22 октября 2015

Реми ТРАМБЛЕ: «Защита самобытности франко-канадцев возможна только при сохранении нас как народа»

Максим СОБЕСКИЙ

Активист франко-канадских националистов из “Fédération des Québécois de Souche” рассказал о сепаратизме коренных жителей провинции Квебек.

40% жителей Квебека выступают за независимость их провинции

40% жителей Квебека выступают за независимость их провинции

Французы были первыми европейцами, кто начал осваивать просторы северной части Американского материка. Юго-восточные регионы Канады были колонией Франции до 1763 года, когда их аннексировала Британская империя после Семилетней войны. Англичане проводили политику дискриминации франко-канадцев — от массовых депортаций до запретов французских школ. На ксенофобию французы отвечали вооружёнными восстаниями в XIX веке и городской герильей «Фронта освобождения Квебека» в 1963-1971 годах. Только в 1969 году французский язык получил официальный статус, а провинция Квебек, где доминируют франко-канадцы, — внутреннюю автономию.

Больше половины французов на референдумах высказывались за независимость Квебека, а сорок процентов до сих пор так считает. Различные политические силы выступают против политики федерального правительства Канады. Одна из организаций, ратующих за независимость провинции, — “Fédération des Québécois de Souche”. Её пресс-секретарь, редактор журнала Le Harfang и публицист ряда американских и европейских изданий Реми Трамбле рассказал, зачем ему и его товарищам нужен свободный Квебек.

Максим СОБЕСКИЙ: Что пришло на смену шовинистической политике Оттавы против французов после признания статуса французского языка?

Реми ТРАМБЛЕ: Британцы веками пытались принудительно ассимилировать франко-канадцев, но не добились в этом успеха. На дискриминацию наши предки ответили бэби-бумом и ростом коэффициента рождаемости. Это позволило нам сохраниться как народу.

Но то, чего англичане не смогли сделать с помощью силы, они пытаются достичь методом мультикультурализма. До 1960-х годов Канада была страной двух культур — английской и французской. Затем федеральное правительство узаконило мультикультуризм. Французский язык и культура стали одними из многих прочих. Язык приравняли к национальности. Так канадские политики показали, что французы для них имеют не больше значения, чем китайские иммигранты. В этом федеральное правительство в Оттаве и политические элиты Квебека схожи. Для квебекских политиков иммигрант с Гаити, говорящий по-французски, предпочтительней, чем потомок английских поселенцев.

Резюмируя: безусловно, в Канаде принято много законопроектов в пользу нашей культуры, но на практике это касается только французского языка.

Реми Трамбле: "Отличие нашей организации, “Fédération des Québécois de Souche”, в том, что мы выступаем не только за сохранение французского языка, но и за идентичность этноса. Защита культуры и самобытности франко-канадцев возможна только при сохранении нас как народа. Миграция — угроза для нас"

Реми Трамбле: «Отличие нашей организации, “Fédération des Québécois de Souche”, в том, что мы выступаем не только за сохранение французского языка, но и за идентичность этноса. Защита культуры и самобытности франко-канадцев возможна только при сохранении нас как народа. Миграция — угроза для нас»

В Канаде на момент оккупации Англией проживали пятьдесят тысяч французов. Сегодня французская община насчитывает семь миллионов человек. Все они — потомки колонистов?

Я бы сказал, что большинство франко-канадцев потомки французских колонистов XVI-XVII веков. Безусловно, за последующие века множество европейцев эмигрировали в Канаду, и многие из них были французами. Но стоит отметить, что в Квебеке многие ирландцы и итальянцы впитались в франко-квебекский этнос, благодаря общности религии — католичеству. Смешанные браки распространены среди католиков. Ирландцам было легче заключать браки с французами, чем с британскими протестантами. Неудивительно, что зачастую ирландцы в Квебеке говорят не по-английски, а по-французски. Религия сыграла важную роль в ассимиляции французами католических переселенцев из Европы.

Впрочем, за последние два десятилетия в Канаду хлынул поток франкоязычных выходцев из Магриба, Гаити и Африки. Хотя они не являются французами, официальная статистика включает их во франко-канадцы. Новые «французы» — меньшинство в Квебеке, но в канадской прерии, провинции Альберта и Манитоба, они — большинство в некоторых «французских» общинах. Франкоязычные не-французы создают этническую напряжённость: так, в Виннипеге они недавно потребовали, чтобы в школах увеличили количество чернокожих преподавателей.

Есть ли чёткая граница распространенности французского и английского населения?

Да, традиционно линия разграничения компактного проживания французов и англичан в Канаде есть. Франко-канадцы живут в провинции Квебек и в части провинции Нью-Брансуик. В других регионах есть французские общины, но их число быстро сокращается. Там, где они соседствовали, исторически французы и англичане жили в разных городских районах. Например, в Монреале, Монктоне, Шербруке. С иммиграцией не-европейцев сегрегация между английской и французской общиной становится всё менее четкой. На это также влияет переезд людей в поисках работы и дешёвого жилья из своего традиционного места обитания в другие регионы Канады.

Флаг Квебека (известный под неофициальным названием фр. Fleurdelisé) был принят 21 января 1948 года, при администрации Мориса Дюплесси. Представляет собой синее прямоугольное полотнище с белым прямым крестом. В каждом синем прямоугольнике изображена королевская геральдическая лилия (флёр-де-лис)

Флаг Квебека (известный под неофициальным названием фр. Fleurdelisé) был принят 21 января 1948 года, при администрации Мориса Дюплесси. Представляет собой синее прямоугольное полотнище с белым прямым крестом. В каждом синем прямоугольнике изображена королевская геральдическая лилия (флёр-де-лис)

Французские политики из-за океана лоббируют интересы франко-канадцев?

Начиная со времени президентства Де Голля, Франция прекратила вмешиваться во внутреннюю политику Канады. Франция и Канада — близкие экономические партнёры, и открытая поддержка сепаратистов Квебека повредила бы интересам Парижа. Впрочем, премьеры провинции Квебек в политическом этикете Парижа имеют де-факто статус, равнозначный главе иностранного государства.

Как вы охарактеризуете сепаратистские силы в Квебеке?

В Канаде действуют десятки организаций французских сепаратистов. Преобладающая часть занимают политкорректную позицию по отношению к мигрантам из Третьего мира, они не понимают, что чем больше мигрантов, тем туманнее шансы нашей независимости. Отдельные сепаратисты, «лингвистические националисты», даже требуют увеличения миграции из франкоязычных стран и подчёркивают, что больше рады видеть в Квебеке франкоязычных мусульман, чем англоговорящих европейцев. Они пытаются агитировать мигрантов, но не имеют, разумеется, среди них успеха.

Отличие нашей организации, “Fédération des Québécois de Souche”, в том, что мы выступаем не только за сохранение французского языка, но и за идентичность этноса. Защита культуры и самобытности франко-канадцев возможна только при сохранении нас как народа. Миграция — угроза для нас. Мы не должны попасть в ловушку политической корректности.

Расскажете подробней о вашей организации FQS?

“Fédération des Québécois de Souche” образовалась десять лет назад, когда группа активистов консолидировалась для протестов против предоставления помещений религиозным меньшинствам из Третьего мира. Правительство потакало мигрантам, уравнивая государствообразующих, наряду с британцами, франкоканадцев с другими меньшинствами. Мы создали свою организацию для лоббирования интересов квебекцев.

Наша цель: сохранение нашего народа, нашей культуры и самобытности. Иммиграция и политика мультикультурализма — смертельные угрозы для нашего общества. Семейные и культурные ценности имеют для нас огромную важность.

“Fédération des Québécois de Souche” сотрудничает с различными организациями, как в Квебеке, так и за рубежом. Все народы Запада в наши дни столкнулись с одинаковыми проблемами — глобалицией и тоталитаризмом. Мы выпускаем журнал “Le Harfang”, проводим компании по различным проблемам, публичные лекции и демонстрации.

Насколько популярен в обществе франко-канадский сепаратизм?

Мы проиграли референдум о независимости в 1995 году из-за голосов не-французов (франкоязычных мигрантов) и финансовых подкупов. После этого у франко-канадцев интерес к получению независимости несколько снизился. Гражданские, не этнические, националисты из «Квебекской партии» неоднократно проходили на выборах в правительство, но они уже не поднимают вопрос сепаратизма.

Впрочем, медиа-магнат Пьер Карл Пеладу развернул пиар-компанию — предлагая себя в качестве лидера «Квебекской партии», обещал сделать всё для независимости провинции. Его заявления в СМИ пробудили интерес к проблеме независимости, по данным опросов свыше 40 процентов квебекцев хотят отсоединиться от Канады. Но проблема в том, что иммигранты из Третьего мира, живущие в провинции, единодушно за федеральное правительство. Чем больше мигрантов въезжает и получает гражданство, тем меньше шансов отсоединиться франко-канадцам из-за голосов не-европейцев. Пьер Карл Пеладу публично озвучил этот факт, в итоге получив взрыв ненависти от политических элит Канады.

Как на франко-канадцев повлиял бум сепаратизма в Каталонии и Шотландии?

Референдум о независимости от Великобритании в Шотландии широко обсуждался в квебекском обществе, но он не дал импульс возрождению сепаратизма. Но, по-моему, если бы шотландцы победили, то — да, это имело бы сильный стимулирующий эффект для франко-канадцев.

В вашем понимании независимый Квебек должен существовать в границах провинции или включать другие регионы Канады, где живут французы?

И да, и нет. Нереалистично требовать присоединить к Квебеку части провинций Восточное Онтарио и Нью-Брансуик, если мы отсоединимся. Но мы несём ответственность за защиту наших франко-канадских братьев, живущих за пределами Квебека. Если всё-таки получим независимость, то будем поддерживать их общины, способствовать сохранению французской культуры. Французское население Нью-Брансуик (насчитывает 1/3 жителей провинции) опасается отделения Квебека, так как тогда они окажутся в окружении англо-канадцев.

Теоретически квебекский сепаратизм может окончиться войной?

Я в этом не уверен.

Как вы представляете независимый Квебек на политической карте мира?

Нам ближе нейтральный статус, как у Швейцарии. Квебек не заинтересован в мировых политических играх, как у США, да и мы не имеем ресурсов для геополитики. Находясь в составе Канады, наша провинция вынуждена следовать за курсом Вашингтона и Оттавы. Провозглашение независимости избавит нас от этого «удовольствия». Что не означает, что Квебек автоматически включится в борьбу против неоимпералистических войн во всём мире.

Квебеку пора освободиться от экономического влияния американцев и перестать обслуживать их экономику. США — это деградирующая страна, которая столкнется с банкротством в обозримом будущем. Нам требуются иные партнеры. Конечно, пока это всё остается фантастикой, но мы не прекратим пропагандировать суверенитет Квебека — без влияния Вашингтона и наднациональных структур, таких как НАТО или МВФ.

Французские националисты из Франции воюют по разные стороны конфликта в Донбассе. Сепаратисты Квебека задействованы в войне?

Ситуация в Украине, с одной стороны — интересная, с другой — очень сложная для нас. Проблематику усугубляет отсутствие доступа к правдивой информации. Мы получаем сведения в основном из того, что говорят СМИ. В картинке от сторонников НАТО или Кремля трудно разобрать, где правда, а где пропаганда. Недавно наш соратник отправился в Украину для посещения украинских националистов, чтобы узнать их мнение о конфликте в Донбассе, но не вмешиваться в происходящее.

Насколько мне известно, квебекцы не участвуют в войне на востоке Украины. Конечно, некоторые попали на Западную Украину в составе официальной военной миссии Канады по обучению украинских солдат. Франко-квебекские националисты считают, что следует бороться за свои цели здесь, а не в Украине.

Читайте также:

Руслан КОСТЮК. «Колыбель французской Америки» под властью «розовых» сепаратистов.