7 июля 2017

Сжигание мусора как признак неразвитости

Планы построить мусоросжигательный завод (МЗС) в Ленинградской области роятся в головах чиновников

Елена ШУЛЬГИНА

Жители Сертолово и посёлка Чёрная речка узнали о неприятной перспективе: совсем рядом с ними может быть построен мини-завод по переработке (утилизации) мусора. Гражданам стало известно о приказе директора департамента имущественных отношений Минобороны от 1 марта 2017 года «О выдаче разрешения на использование объекта недвижимого имущества без предоставления земельного участка и установления сервитута».

Проталкивая идею мусоросжигания, чиновники приводят в пример мусоросжигательный завод в Вене. Но они забывают сказать о том, что две трети стоимости этого завода составляют очистные сооружения, фильтрующие вредные выбросы

В этом приказе ФГУП «Оборонпромэкология» получает разрешение разместить мини-завод по переработке (утилизации) мусора совсем рядом с жилыми домами. Их жители с этим не согласны, и пока что выразили своё возмущение в письмах президенту России Владимиру Путину, министру обороны РФ Сергею Шойгу и губернатору Ленинградской области Александру Дрозденко.

Наивные жители Всеволожского района считают, что достаточно обратиться к президенту России, и планы строительства мусоросжигательного завода развеются, как дым. Но им предстоит серьёзная борьба. И не лишним будет изучить петербургский опыт противодействия строительству мусоросжигательного завода.

Недавно вышло заявление Европейской комиссии, в котором странам, входящим в Евросоюз, советуют отказаться от мусоросжигания. Почему же наша страна должна стать рынком сбыта устаревших и безумно вредных технологий, которые сворачиваются в развитых странах?

О планах строительства МСЗ в Петербурге общественность узнала в декабре 2014 года. Застройщик пытался обмануть петербуржцев, называя завод предприятием по производству энергии из биотоплива. Но эксперты, изучив материалы проекта, выяснили, что под биотопливом понимается обычный мусор, который никто не собирается сортировать.

Перед лицом реальной опасности строительства МСЗ экологические организации Петербурга объединились. Гринпис России, ассоциация «РазДельный сбор», движение «Мусора. Больше. Нет», «Петербург без мусоросжигания», «Сохраним Юнтолово» выработали общую стратегию борьбы.

Общественные слушания по проекту строительства мусоросжигательного завода были назначены на вечер 30 декабря. Организаторы слушаний и лоббисты МСЗ рассчитывали на то, что петербуржцы будут заняты подготовкой к Новому Году, и протестовать против строительства МСЗ придёт кучка экологов. Но они просчитались!

Мусоросжигательный завод в Мурманске

Экологические организации сумели донести информацию о планах по строительству завода до петербуржцев, и 30 декабря в Дом культуры «Выборгский» устремились сотни людей. Они начали собираться за час до начала слушаний. Мест в зале не хватало, люди вставали вдоль стен и в проходах. Сотни человек остались в коридоре. Ведущий слушаний пытался вести собрание, но зал не принял регламент. Депутат Законодательного собрания Петербурга Борис Вишневский, представитель движения «Петербург без мусоросжигания» Анна Гаркуша и представитель «РазДельного сбора» Татьяна Нагорская предложили перенести слушания на другую дату и найти зал, который бы вместил всех желающих высказаться. И власть отступила. 27 января 2015 года вице-губернатор Санкт-Петербурга Игорь Албин выступил на заседании комиссии по экологии и природопользованию ЗАКСа. Он сказал, что губернатор Георгий Полтавченко распорядился приостановить строительство мусоросжигательного завода. Это была победа!  

Но расслабляться рано. В любой момент лоббисты МСЗ выступят с идеей построить такой завод в Петербурге или в Ленинградской области. Проталкивая идею мусоросжигания, чиновники приводят в пример мусоросжигательный завод в Вене. Но они забывают сказать о том, что две трети стоимости этого завода составляют очистные сооружения, фильтрующие вредные выбросы. А при строительстве мусоросжигательных заводов в России нормы выбросов делают помягче. Получается, жители России — люди второго сорта?

При сжигании одного килограмма поливинилхлорида, из которого делают пластиковые бутылки, электрооборудование, оконные рамы, обои, линолеум, образуется около 50 микрограммов диоксинов. 

При сжигании мусора образуются пыль, сернистый газ, окислы азота и окиси углерода. Но главную опасность представляют диоксины. При сжигании одного килограмма поливинилхлорида, из которого делают пластиковые бутылки, электрооборудование, оконные рамы, обои, линолеум, образуется около 50 микрограммов диоксинов. Если этим количеством воздействовать на лабораторных животных, то раковые опухоли появятся у 50 тысячей особей. Очевидно, в глазах чиновников граждане России хуже этих самых животных.

Существует и ещё одна опасность. При сжигании трёх тонн отходов в сухом остатке образуется одна тонна золы, которая очень опасна и ядовита. Куда прикажете её девать? Ответ один: вывезти на полигон для захоронения токсичных отходов. Единственный полигон, который пригоден для этой цели — «Красный Бор» под Петербургом. Но он переполнен.

В России построены семь мусоросжигательных заводов — в Москве, Владивостоке, Сочи, Пятигорске и Мурманске. Мусор сжигается на них при 800-850 градусах Цельсия, и диоксины выбрасываются в атмосферу. А разрушаются они при температуре 1150-1200 градусов Цельсия.

Откуда вообще взялась идея строить мусоросжигательные заводы, и чья технология экспортируется в Россию?

Мусор сжигается на них при 800-850 градусах Цельсия, и диоксины выбрасываются в атмосферу. А разрушаются они при температуре 1150-1200 градусов Цельсия /
Мусоросжигательный завод в Пятигорске

В 90-е годы Российская Федерация и Федеративная Республика Германия заключили соглашение, в результате которого Россия приобрела технологию мусоросжигания за одну десятую часть стоимости. Почему так дёшево? Потому что в Европе уже оценили вред, который приносят мусоросжигательные заводы людям, которые имеют несчастье жить рядом с МСЗ. В Финляндии, к примеру, диоксины обнаруживаются даже в материнском молоке! В Испании проводят медико-биологическое исследование крови людей, которые живут рядом с заводом в Альдеменгамес. Немецкая компания «Хельтер», продающая технологию мусоросжигания, видит, что европейские страны не строят новые заводы и стараются закрыть старые. Но бизнес нужно развивать. Куда продавать технологию? Ответ: в страны Третьего мира, такие как Индонезия, Индия, Филиппины. В этом списке оказалась и Россия.

В европейских странах, где происходит рост числа онкологических заболеваний из-за выброса диоксинов, мусор считают не отходами, а смесью ценных компонентов. Из неё практически бесплатно можно получать алюминий, бронзу, медь, пластмассу, бумагу, стекло. В Европе 40-70% отходов сортируют жители, а сырье снова вовлекается в промышленный цикл.

В умах петербуржцев понемногу совершается революция. Люди понимают, что спасение от мусора — это его раздельный сбор. В городе работает более 650 пунктов приема вторсырья и контейнеров для раздельного сбора мусора. С картой пунктов приёма вторсырья и токсических отходов можно ознакомиться на сайте http://recyclemap.ru/spb.

Недавно вышло заявление Европейской комиссии, в котором странам, входящим в Евросоюз, советуют отказаться от мусоросжигания. Почему же наша страна должна стать рынком сбыта устаревших и безумно вредных технологий, которые сворачиваются в развитых странах? Потому что чиновники, насаждающие эти технологии, никогда не будут жить рядом с мусоросжигательным заводом, а онкологическими заболеваниями будут болеть те, у кого нет средств переехать?