1 июля 2015

1921 год: Третья революция

Александр ШУБИН

Лидер Рабочей Оппозиции в РКП (б) Александр Шляпников

Лидер Рабочей Оппозиции в РКП (б) Александр Шляпников

Разгром белого движения привел к вступлению Российской революции в новую фазу. Анархисты и левые эсеры надеялись, что исчезновение угрозы реставрации приведёт к «третьей революции» (по аналогии с Февральской и Октябрьской), в ходе которой народ свергнет большевистскую диктатуру. И действительно, в 1920-1921 годы разразился острый социально-политический кризис, который знаменовал финал Российской революции.

После разгрома белого движения всё заметнее становились различия в тактике социалистических партий. Меньшевики продолжали придерживаться линейного взгляда на революционный процесс, в соответствии с которым большевистская угроза сводится к ошибочности, неэффективности политики сторонников Ленина, которая может привести к провалу с последующей реакцией, «длительной эпохой бонапартистской контр-революции», по выражению Фёдора Дана. Отсюда негативное отношение к крестьянским движениям и лозунгу Учредительного собрания. Стратегические цели большевизма не вызывали у меньшевиков значительных возражений. В последствии, когда коммунистам удалось осуществить масштабную индустриализацию и этатизацию экономики, значительная часть меньшевистских лидеров, в том числе сам Дан, склонялась к примирению с компартией.

Эсеры относились к перспективе краха коммунистической диктатуры в результате народных восстаний более оптимистично. По мнению ЦК ПСР, партия «не может пройти мимо нарастающего движения трудового крестьянства», и должна укреплять его социалистическую составляющую, бороться против контрреволюционных (реставраторских и погромных) настроений.

Эсеры возлагали на большевиков ответственность за отход значительной части крестьянства от социалистических взглядов и считали необходимым пойти на встречу «индивидуалистическим тенденциям» в деревне: «указывая на исключительную роль свободной кооперации и учитывая неизбежность в будущем полной ликвидации частной свободной инициативы, партия в настоящий момент допускает свободу частной торговли…» Таков был эсеровский план НЭПа.

Меньшевики поддержали идею единого государственного плана ГОЭЛРО. Петроградский комитет РСДРП утверждал, что «без единого хозяйственного плана… нам не обойтись и разруху не избыть». Поддерживая планы, выдвинутые съездом советов, меньшевики критиковали коммунистов за медлительность их осуществления. Предвосхищая последующую политику НЭПа, ПК РСДРП призывал: «надо, прежде всего, не гоняясь за тем, чтобы всё сплошь национализировать, отобрать в государство вплоть до последней ремесленной и кустарной мастерской или мелкого торгового ларька, подумать больше всего о том, как бы заинтересовать крестьянство, составляющее громадное большинство трудящегося населения, в поддержании революции и государства… Нужна политика не насилия над крестьянством, а политика примирения с ним». Важной составляющей такой политики меньшевики считали демократизацию, свободу организаций.

В августе 1920 года в Тамбовском уезде началось движение, вскоре получившее имя своего вождя — Александра Антонова

В августе 1920 года в Тамбовском уезде началось движение, вскоре получившее имя своего вождя — Александра Антонова

Тем временем рaзрaзилaсь дискуссия в РКП(б) Если одни лидеры партии считали необходимым лишь наращивать темпы восстановления промышленности, то другие требовали отказаться от вызванных войной ограничений демократии и свобод, вернуться к лозунгам партии, с которыми она шла к власти. Рабочая оппозиция во главе с Александром Шляпниковым и Александрой Коллонтай в соответствии с программой партии предлагали передать власть съездам производителей, отказавшись от диктата Совнаркома, ЦК и карательных органов. Идея передачи значительной власти профсоюзам и советам выдвигалась и группой «Демократического социализма» (децисты), возникшей еще в 1919 году. Однако между децистами и рабочей оппозицией существовали острые противоречия. Дело в том, что децисты отстаивали позиции региональных партийных кланов, против авторитаризма которых на местах боролись рабочие оппозиционеры, выступавшие с эгалитаристских позиций.

Большевики всерьёз опасались идейной конкуренции со стороны социалистов, особенно после успеха меньшевиков на выборах в советы летом 1920 года. Готовясь к схватке за массы по окончании Гражданской войны, большевики начали чистку центральных учреждений от представителей социалистических партий, которых там было немало из-за нехватки квалифицированных кадров у большевиков.

Страна уже не выдерживала большевистского «коммунизма». Крестьянские восстания ширились.

Александр Антоновбыл бывшим эсером-максималистом, а во время восстания — беспартийным эсером. Партизанил в этих местах ещё в начале 1919 года

Александр Антоновбыл бывшим эсером-максималистом, а во время восстания — беспартийным эсером. Партизанил в этих местах ещё в начале 1919 года

В августе 1920 года в Тамбовском уезде началось движение, вскоре получившее имя своего вождя — Александра Антонова. Он был бывшим эсером-максималистом, а теперь — беспартийным эсером. Партизанил в этих местах ещё в начале 1919 года. Характерно, что в 1917 году тамбовщина была одним из очагов крестьянских движений, которые, не желая дожидаться Учредительного собрания, самочинно захватывали помещичьи земли и уничтожали усадьбы. В 1920 году революционно настроенные крестьяне были готовы идти с эсерами против большевиков, покусившихся на крестьянское право самостоятельно хозяйствовать на обретенной земле.

Но отношения между ПСР и антоновцами складывались тяжело. В мае 1920 года ЦК ПСР выступил за создание Союзов трудового крестьянства, а в июле принял план развёртывания ненасильственной петиционной кампании через мирские «приговоры». Лидеры ПСР рассчитывали, что в результате возникнет массовое общероссийское движение, способное позднее свергнуть большевиков. Но пока они выступали против «голой партизанщины». Движение СТК приняло массовый характер, в тамбовской губернии возникло более 300 союзов. Тамбовский губернский СТК играл роль политического руководства в армии Антонова, местные эсеры приняли активное участие в восстании, убеждали делегатов конференции ПСР поддержать выступление. Но партия не отказалась от решений IX совета ПСР о прекращении вооружённой борьбы. Полулегальная партия считала преждевременным открытое выступление в поддержку вооружённого восстания. В то же время конференция заявила о «неизбежности в будущем возобновления партией вооруженной борьбы с большевиками».

Губернский СТК выступал за свержение власти большевиков нaсильственным путём и созыв Учредительного собрания. До созыва собрания власть на местах должна была устанавливаться союзами и партиями, участвовавшими в борьбе. Эта власть должна была восстановить гражданские свободы, провести закон о социализации земли в редакции Учредительного собрания, провести частичную денационализацию при сохранении государственного регулирования производства и цен, восстановить рабочий контроль. В СТК совместно действовали как члены ПСР, так и левые эсеры. Поэтому программным требованием некоторых СТК, помимо социализации земли, было не Учредительное собрание, а созыв Всероссийских съездов трудящихся, которые могли бы определить форму государственного устройства.

Армия Антонова была хорошо организована и насчитывала до 40 тысяч постоянных бойцов (не считая ополчений). Жестокость властей в отношении населения принесла свои горькие плоды — повстанцы расправлялись с носителями власти подчас очень жестоко. Красный террор вызвал ответный стихийный террор, хотя и меньший по масштабам. Антоновское восстание разлилось почти по всей Тамбовской губернии.

Причиной восстания на тамбовщине была неорганизованная и неумелая продовольственная политика большевистского режима. На фото: антоновцы

Причиной восстания на тамбовщине была неорганизованная и неумелая продовольственная политика большевистского режима. На фото: антоновцы

Махновское движение после тяжёлой для него зимы готовилось к наступлению на Харьков. На правобережной Украине продолжали действовать сторонники Симона Петлюры и Бориса Савинкова. Продолжалась гражданская война на Северном Кавказе, в Туркестане и на Дальнем Востоке. 31 января 1921 года вспыхнуло крестьянское восстание в Западной Сибири и быстро охватило огромную территорию и ряд городов — Ишим, Петропавловск, Тобольск и др. И везде народ требовал прекращения продразвёрстки, свободы торговли, ликвидации большевистской диктатуры, разрешения частной собственности. Кульминацией этой фазы революции стало Кронштатское восстание моряков и рабочих.

Началось всё с рабочих волнений. В феврале-марте 1921 года произошёл мощнейший всплеск забастовочного движения, причём в организации стачек участвовали как беспартийные рабочие, так и члены социалистических партий. 24 февраля 1921 года рабочие Трубочного завода вышли на улицу. К ним примкнули рабочие других предприятий. Вскоре среди демонстрантов появились матросы и солдаты. Толпа освободила рабочих, арестованных за невыход на «работу» (на остановившиеся предприятия).

В связи с «мятежом на заводах» Петроградский комитет РКП(б) принял меры — были арестованы члены социалистических партий (в требованиях рабочих звучали программные положения эсеров, меньшевиков и анархистов), запрещены любые неразрешённые скопления народа, сформированы ударные отряды из коммунистов, по демонстрантам открывали огонь.

Сообщение о волнениях в Питере немедленно достигло Кронштадта. Моряки, многие из которых прекрасно помнило борьбу за «рабочую власть», начали митинговать. Сообщения из дома об ужасах продразвёрстки и террора переплетались со свежими впечатлениями рабочих выступлений против «рабочего государства». В результате даже большинство кронштадтских коммунистов поддержало резолюцию, принятую на митинге моряков и населения 1 марта 1921 года. В ней требовалось: «Ввиду того, что настоящие советы не выражают волю рабочих и крестьян, немедленно сделать выборы советов тайным голосованием, причём перед выборами провести свободную предварительную агитацию всех рабочих и крестьян». Резолюция требовала также свободы слова для левых эсеров и анархистов (не более того), восстановления других гражданских свобод, освобождения политзаключенных-социалистов и пересмотр дел других, ликвидации привилегий коммунистов, структур большевистской экономической диктатуры. И главное экономическое требование: «дать полное право действия крестьянам над всею землею так, как им желательно, а также иметь скот, который содержаться должен и управляться своими силами, т.е. не пользуясь наёмным трудом».

Лидер восставших матросов Кронштадта Степан Петриченко

Лидер восставших матросов Кронштадта Степан Петриченко

Большевики объявили кронштадцев вне закона, после чего крепость восстала. Был избран Военно-революционный комитет (ВРК). Большинство его членов были беспартийными, что не означало отсутствия у ВРК политической идеологии. Важнейшие вопросы решались на собрании делегатов частей и предприятий. Активное участие в восстании принимали представители лево-социалистических партий и течений: от меньшевиков-интернационалистов до анархистов. Но преобладающее настроение тяготело к идее советской власти без диктатуры коммунистов. Это видно кaк из писем рядовых участников, так и из программных документов движения.

15 марта 1921 года в «Известиях Военно-революционного комитета» была опубликована установочная статья «Власть советам, а не партиям!». Начав с жёсткой критики большевистской диктатуры, авторы статьи переходят к критике партийной системы вообще: «И какая бы партия не встала у власти, она не избежит роли диктатора, так как, какой бы крайне социалистической она ни являлась, у нас будут программные и тактические пункты, выработанные не жизнью, а созданные в стенах кабинета… Дело идёт еще хуже, если у власти стоит не одна, а несколько партий… Трудящийся… сам возьмётся за власть в лице — свободно избранных советов».

Критическое острие этих слов направлено не только против большевиков, но и против других социалистических (и тем более несоциалистических) партий. Эти идеи близки лозунгам «вольного советского строя», выдвинутого анархистами в 1918-м. Однако идея советской власти без партийной диктатуры скорее всего не была продуктом aнaрхистской aгитации. Она логично вытекала из идей бывших большевиков (таковыми были многие члены ВРК и участники восстания, в том числе председатель ВРК Степан Петриченко), которых привлекли освободительные лозунги революции и разочаровала тоталитарная практика большевизма. Теперь лидеры Кронштадта рассчитывали привлечь на свою сторону широкие рабочие массы, которые в своё время пошли за большевиками. «Честным коммунистам» была предложена модель легального существования при новой власти в качестве оппозиции. В случае выхода движения на просторы России это могло ослабить сопротивление со стороны масс рядовых коммунистов, опасавшихся расправы в случае падения СНК. Продолжая нелегальную деятельность, оставшиеся на свободе кронштадтские большевики формально приняли эти правила игры.

Было важно не оттолкнуть пролетарские массы «белогвардейскими» лозунгами Учредительного собрания, не скомпрометировать себя контактами с «империализмом», то есть с любой внешней силой. Поэтому было отклонено (возможно, временно) предложение о вооруженной помощи, прибывшего в Ревель Виктора Чернова, который действовал в кaчестве председателя Учредительного собрания. В последнее время возрождается версия о чуть ли не решающем влиянии на лидеров Кронштадта эмигрантских политических группировок. Однако эта версия по-прежнему не нашла строгих доказательств и основана на излишнем доверии эмигрантским источникам, стремившимся преувеличить роль своих организаций в выступлении.

15 марта 1921 года в «Известиях Военно-революционного комитета» была опубликована установочная статья «Власть советам, а не партиям!»

15 марта 1921 года в «Известиях Военно-революционного комитета» была опубликована установочная статья «Власть советам, а не партиям!»

Продолжая «дело Октября», Кронштадт шёл в русле рабочих и солдатских настроений, противостоящих не только большевистской диктатуре, но и любой реставрации, любому возвращению назад, обесценивающему принесённые жертвы. Этим полубольшевистским настроением рабочих и матросских масс определяются лозунги и тактика восстания. В этом были шансы на успех в Петрограде в случае ввода туда революционного флота.

Ситуация была неопределённой. В Петрограде и других городах шли крупные забастовки, рабочие заявляли о поддержке Кронштадта, а иногда, под влиянием эсеровской агитации — и Учредительного собрания. Распространение движения на Петроград, неизбежное в случае таяния льдов, могло кардинальным образом изменить положение в стране. Повстанцы рассчитывали на наступление крестьянских армий Махно и Антонова. Разумеется, в случае успеха Кронштадта его лидеры быстро потеряли бы лидерство в общероссийском революционном движении, став лишь одним, вероятно левым, течением «Третьей революции». Но это не умаляет значения движения и не доказывает, что повстанцы «не имели будущего».

Восставшие отбили первый штурм красных. Вот-вот мог растаять лёд, и восставший флот мог двинуться на Петроград. Но 18 марта войска Михаила Тухачевского всё же ворвались в город. В составе наступавших шли оппозиционные делегаты съезда РКП(б), отправленные подавлять близких им по взглядам мятежников.

Красные курсанты возвращаются после подавления Кронштадтского восстания

Красные курсанты возвращаются после подавления Кронштадтского восстания

Подавление восстаний 1921 года сопровождалось качественными изменениями в политической системе Советских государств. Была запрещена фракционная деятельность в РКП(б), начато систематическое уничтожение организаций социалистических партий и анархистов, сопровождавшееся в 1921-23 годы массовыми арестами, процессами и высылками за рубеж. Эта волна гонений началась как обычная для большевиков реакция на подъём социального движения. Но на этот раз либерализации не наступило, что связано прежде всего с исчезновением белой угрозы и установление более стабильного, чем прежде, авторитарного режима. Немало бывших социалистов продолжало работать в государственном аппарате, но организационная структура социалистических партий к 1926 году была уничтожена.

Социалисты и анархисты не смогли воспользоваться «Третьей революцией» для свержения большевистской диктатуры и возвращения на демократический путь развития. Важнейшие причины этого — перехват большевиками экономических лозунгов социалистов, слабая координация в действиях социалистической оппозиции и отсутствие взаимодействия с оппозицией в РКП(б), распылённость сил повстанцев.

«Третья революция» была вдохновлена идеями антиавторитарного социализма, которые лишь отчасти имели своим источником собственно социалистические и анархистские организации. Народное сознание в условиях революции и большевистской диктатуры стихийно воспроизводило идеалы антиавторитарного социализма. Но отсутствие организационной основы не позволило новой волне революции добиться политического успеха.

Тем не менее, последний всплеск Российской революции серьёзно изменил ситуацию в стране и заставил большевиков перейти к НЭПу. На сохранение авторитарного режима и тоталитарных структур большевизма предопределило стратегическое поражение социалистов в Российской революции.