлось почти без задержаний.

Утром страна вздохнула. Кто-то с облегчением, а кто-то и без. То, что Лукашенко одержал уверенную победу — факт неоспоримый, разве что процент слегка завысили. Но какие выводы можно сделать из всего вышесказанного?

Да хотя бы то, что впервые за долгое время освободилась «левая» ниша в политическом поле, что весьма удивительно для страны, где большинство населения симпатизирует левым, пусть и бессознательно. Впервые столько голосов было подано против всех кандидатов, а не за очередного национал-либерала, что свидетельствует о постепенной потере либеральной оппозицией доверия среди населения. Отсутствие сколько-нибудь заметных акций протеста говорит о том, что белорусы хотят перемен, но не таких, какие произошли у некоторых наших соседей, и не таких, какие предлагали им кандидаты в президенты.

Белорусские левые впервые оказываются в столь выгодном положении благодаря прошедшей избирательной кампании, которое может стать ещё более удобным. И всё это на фоне грядущей деноминации, постоянно ускоряющейся либерализации и ухудшающегося положения промышленных предприятий.

Можно сказать, что все объективные предпосылки практически созрели, да и субъективные тоже уже догоняют: пролетариат начинает бедствовать, революционной повестки никто не предлагает, левое поле не занято, старая либеральная оппозиция теряет доверие, а протестный потенциал высок как никогда раньше. Если раньше социальную повестку по факту монополизировал Лукашенко, отбирая у социалистов весь фронт работы, то сейчас левые могут стать ощутимой силой и весьма привлекательной альтернативой развития, если не растеряются, что, к сожалению, многим левакам свойственно, особенно в переломных ситуациях.

Читайте также:

Павел КАТОРЖЕВСКИЙ. Почему провалилась «Плошча»

Павел КАТОРЖЕВСКИЙ. Миф о «белорусском социализме»

Павел КАТОРЖЕВСКИЙ. Что же такое Беларусь для нас?

Дмитрий ЖВАНИЯ. В Беларуси я испытал смешанные чувства

Владимир ТИТОВ. Беларусь is the next target