12 мая 2015

Семейный скандал в Национальном фронте

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Ещё не так давно специалисты, занимающиеся исследованиями французской политики, делали определённый и общий вывод о том, что из всех более-менее популярных партий Пятой Республике только крайне правый Национальный фронт (НФ) является образцом внутрипартийной дисциплины и единства партийных рядов.

Во французском в «крайне правом царстве» дочь предаёт отца, а отец проклинает дочь

Во французском в «крайне правом царстве» дочь предаёт отца, а отец проклинает дочь

Конечно, и в НФ бывали своего рода «восстания» и попытки фракционной деятельности, но они всякий раз выжигались калёным железом — и всегда в пользу основателя и бессменного председателя Фронта Жан-Мари Лё Пена, создавшего эту партию четыре десятилетия назад.

В принципе для европейских крайне правых жёсткая, чуть ли не «коминтерновского» (прошу прощения за сравнение) дисциплина — исторически характерное явление. Так же, как характерны для них твёрдый «вертикализм» при принятии внутрипартийных решений, почитание лидера (и нередко его экзальтированное боготворение). Культ основателя той или иной партии — совершенно естественная ситуация для крайне правой политической культуры.

При лидерстве Ж.-М. Лё Пена созданная им партия прошла невероятно тернистый, с продвижениями и откатами путь, от совершенно маргинальной структуры, где тон задавали открытые неофашисты (например, одним из создателей НФ стал бывший коммунист, сотрудник Коминтерна, а потом соратник Жака Дорио и видный коллаборационист Виктор Бартелеми), ультраправые ксенофобы-ревизионисты, а подчас и монархисты до партии, чей лидер вышёл во второй тур президентских выборов (в 2002-м).

Как «семейное предприятие» Лё Пен-старший передал дело своей жизни дочери Марин. И та оказалась умелым политическим лидером. Если при папаше НФ набирал максимум 15-18% голосов, будучи уже серьёзной политической силой, но всё же партией, вокруг которой Система сумела построить вал-кордон, перепрыгнуть который было невозможно, то при его дочке ситуация стала развиваться по-иному.

«Помогли», конечно, социалисты, всякий раз в период правления которых (1981-1986, 1988-1993, 1997-2002 гг. и снова — с 2012 г.) происходит стремительный отток части народного электората от левых к крайне правым.

Слабая, бездарная и неэффективная политика нынешнего большинства привела к очередному триумфу «фронтистов». В рабочих по осставу департаментах Нор и Па-де-Кале на недавних департаментских выборах за кандидатов НФ отдавали голоса свыше 35% активных избирателей. На недавних европейских и департаментских выборах в масштабе Республики НФ показала немыслимые при Лё Пен-отце результаты, собрав четверть голосов. Более того, опросы показывают, что сейчас в первом туре президентских выборов Марин Лё Пен могла бы рассчитывать на поддержку уже 28-29% французов.

Показатели нереальные для обычной крайне правой партии, ставшей в случае с НФ во Франции, по сути, народной, в том числе в плане «межклассовой» поддержки крайне правых. Во всяком случае, если брать современные крайне правые партии, действующие в странах-членах Евросоюза, таких показателей поддержки нет ни у кого из явных и скрытых партий-партнёров НФ.

Но Лё Пен-старший всё же не отказался от своих «провокаций», в которых сейчас его обвиняет дочь. Он вновь говорит о том, что газовые камеры есть лишь «деталь истории Второй мировой войны», позволяет себе делать заявления расистского характера, добрым словом поминает маршала Петэна и коллаборационистов.

Вряд ли 86-летний политик, депутат Европарламента может на исходе своей богатой событиями жизни изменить себе и тем идеям, которые он защищал ещё в эпоху Четвёртой республики, будучи тогда самым молодым французским депутатом.

Как бы не относиться к его действительно реакционным идеям и заявлениям, но Лё Пен-старший являет собой показательный пример подлинного крайне правого трибуна, верного своим идеалам, принципам и ценностям.

Пока М. Лё Пен была в «галактике» НФ в тени отца, она почему-то не выражала неудовольствия его «неприемлемыми» сейчас заявлениями. Она поддерживала его на всех митингах и манифестациях и использовала его покровительство, чтобы дорваться до власти в партии. Сейчас же старик-отец стал ей мешать. История, достойная пера Бальзака, но не та эпоха…

В итоге добрая дочь сначала добилась, чтобы отца не выдвинули как главу списка фронта на предстоящих в декабре региональных выборах в южнофранцузском регионе Прованс-Альпы-Лазурный берег. Но этого ей показалось мало. И вероломная дщерь запретила старику делать заявления от имени партии. Наконец, на состоявшемся 4 мая заседании Исполнительного бюро НФ принято и вовсе «историческое» решение: Лё Пену-старшему на три месяца приостановлено членство в партии…. Которую он создал!

В ответ дедушка французских крайне правых разошёлся не на шутку. Своей более успещной в политическом плане дочери он пожелал проиграть на президентских выборах в 2017 году, по ходу обвинив её в отсутствии морали. Также он предложил ей сменить фамилию, для чего заметил Лё Пен, даме стоит вступить в законный брак со своим сожителем Алио, членом Политбюро фронта. И, наконец, Ж.-М. Лё Пен заявил, что подумывает о том, чтобы создать подлинно национальную партию…

Несмотря на то, что всё это напоминает дешёвый водевиль, почему-то не смешно. Сегодня миллионам французам, бросившимся в объятия НФ после неоправдавших их ожидания классических правых и даже левых, точно не до смеха. На их глазах крушится последняя надежда на сильную и независимую Францию, которую они связывали в той или иной степени с партией клана Лё Пенов.

Когда же в «крайне правом царстве» дочь предаёт отца, а отец проклинает дочь; дочь, защищающая вместе с единороссами «христианские ценности», открыто живёт вне брака с любовником, а отец-основатель требует от партии вернуть ему ранее выплаченные партвзносы, можно рассуждать о чём угодно, только не морали и нравственности. Крайне правые на этом «фланге», как видим, оказались ничем не лучше, чем так критикуемые ими «коррумпированные» — обычные правые или левые…