30 января 2011

Раскодирование дресс-кода отца Всеволода (Чаплина)

Марина РАБЖАЕВА

Руководителя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерея Всеволода Чаплина обвиняют в оправдании изнасилований и в создании общероссийского дресс-кода для мужчин и женщин.  Как раскручивался этот небольшой медиа-скандальчик? Кому и зачем он был нужен?

Взрыв из-за мини-юбки

Интернет взорвался сообщениями 18 января 2011 года, когда практически все информагентства и интернет-издания, а вслед за ними и остальные СМИ, украсились броскими заголовками о навязывании россиянам единого дресс-кода. В наиболее утрированном и забавном виде суммировал эти «народные» возмущения обозреватель «Эха Москвы» Антон Орехъ, написав об обязательных для мужчин рубахах на выпуск, зипунах, кафтанах, кушаках и тафьях, для женщин — сарафанный костюм вкупе с душегреей либо телогреей.  Действительно, как не возмутиться заведомой глупостью о навязывании единого стиля одежды а-ля рюсс для всех россиян и россиянок?

Протоиерей Всеволод Чаплин

А всё началась с небольшой заметки, опубликованной 17 декабря 2010 года агентством «Интерфакс-Религия» и озаглавленной «В Московском патриархате призвали россиянок более ответственно подходить к манере одеваться и к образу жизни в целом». Слова протоиерея Всеволода Чаплина, сказанные им на круглом столе по межэтническим отношениям, и вправду прозвучали провокационно: «Если она носит мини-юбку, она может спровоцировать не только кавказца, но и русского. Если она при этом пьяна, она тем более спровоцирует. Если она при этом сама активно вызывает людей на контакт, а потом удивляется, что этот контакт кончается изнасилованием, она тем более не права».

Феминистский вброс

Через неделю, 23 декабря в ЖЖ-сообществе «За феминизм!» было опубликовано «Обращение к Патриарху Кириллу», в котором слова протоиерей Всеволода Чаплина оценивались как «задевающие права, свободы и достоинство гражданок Российской Федерации», а также вполне справедливо указывалось на то, что подобные высказывания оскорбительны,  способствуют перекладыванию ответственности за изнасилования с насильников на их жертв. Завершается феминистское обращение к Патриарху призывом обязать «протоиерея Чаплина принести публичные извинения за эти высказывания». Начался сбор подписей. Кстати, на 30 января собрано уже 2811 подписей под этим обращением.

Стоит признать, что процитированные слова отца Всеволода о провокативности мини-юбок для кавказских мужчин и даже для русских мужчин свидетельствуют не только о вполне традиционных сексистских установках (согласно которым мужчины  превосходят женщин, как физически, так и интеллектуально) руководителя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества, но и о его определённой расистской установке. Ведь по логике Всеволода Чаплина получается, что кавказские мужчины не умеют контролировать свою физиологию (как, впрочем, как и часть русских мужчин).

Понятно, что в феминистском сообществе слова отца Всеволода, сказанные, скорее всего вскользь, походя, вызвали и ожидаемый гнев, и… оживление. Ещё бы, такая возможность попиариться на публичной фигуре священнослужителя. Ведь Русская Православная Церковь имеет в нашем обществе большой вес и авторитет.

И феминистское сообщество осуществило информационный вброс с целью привлечения внимания к себе. Обычные феминистские акции, как правило, проходят незамеченными. К примеру, о вручении премии «Сексист года – 2010» написали только феминистские сайты, да ещё сайт партии «Яблоко» (в партии есть гендерная секция, имеющая  статус фракции, а значит, и имеющая право совещательного голоса в руководящих органах партии федерального и регионального уровня). Теперь же, используя неудачные слова руководителя синодального отдела РПЦ, феминистки вновь зазвучали в публичном пространстве, переключив внимание на себя.

Ответ отца Всеволода

Ещё 29 декабря прошлого года отец Всеволод в комментарии порталу «Православие и мир», «открестившись» от обвинений в оправдании изнасилований, объяснил свою позицию наличием непременной связи между вызывающим, провокативным внешним  видом женщины и её последующей (непременно печальной женской судьбой): «Женщина, которая одевается так, чтобы добиться случайных знакомств на улице, скорее всего, окажется у разбитого корыта: на её поведение клюнет только самый глупый, развязный и бесполезный в жизни мужчина. Наоборот, если женщина одевается скромно и старается найти себе спутника жизни не в ночном клубе, не в баре и не на улице, а там, где окружающие люди действительно знают её – то есть на работе, на месте учёбы, в серьёзном молодёжном объединении и так далее – найдет себе по-настоящему достойного спутника жизни».

Далее о. Всеволод перешёл к дресс-коду как регламентирующему способу обозначения принадлежности членов общества к определённой социальной группе: «Появляются определённые формы общественного отношения к внешнему виду людей. Нашим уважаемым феминисткам пора к этому привыкать. Во многих компаниях, учреждениях, ресторанах, концертных залах, на общественных предприятиях уже действуют дресс-коды, что нормально и естественно. Я думаю, что такие дресс-коды должны стимулировать правильное отношение к одежде во всём обществе».

Как всегда ярко и эпатажно идею о. Всеволода прокомментировал писатель Михаил Веллер, отметивший, что «предложенный Церковью дресс-код призван отличать приличных женщин от шлюх».

Кстати, по мнению протоиерея Всеволода Чаплина, на мужчин дресс-код должен распространяться тоже. «Тип, одетый посреди большого города в шорты и майку, в треники и тапочки, точно так же не достоин уважения. Только жалости – если он бомж, например», – заметил священник в своём ответе феминисткам. Вброс информации получился впечатляющим, и, как уже отмечалось, к середине января не было, пожалуй, ни одного медиа-ресурса, не отозвавшегося на эту преднамеренную провокацию.

Вброс, троллинг и вентиляторы

Как только начались активные публикации и републикации в СМИ, руководитель пресс-службы Московского Патриарха Владимир Вигилянский, отметил, что высказывания о. Всеволода – это его личная позиция, а не официальная позиция Русской Православной Церкви. Правда, протоиерей Владимир Вигилянский отметил, что точка зрения о. Всеволода разделяется многими священнослужителями, хотя «ничего из того, что они (феминистки. – Ред.) напридумывали и инкриминировали отцу Всеволоду, он, конечно же, не имел в виду».

Протоиерей Владимир Вигилянский

Современные социальные сети (Живой журнал, Twitter, FaceBook и Vkontakte), опираясь на  собственные возможности распространения информации и используя видео социальных сервисов (Youtube, Rutube и т.д.),  обладают мощнейшими возможностями не только передачи и распространения направленной информации, но и направленной провокации. Для указанного явления выработан сленговый термин  — троллинг (от англ. trolling — блеснение, ловля рыбы на блесну), под которым подразумевают размещение в Интернете (на форумах, в дискуссионных группах, в проектах WEB 2.0, ЖЖ и др.) провокационных сообщений с целью вызвать флейм, конфликты между участниками, взаимные оскорбления и т. п. Лицо, занимающееся троллингом, называют троллем, что совпадает с названием мифологического существа.

О. Всеволод дал повод феминисткам для троллинга

На интернет-сленге тролль (тот, кто занимается публикацией в сети провокаций) производит вброс (это тоже термин интернет-сленга) информации с целью скомпроментировать, оскорбить кого-либо или что-либо, или же отвлечь внимание от кого-то или чего-то. Также используется термин «вброс дерьма на вентилятор», под которым понимается частный случай троллинга.

То, что произошло за последний месяц в связи с высказыванием о. Всеволода, – есть замечательный пример троллинга. Сперва «вентилятор» включили феминистски, а затем о. Всеволод,  «затирая» неуклюжее, попахивающее сексизмом и расизмом собственное высказывание, переключил внимание общественности, бросив на обсуждение «кость» в виде дресс-кода. Это позволило ему достаточно изящно выйти из довольно-таки щекотливой ситуации.

Правда, на завершившихся на днях XIX Международных Рождественских образовательных чтений аналитики отметили, что дискуссия о дресс-коде не пошла на пользу Церкви. Так, на круглом «Церковь и СМИ: от реагирования до формирования повестки», было отмечено, что «введение «общероссийского дресс-кода», оказавшееся в центре внимания российских и части мировых СМИ в январе» — есть «буря в стакане воды», которая «не только нанесла в целом удар по имиджу Церкви, но и, в частности, заслонила в глазах публики важные и конкретные предложения Патриарха по совершенствованию национальной политики в сфере заботы о семье и детстве».

Артель Аналитиков попросила прокомментировать эту ситуацию протоиерея Александра Дягилева, клирика храма св. благоверного князя Александра Невского в Красном Селе.

 

— В некоторых жизненных ситуациях дресс-код имеет право на существование, он может быть как обязательным, так и желательным. Если говорить об обязательном дресс-коде, то есть всеми принятые ситуации, когда дресс-код оправдан. Например, при посещении театра, или вручении диплома, и т.д., где предполагается празднично-официальная форма одежды.

Если же говорить о желательном дресс-коде, в данном случае — для христиан, то речь идёт об одежде, не дающей повода к искушению ближнего. Причём как для мужчин, так и для женщин. И при этом надо понимать, что даже скромный, некричащий костюм должен быть современным. Речь не может идти об одежде XVII или ХIХ века: хоть крестьянской (рубахи-порты и рубахи-сарафаны), хоть дворянской. Меня очень смущает обилие людей в косоворотках, в сарафанах, в лаптях на церковных мероприятиях и выставках. Это порождает ложное ощущение, что Церковь тянет людей назад, в прошлое, что вера — это элемент фольклора. Так что Церковь не может, да я уверен, и не будет пытаться навязывать какой-то обязательный дресс-код.

Я считаю, что джинсы или брюки (для женщин) не могут и не являются основанием для дискриминации в православных храмах; этот вид одежды не может использоваться как повод для того, чтобы не позволить женщине полноценно участвовать в молитвенной или литургической жизни. Поэтому я отслеживаю, чтобы в храме, где я служу, замечаний женщинам в брюках не делали. Бог смотрит на душу человека, а не на его одежду. Таким образом, я считаю, что нельзя, да и невозможно вводить, как в исламе, единый обязательный дресс-код и для россиян в целом, и для православных в частности.

Кстати

Артель аналитиков сообщала, что мэр итальянского курортного города  Кастелламара ди Стабилия Луиджи Боббио ввёл официальный запрет на мини-юбки, джинсы с заниженной талией и другие чересчур откровенные наряды. Кроме того, горожанам запрещено лежать на городских скамейках и сидеть на деревьях. Нарушителям новых правил грозит штраф на сумму от 25 до 500 евро. А в ближайшие дни мэр собирается внести на рассмотрение городского совета вопрос о запрете на игру в футбол в публичных местах, загорание на пляже с обнаженной грудью (для женщин), богохульство на улицах города.  Морализаторская активность Боббио вылилась в крупный скандал — горожане массово выходят на главную площадь города с демонстрациями протеста.

  • саша

    я полностью с Чаплиным согласен. пора поставить заслон безнравственности и лобирование интерерсов круга лиц, которые разрушают целосность государства российского, лобиррую интетеерсы госдепа США. Даше уже некуда идти. В СССР такой безнравственности не было и такого падения русского человека в животное состояние. Вот к чему привел псевдо гуманизм и либерализм……..