9 июля 2015

Трудовая республика максимализма

Любовь МОЖАЕВА 

Эсеры-максималисты о политических преобразованиях в России в первые месяцы советской власти

Союз эсеров-максималистов (ССРМ) находился на левом фланге российских неонароднических партий. 1917 год стал временем возрождения и активизации деятельности организаций Союза. Максималисты участвовали в Октябрьском вооружённом восстании и на II Всероссийском съезде Советов по основным вопросам (о власти, о земле, о войне и мире) поддержали большевиков.

. Все члены Трудовой республики должны иметь право на "жизнь" и "власть", т.е. на организацию общественной жизни и власти Трудовой республики

Все члены Трудовой республики должны иметь право на «жизнь» и «власть», т.е. на организацию общественной жизни и власти Трудовой республики

В отечественной историографии имеется определённый существенный задел по освещению деятельности эсеров-максималистов в период Октябрьской революции 1917 года и гражданской войны в России (1).

Выявляя общее количество максималистских организаций в первые послеоктябрьские годы, освещая важные аспекты их деятельности и проблемы взаимоотношений с большевиками, авторы в целом рассматривают историю ССРМ под углом зрения враждебности их политической практики правящей РКП(б) и, как следствие — ожесточенной борьбы большевиков против эсеровского максимализма и неизбежности его краха. Это объяснимо с учётом характера развития исторической науки и всего нашего общества в советскую эпоху.

Не случайно, очевидно, не находит должного освещения теоретическая работа максималистов в годы гражданской войны, в том числе — их взгляды на политическое строительство, на проблемы организации и функционирования органов государственной власти в центре и на местах, на систему Советов в целом и государственный строй, который складывался в годы гражданской войны. Между тем, рассмотрение этих проблем представляет значительный интерес хотя бы потому, что способствует расширению наших представлений об альтернативности в политическом развитии России в послеоктябрьские годы.

Характерной чертой теории эсеров-максималистов была их вера в возможность немедленного перехода России к социализму. Октябрьский переворот значительно способствовал активизации их деятельности. После Октября 1917 года Союз эсеров-максималистов пытается найти своё место в политической жизни страны. Максималисты активно занимались выработкой программы построения нового общества.

Весной 1918 года Союзом был разработан «Проект основ Конституции Трудовой Республики», утверждённый III Всероссийской конференцией ССРМ в апреле 1918 года. В нём нашли отражение взгляды максималистов на вопросы политического строительства и на организацию власти.

Надо подчеркнуть, что вопрос о власти занимал значительное место в теории эсеров-максималистов. Поддержав лозунг большевиков о переходе власти в руки Советов, максималисты вкладывали в него своё содержание и отвергали диктатуру пролетариата.

Вся власть, считали они, должна принадлежать трудовому народу в лице Советов рабочих, крестьянских и других депутатов от трудящихся, «которые должны быть исполнителями воли народа и его руководителями в созидании новой жизни»(2).

Максималисты считали, что построение нового общества «не по плечу одной какой-либо части народа», и ратовали за установление «народовластия» в виде «Трудовой Республики». Она определялась как «организация общежития на основе равного для всех права на жизнь и обязанности труда для всех трудоспособных членов» и мыслилась как «политически федеративное государство, охраняющее экономическое единство, с широкой автономией отдельных областей и народов, её составляющих» (3).

Основными задачами Трудовой Республики Союз эсеров-максималистов считал немедленное и безвозмездное обобществление «всего достояния эксплуататоров трудового народа» — земли, всех орудий и машин, зданий и сооружений, всего сырья и топлива, всех товаров, денежных знаков и всех других предметов личного пользования в случае, если «количество их превышает установленную органами Трудовой республики норму»; организация и ведение общественно-планомерного хозяйства обобществленными средствами труда; уничтожение торговли и денег внутри Трудовой республики, «замена строя купли и продажи прямым, общественно-регламентированным распределением благ…»(4).

Все члены Трудовой республики должны иметь право на «жизнь» и «власть», т.е. на организацию общественной жизни и власти Трудовой республики. В обязанности их входило подчинение нормам конституции и требованиям общественной власти (5).

Интересно при этом, что члены Трудовой республики должны были иметь также право на вооружённое сопротивление и восстание в тех случаях, «когда закрыты или бездействуют законные пути или средства для защиты Конституции Трудовой республики и установленных ею прав»(6).

Труд являлся основной обязанностью членов общежития. Труд, организуемый Трудовой республикой, должен был делиться на обязательный (несение трудовой повинности) и необязательный (добровольный).

«Такой строй, — писали максималисты, — при котором трудовой народ, объединённый вокруг своих Советов и Комитетов, будет сам управлять всеми государственными, общественными и хозяйственными делами, будет сам распоряжаться и армией, и флотом, и народным образованием, и финансами, и сношениями с иностранными государствами, и торговлей, и продовольствием, и производством на фабриках, заводах и в шахтах, и сам будет распределять между всеми трудящимися, и только между ними, излишек — если таковой будет, — такой строй, такое государство и есть Трудовая Советская Республика» (7).

Эсеры-максималисты принимали участие в работе комиссии по выработке первой Советской Конституции, куда с совещательным голосом входил один из лидеров ССРМ Александр Иванович Бердников.

Максималисты представили свой проект конституции «Трудовой Республики». В этом проекте и были наиболее подробно изложены их взгляды на принципы строительства государственной власти: «Организация общественной власти или самоуправления Трудовой республики, — говорилось там, — строится на началах объединения и представительства всех политически правоспособных членов общества» (8).

Проект предусматривал, что высшим органом власти (законодательной, контрольной и распорядительной) в Трудовой республике является Всероссийский Съезд Советов, состоящий из представителей местных Советов и центральных и областных советских организаций (9).

ВЦИК, по мнению эсеров-максималистов, необходимо упразднить потому, что «он не может играть этой роли, т.к. этот орган ещё сам себя не познал и не определил: не то он законодательный, не то законоисполнительный» и, во-вторых, потому, что его избирают делегаты на съезде, а не на местах. Всероссийский съезд Советов должен стать «постоянным органом для трудящихся, как парламент для буржуазии» (10).

На Всероссийский съезд Советов возлагались такие задачи, как информационная (доклады и наказы с мест), информационно-контрольная (отчёт и доклады ЦИК, правительства в целом и отдельных его ведомств). Съезд также должен был решать все важнейшие вопросы жизни в Трудовой республике, вырабатывать задания и директивы ЦИК и правительству, выбирать членов ЦИК и утверждать состав центрально-ведомственных коллегий (комиссариатов).

Исключительное право Всероссийского Съезда составляет решение вопросов о войне и мире, а также — об изменении Конституции. Всероссийские съезды созываются ЦИК и бывают: регулярные — два раза в год и экстренные — по желанию не менее 1/3 состава ЦИК или 1/3 местных Советов.

Основная работа Всероссийского съезда Советов протекает по коллегиям, т.е. комиссиям, наделённым правом полного контроля всех органов центральной власти (11). В промежутках между съездами заместителем съезда и высшим органом Трудовой Республики является Центральный Исполнительный Комитет, который состоит из 2/3 делегатов Всероссийского Съезда Советов. По мнению максималистов, на ЦИК должны быть возложены следующие задачи:

1) Надзор и контроль за соблюдением конституции и исполнение заданий Всероссийского Съезда с правом «veto» по всем правительственным декретам;

2) решение — в промежутках между съездами — важнейших вопросов жизни, возбуждаемых центральными органами управления;

3) опубликование и кодификация декретов;

4) осуществление функций высшей судебной инстанции по политическим делам;

5) агитационно-пропагандистская работа по укреплению строя Трудовой республики..» (12).

В компетенцию ЦИК входила также организация и созыв Всероссийских съездов, назначение и смещение состава центральных ведомственных коллегий и политических представителей Российской республики за границей.

Высшим после ЦИК органом являлся Совет центральных ведомственных коллегий (комиссариатов). Количество центральных коллегий и руководящий состав в комиссиях каждой из них намечались в комиссиях Всероссийского съезда или ЦИК и утверждались Всероссийским съездом или ЦИК.

В Совет центральных ведомственных коллегий должны были входить:

1) Совет управления в составе следующих ведомств:

1) управление делами Совета коллегий;

2) федеративных служб;

3) местных служб;

4) союзов и обществ;

5) внешних дел.

2) Совет культуры в составе коллегий:

1) обороны;

2) безопасности;

3) благоустройства;

4) путей и средств сообщения;

5) просвещения;

6) техники и изобретений;

7) печати;

8) информации;

9) статистики.

3) Совет хозяйства, в составе которого были комитеты:

1) земельный;

2) индустрии;

3) обмена;

4) распределения.

4) Совет финансов в составе ведомств:

1) обложения;

2) кредита и снабжения;

3) монополий;

4) соцобеспечения;

5) контроля и отчёта (13).

Таким образом, Совет центральных ведомственных коллегий должен был состоять из четырёх основных подразделений, охватывающих основные стороны жизни и деятельности государства. Совет центральных коллегий должен был исполнять задания Всероссийского съезда и ЦИК в области управления в целом и по отдельным ведомствам, а также представлять доклады и отчёты Всероссийскому съезду и ЦИК о своей деятельности.

Проект Конституции Трудовой Республики предусматривал, что высшим органом власти в пределах каждой административно-хозяйственной единицы является: для областей, губерний и уездов — соответствующий Съезд Советов, для города, волости и селения — соответствующий Совет (14). Высшим после Съезда или Совета и руководящим органом в пределах каждой административно-хозяйственной единицы является Исполнительный Комитет области, губернии, города, уезда, волости, селения. Исполнительно-рабочим органом является Совет Коллегий — областных, губернских, уездных, городских и т.д. (15).

Организация выборов высших органов Советской власти (Центральной, как её называли максималисты) должна проходить не по партийным спискам, а «путём выборов на Всероссийском Съезде Советов по принципу представительства с мест всего состава ЦИК, к которому и переходят все функции СНК» (16).

Центральная власть, чтобы пользоваться полным доверием трудящихся должна была иметь в своей среде представителей с мест, от каждого Совета, объединяющего вокруг себя более или менее значительную массу крестьян и рабочих. «Чтобы съезд Советов не оторвался от представленной им народной массы и от настроения местных Советов, — писали максималисты, — он должен периодически обновляться по частям. Часть, предположим 1/3 делегатов, выбывает после известного промежутка времени в свои Советы, их заменяют заместители».

В составе съезда должны были работать областные или районные группы (секции), например: кавказская, сибирская, уральская и т.д. Эти секции должны были поддерживать постоянный контакт со своими Советами. В составе съезда предусматривалось также создание отраслевых — «деловых» отделов (секций): промышленного, сельскохозяйственного, по народному образованию, военного, путей сообщения и т.д. Председатели этих секций совместно с представителями областных представительств образовывали центральный исполнительный орган, ответственный перед Съездом Советов и перед страной.

Отделы разбивались на подотделы и комиссии. Председатели комиссий, объединяясь, образуют вместе исполнительные органы данного отдела. Вся работа сосредотачивалась в секциях и комиссиях. Общие собрания Съезда должны были созываться не менее одного раза в месяц для заслушивания докладов председателей секций, подсекций и комиссий, а также представителей областей о положении дел на местах и для решения государственных вопросов (17). Таковой видели члены ССРМ систему Советов, структуру и функции её органов.

К концу первого полугодия советской власти в формирующейся политической системе страны стали ощущаться заметные изменения. К весне 1918 года наметилось снижение роли Советов в политической системе за счёт опережающего расширения функций центрального госаппарата, появления военных и чрезвычайных органов власти. Не успев окончательно утвердиться в качестве единой и всеобщей системы органов новой власти и управления, Советы стали стремительно терять своё влияние. Их функции переходили к партии большевиков, а также к комбедам, ревкомам и другим чрезвычайным органам.

Отход большевиков в их политической практике от первоначальных демократических лозунгов, с которыми они шли в Октябрь 1917 года, встречал определённое сопротивление у членов ССРМ. Анализируя деятельность Советов, эсеры-максималисты отмечали, что авторитет Советов падает, т.к. они «стали не органами народной власти, народного творчества, народной борьбы за своё существование, а органами, выполняющими директивы одной лишь партии». Из выразителей народной воли Советы превратились в «придатки» партийных комитетов, которые «можно по целым месяцам даже не созывать» (19).

Ни одна политическая партия, — писала омская газета «Голос максималиста». — «какая бы она ни была, не может вывести страну из того тупика, в котором она сейчас находится, кроме самого трудового народа, организованного вокруг своих Советов» (20).

Союз эсеров-максималистов ставил перед собой задачу неустанной пропаганды необходимости реорганизации «насаждённых сверху и подтасованных Советов в Советы, подлинно выражающие волю трудового народа, свободно избранные, ответственные перед своими избирателями, а не фракциями или партиями» (21).

На страницах своей периодической печати максималисты провозглашали лозунг: «Власть Советам, а не партиям !» (22). Они считали, что народ должен решать все вопросы общественной, военной и хозяйственной жизни сам, начиная с вопроса продовольствия, организации производства и до организации обороны страны. В Советах должны быть люди, преданные интересам трудящихся, должны помнить, что «не народ существует для партий, а партии для народа» .

Необходимо, чтобы Совет был, во-первых, работоспособным, а это зависит в полной мере от избирателя. «Надо выбирать не болтуна, а человека дельного и честного, энергичного и стойкого…» . Рабочие, посылая депутатов в Совет, должны выработать им наказ, и депутат Совета обязан был исполнять волю своих избирателей, не менее двух раз в неделю отчитываясь перед ними на общем собрании своего предприятия (25).

Чтобы трудовой народ мог контролировать свой Совет, общие (пленарные) заседания Совета должны быть открыты для избирателей. «Весь Совет должен взяться за дело. Ни один депутат не должен быть только поднимателем рук, а должен быть работником», — писали максималисты. Поэтому Совет не надо делить на две части: на голосующих и работающих, «не надо выбирать особого Исполнительного Комитета, который в свою очередь выбирает Совет Народных Комиссаров…». Весь Совет должен был разбиваться на отделы по числу отраслей народного хозяйства и государственной деятельности (народного образования, жилищный, по организации промышленности, по продовольствию и т.д.) (26).

Председатели и секретари этих отделов составляли малый Совет, который будет проводить в жизнь постановления каждого отдела. Каждый отдел или подотдел будет опираться в своей практической деятельности на соответствующий производственный союз . «Опорой развивающейся революции, — говорилось в документах Союза эсеров-максималистов, — может быть только Советский строй, выражающий собой классовый момент диктатуры трудящихся, а не диктатуры какой-либо партии, строй, в котором государственный централизм заменяется федеративным принципом на основе равноправного объединения советских территорий, различающихся по своим хозяйственно-экономическим и национальным особенностям, при котором государственный аппарат приспособлен к удовлетворению полностью всех общественно-экономических и культурно-национальных запросов трудящихся различных областей и народностей…»

Таким образом, трактовка эсерами-максималистами вопроса о политическом строительстве была основана на отрицании необходимости политического руководства массами. Они протестовали против фракций и партийности и выступали за организацию трудового народа вокруг беспартийных Советов, которые должны были действовать самостоятельно, не подчиняясь партийным директивам.

Необходимо отметить, что в ходе выработки политической программы Союза не возникало разногласий, и сама политическая программа, изложенная в «Проекте основ Конституции Трудовой республики», на протяжении рассматриваемого периода изменениям не подвергалась, хотя в печати, как мы видели, высказывались мнения о некоторых коррективах.

Эсеры-максималисты расходились с большевиками в вопросах избирательной системы. Они предлагали установить всеобщее избирательное право, мотивируя это тем, что в России нетрудовые элементы составляют ничтожное меньшинство, потому всеобщее избирательное право не сможет принести вреда власти трудящихся.

С точки зрения эсеров-максималистов всеобщее избирательное право принесёт пользу, т.к. в существующих Советах преобладают представители физического труда, а грамотные люди — писари, священники и т.д. устранены от участия в выборах (29). В своих программных документах максималисты провозглашали всеобщее избирательное право для граждан, достигших 18-летнего возраста и не лишённых его по решению суда, но временно, в период борьбы за воплощение в жизнь конституции «Трудовой республики», эксплуататоры от участия в выборах отстранялись (30).

Максималисты также требовали полной свободы предвыборной агитации. Свобода предвыборной агитации, по их мнению, обеспечит верное отражение народной мысли и народной воли в Советах. Максималисты заявляли, что они не боятся даже самой правой агитации, потому что интересы правых так расходятся в интересами крестьянства, что их агитация останется безрезультатной (31). Перед членами своей организации эсеры-максималисты ставили задачу при любых выборах «разоблачать давление и подтасовки, требовать персональных выборов, отвергая партийные списки»(32) .

Программа ССРМ содержала ряд демократических положений: отрицание любой диктатуры, требование самостоятельности Советов, участие рабочих в управлении производством. Оценивая собственную программу действий, эсеры-максималисты отмечали в одной из своих листовок: «Чтобы провести эти мероприятия в жизнь, трудовому народу предстоит преодолеть диктатуру (единовластие) коммунистической партии, в то же время не давая торжествовать врагам мировой революции внешним и внутренним…»(33).

В то же время воззрения максималистов по концептуальным вопросам власти в основных положениях расходились с большевиками, что наряду с нарастающими антибольшевистскими настроениями во многом предопределило судьбу максималистских организаций в России. Пожалуй, только принципиальное признание максималистами Советов, их готовность вести борьбу против буржуазии сделало возможным их довольно краткое сотрудничество с большевиками.

Примечания:

1. Основная заслуга здесь, пожалуй, принадлежит А.Ф.Жукову и Ю.И.Шестаку. См., например: Жуков А.Ф Идейно-политический крах эсеровского максимализма. Л., 1979; Шестак Ю.И. Банкротство мелкобуржуазного революционаризма, М., 1987 и др.

2. Черемин Д. Задачи максимализма. М, 1918, С-8.

3. Максималист, 10.04.1918.

4. Там же.

5. Там же.

6. Там же.

7. Зверин А. А. Трудовая Советская Республика. Вып.З, М., 1911, с.11.

8. Максималист. 12.04.1918.

9. Там же.

10. Зверин А.А. Как орган помп. Сопласп. на местах. Самара, 1911, с. 14-17.

11. Максималист, 12.04.1911.

12. Там же.

13. Максималист.30. 04. 1911.

14. Максималист, 14. 04. 1911.

15. Максималист, 1919, №11, с.24

16. Там же.

17.  Зверин А. А. Указ. соч. С. 20.

18. Голос максималиста. Омск. 25. 04. 1918.

19. Зверин А. А. Указ. соч., с.3.

20. Голос максималиста. Омск. 25.04.1918.

21. Там же.

22. Максималист. 1921, №14-15, с.11.

23. Трудовая республика, Брянск, 27. 02. 1911.

24. Зверин А. А. Указ. соч., с.5-6.

25. Там же, с.6-7, 9.

26. Максималист, 1921, №21, с.13-14.

27. Там же

21. ГАРФ, ф.1005. оп. 1а, д. 162, л. 1б.

22. Советская властъ. Нижн. Новгород, 1918, с.б, 26-27.

23. Максималист, 1918, №4, с.9.

24. Максималист, 1921, №22-23, с. 19.

25. Там же, 1921 №21, с.15.

26. ГАРФ, ф.р-9550, оп. 9. д.349, л.3.

Читайте также:

Дмитрий ЖВАНИЯ. Что такое Трудовая республика