10 июня 2015

Чёрная легенда Стефано Делле Кьяйе

Николай КОЛЬСКИЙ, Ян ОРЕЦКИЙ

Если бы Че Гевара боролся за революцию Делле Кьяйе, он бы мог победить

Если бы Че Гевара боролся за революцию Делле Кьяйе, он бы мог победить

Итальянец Стефано Делле Кьяйе — легенда холодной войны. О нём Стюартом Кристи давно написана книга: «Портрет чёрного террориста». «История Делле Кьяйе — это история нацизма в нашем сегодняшнем мире, история провокаций и убийств», — говорится в аннотации. Сам он ответил своей книгой «Орёл и Кондор. Воспоминания чёрного бойца». И снова аннотация: «Он мог сказать словами Пабло Неруды: “Признаюсь, я жил”. Разыскиваемый полицией половины мира — комиссар революционный утопии».

Орлы

Родился Стефано 13 сентября 1936 года, в 14 лет он пришёл в неофашистскую партию Итальянское социальное движение. Вполне легальную, респектабельную парламентскую — это было не для него. Делле Кьяйе искал активного протеста, уличных боёв чёрных сквадри. В 20 лет собрал вокруг спаянную группу единомышленников. Со временем они стали «Национальным авангардом» — самым боевым из неофашистских движений Италии. Теоретический багаж — от Юлиуса Эволы. Практический опыт от уличных драк с коммунистами и полицейскими.

Партия ИСД осторожно встраивалась в парламент. Радикалы, грезившие об исконном фашизме времён молодого Муссолини, группировались вокруг Пино Раути. В 1965 году они собрались в отеле «Парко ди Принсипи», где и объявили революционную войну коммунизму и госбюрократии.

«Мы настроены решительно, — предупреждала листовка “Национального авангарда”. — Наши люди морально готовы ломать кости даже тем, кто падает на колени». Коммунисты понимали настрой этих парней и их лидера — невысокого худощавого страхового агента. Они ведь вели себя так же.

Делле Кьяйе не любил теоретизировать, его коньком была оперативная практика. Но именно он вместе с Марио Мерлино (ныне известным философом и писателем) разработал план: призвать под неофашистские знамёна анархистов, маоистов, просто леваков. Ультраправые и ультралевые часто бывают родственными душами. Любят свободную вольницу и не любят чиновников.

Так вырабатывался анархо-фашизм. Возможный разве что в Италии или в России.

1 марта 1968 года взбунтовались студенты Римского университета. «Битва на Валле Джулия»: анархо-фашистские студенты схватились с полицией. Камни, палки, коктейли Молотова. Коммунисты не смогли остаться в стороне. На полицейские машины пошёл чёрно-красный клин.

Гладиаторы

Шаткие христианско-демократические правительства поддавались нажиму компартии. В массах прорывалось возмущение. Летом 1970 года против римских бюрократов и местных коммунистических функционеров восстал регион Реджио-Калабрия. Во главе бунта стал неофашистский профлидер Чиччо Франко. Его «Комитет действий», сформированный активистами ИСД и профсоюза ЧИСНАЛ, без малого год управлял Реджио. Естественно, туда устремились активисты «Национального авангарда». Только выдвинутая бронетехника восстановила центральную власть над мятежной провинцией.

Делле Кьяйе искал активного протеста, уличных боёв чёрных сквадри

Делле Кьяйе искал активного протеста, уличных боёв чёрных сквадри

Это было подлинным народным восстанием, «итальянской махновщиной». Но много ли слышали в СССР о таком движении трудящихся против буржуазного государства?

Центральной фигурой ультраправой оппозиции был «чёрный князь» Юнио Валерио Боргезе. Военный моряк, побеждавший даже британцев. Создатель легендарной флотилии X-MAS верил в военный заговор. Ведь чёрные полковники уже перестраивали Грецию. «Вслед за Афинами — Рим!» — провозгласил командир людей-торпед. Делле Кьяйе был принят Боргезе и посвящён в его планы. Он отвечал за важную составляющую плана: гражданскую силовую поддержку. Бойцы «Национального авангарда» должны были в «час X» занять узловые помещения МВД. И они начали это делать 7 декабря 1970 года — незадолго до того, как Боргезе, поразмыслив, решил дать отбой. Князь решил не рисковать, опасаясь гражданской войны.

Боргезе эмигрировал в Испанию. Делле Кьяйе тоже пришлось уходить. Но он умел возвращаться. Как в 1975 году, на тайную конференцию в Альбано. А потом снова уход. Нелегально, через несколько границ, через леса-горы-реки, на швейцарском поезде, не высушив одежду.

«Вместе со Стефано Делле Кьяйе я пересёк границу со Швейцарией, перейдя вброд несколько пограничных речек. Прямо в мокрых брюках я сел на поезд, направлявшийся в Лозанну. Пройдя через строжайший пограничный контроль (швейцарцы опасались терактов), мы погрузились на борт самолёта, летевшего в Ниццу. Я сильно нервничал. Боялся любой проверки. Делле Кьяйе успокаивал меня: “Нас не ищут”», — вспоминает Пьерлуиджи Конкутелли. И так до Барселоны и Мадрида.

В Испании Делле Кьяйе возглавил информагентство «Ажинтер-пресс», раскинувшее по миру оперативную сеть: от Стокгольма до Буэнос-Айреса, от Тель-Авива до Тайбэя. На западные правительства эти люди не оглядывались. Просто останавливали коммунизм всюду, где встречали. Хоть в аргентинском аэропорту «Эсейса», хоть на испанской горе Монтехурра, хоть на римской площади, хоть в ангольских джунглях. Всюду оказывались очень к месту навыки «Национального авангарда».

Было всё это не слишком законно. Недаром называлось «Гладио». Но необходимо. Ведь и на холодной войне в плен не брали. Стефано Делле Кьяйе лишь соответствовал ситуации.

Кондоры

20 ноября 1975 года скончался Франсиско Франко. На похороны прибыл из Чили Аугусто Пиночет. Времени у него было немного, но на встречу со Стефано Делле Кьяйе нашлось. Начался новый этап. После «Гладио» — «Кондор».

Чилийские, аргентинские, уругвайские, боливийские спецслужбы нуждаются в его советах, если не само ЦРУ. Но кто кому больше нужен? Латиноамериканские контрразведчики защищают свои режимы. Делле Кьяйе мыслит шире: «Пылающий континент» — главное поле антикоммунистического боя. Вполне по Че Геваре. К тому же здесь выпадет шанс реализовать идеал анархо-фашизма.

В июле 1980-го генерал Луис Гарсиа Меса совершает 189-й боливийский госпереворот. Стефано Делле Кьяйе уже в Боливии. Организует гражданских сторонников генерала. Боевиков фаланги: лабазников среднего класса, вольных бродяг типа местного авторитета Мухи, шахтёров, разочаровавшихся в левой демагогии. «Революция в Боливии дала нам новый шанс. Мы не были ни палачами, ни наркотеррористами. Мы были политическими бойцами».

Борьбу с антикоммунистическим режимом в Боливии возглавили США. Как же — «нарушения прав человека». Коммунистов, например, обижают. Госдеп требует от боливийского правительства депортировать Стефано Делле Кьяйе. Вашингтон вводит против Боливии экономические санкции. Перекрывается экспорт олова. Грозит экономический крах.

Правительство Гарсиа Месы делает отчаянный шаг — предлагает неликвиды СССР. Москва не сразу отказывает. «Поздравление с праздником Великого Октября поступило от президента Боливии Луиса Гарсиа Месы», — сообщает Всесоюзное радио 7 ноября 1980 года (это о «кровавом палаче»). Однако и Кремль уходит в отказ. Советский Союз присоединяется к американской блокаде Боливии. Что-то, значит, ощущается общее между Кремлём и Белым домом… Вольницу Стефано не желают терпеть ни тут, ни там.

Последняя надежда — Каддафи. Но и он соскальзывает с темы. Гарсиамесизм обречён. Социальный эксперимент ультраправого радикализма сорван. Общество «легионерских ячеек», о котором мечтали итальянские неофашисты, сломано и в Боливии. Картер и Брежнев, Рейган и Каддафи объединились против Делле Кьяйе и Гарсиа Месы. В ноябре 1981 года генерал Гарсиа Меса вынужден уйти. Делле Кьяйе приходится покинуть Боливию.

Он помогает никарагуанским контрас, воюющим против марксистского правительства. Встречается во Флориде с турецкими антикоммунистами — в уличной войне «Серых волков» тоже полезен опыт «Национального авангарда». Координирует взаимодействие сальвадорских и гватемальских ультраправых с аргентинской спецслужбой. Но отказывается от дальнейшего сотрудничества со Всемирной антикоммунистической лигой — заметна рука ЦРУ. А простить Боливию он не может.

Тем временем меняются эпохи. Символично, что в 1987 году, когда горбачёвская перестройка переходит в ускоренный режим, Стефано Делле Кьяйе арестовывается в Венесуэле. Через два года он экстрадирован в Италию. Его работа выполнена.

Правые

На родине ждал суд. На Делле Кьяйе вешали всё, что удавалось вспомнить из «свинцовых семидесятых» на двух континентах. Ни один крупный теракт не миновал обвинительного заключения — и полное оправдание по всем пунктам.

Неудивительно. «Мы никогда не атаковали гражданских лиц», — заявлял Валерио Фиораванти, лидер «Революционных вооружённых ячеек». С Делле Кьяйе никак не связанный, но рассуждавший похожим образом. Принцип чёрного бойца? Удары только по врагу. А в битве вооружённых людей, которая без малого полвека охватывала всю планету, ни одна из сторон особо не комплексовала.

Стефано Делле Кьяйе участвовал в этой битве как самостоятельная сила: «Наша борьба в Италии, в Латинской Америке, в Анголе не была службой североамериканцам. Мы служили народам, боровшимся против угнетения. Мы мечтали о революции, мы пытались её совершить». А уж кто кого и как при этом использовал, не слишком принципиально.

Имела ли борьба смысл? Стефано Делле Кьяйе скоро 80. Что есть, то есть. А мировой коммунистической системы нет.

Но это не значит, что нет врагов. Финансово-бюрократический спрут неимоверно усилился за минувшую треть века. Именно против него заострена теперь деятельность Делле Кьяйе и его товарищей. Тем более что эта олигархия чем дальше тем больше обретает черты сходства с коммунизмом. И снова парни с чёрно-красно-белой символикой возникают на улицах. От Италии до Колумбии, от Франции до России. Опыт «Национального авангарда» и «Ажинтер-пресс» ценится повсюду. Стефано Делле Кьяйе рассказывает с партийной трибуны об «Орле и Кондоре».

Если бы Че Гевара боролся за революцию Делле Кьяйе, он бы мог победить.

Сам Стефано Делле Кьяйе, выступая в Реджо-ди-Калабрии в октябре 2012 года, так охарактеризовал себя и бойцов своего поколения: «Меня обвиняли в терроре, но мы никогда не участвовали в убийствах, подобных Пьяцца Фонтана или Болонье. Наша борьба в Италии, в Латинской Америке или в Анголе не была службой североамериканцам. Это была служба народам, боровшимся против угнетения могущественными силами. Мы мечтали о революции, мы пытались её совершить».

Оригинал текста на «В Кризис. ру».

Читайте также:

Алексей ЖАРОВ. Жизнь и борьба анархо-фашиста Марио Мерлино