2 июля 2011

От чего задыхается Санкт-Петербург

Елена ШУЛЬГИНА

Петербург входит в пятёрку наиболее загрязнённых городов России. При этом следует учесть, что нашему городу повезло с климатом. Морской воздух, ветры и осадки делают воздух Петербурга немного чище. Но в целом ситуация неутешительная. И с каждым годом показатели загрязнения воздуха ухудшаются.

Ежедневно в воздух Петербурга поступает 685 тонн опасных химических соединений

Ежедневно в воздух Петербурга поступает 685 тонн опасных химических соединений

Если сравнивать Петербург с Москвой, то по загрязнению углекислым газом петербургский воздух чище московского. Но в нашем городе сильно превышены показатели диоксида серы и азота, а также бензапирена. Это вещество скапливается вокруг автомагистралей и бензозаправочных станций. Лидером по бензапирену оказался Красносельский район. А вот диоксида серы больше всего выпадает в Пушкинском районе. Основным источником загрязнения воздуха продолжает оставаться автотранспорт. В выхлопных газах содержатся вредные и ядовитые вещества: оксид углерода, свинец.

Сегодня на одного жителя Петербурга приходится 60 килограмм вредных веществ в год. Если автомобильный парк города вырастет до 1,9 миллионов единиц, вредных веществ будет уже 75 килограмм. Ежедневно в воздух Петербурга поступает 685 тонн опасных химических соединений. За год их набирается 250 тысяч тонн. В сутки каждый петербуржец получает 148 грамм вредных выбросов. Они проникают в человеческий организм через лёгкие, оседают на коже. Загрязнение атмосферного воздуха прямо пропорционально показателям медицинской статистики по заболеваемости раком, болезням органов дыхания, а также врождённым аномалиями развития. За последние годы все эти параметры в Петербурге увеличиваются. А по смертности от онкологических заболеваний наш город находится на первом месте в России.

ВОЗ установила, что при среднегодовой  концентрации бензапирена выше 0,001 мкг/кубический метр могут наблюдаться ухудшения здоровья человека. В частности, рост онкологических заболеваний. В 2001 году в Петербурге это значение было превышено в 2,1 раза, а в один из месяцев — в 5,7 раза. Вредное соединение диоксид азота приводит к нарушениям дыхания и кашлю. ВОЗ не рекомендует повышать содержание диоксида азота больше чем 40 мкг/кубический метр. В Санкт-Петербурге это значение превышено в два раза.

Степень загрязнения петербургского воздуха измеряют 17 автоматических станций, две метеорологические станции и две передвижные лаборатории. По их информации, воздух Центрального района загрязнён равномерно. Здесь концентрация вредных веществ превышает норму в три раза. В Петроградском районе самое загрязнённое место — территория вокруг стадиона «Динамо». Грязный воздух копится в месте пересечения Каменноостровского и Большого проспектов.

В Адмиралтейском районе воздух улучшился благодаря тому, что многие предприятия не работают на полную мощность. Но в воздухе этого района много летучих соединений. В Василеостровском районе воздух загрязнен ксилолом. В Выборгском районе повышенное содержание фенола и пыли наблюдается в районе станции метро «Удельная». Загрязнён воздух над Пискарёвским проспектом. Сильная загрязнённость воздуха отмечается в Кировском районе.

Эксперты считают, что нужно срочно переходить на раздельный сбор мусора

Эксперты считают, что нужно срочно переходить на раздельный сбор мусора

Предприятия Красногвардейского района выбрасывают в воздух ацетон и толуол. Перегружен опасными веществами воздух в районе Заневского проспекта, проспекта Шаумяна, Якорной улицы, проспекта Маршала Блюхера и проспекта Энергетиков. В Красносельском районе загрязненный воздух располагается вдоль проспекта маршала Жукова. В Московском районе воздух портит фармацевтическое предприятие, которое выбрасывает в атмосферу четыреххлористый углерод. В Невском районе воздух насыщает вредными веществами автотранспорт, который идёт по дорогам областного и республиканского значения. Предприятия, расположенные в этом районе, выбрасывают в воздух углеводороды, свинец, оксид алюминия, соединения хрома, кобальта, свинца и никеля.

Ухудшает экологическое состояние Петербурга завод по сжиганию илового осадка сточных вод, который был построен в 1997 году. Позже появились и другие подобные заводы. Сегодня их мощность превышает 400 тонн сжигаемого осадка в год. Никто точно не знает, как влияют газы, в которые превращается иловый осадок, на здоровье петербуржцев. Экологические организации уверены в том, что строительство мусоросжигательных заводов, которые планируют чиновники, радикально ухудшит экологическую ситуацию в городе.

Артель аналитиков обратилась к экспертам.

Председатель правления Санкт-Петербургского Экологического Союза Семен Гордышевский: «Строительство мусоросжигательных заводов — это худший сценарий».

— Общий индекс загрязнённости воздуха в Петербурге не менялся с 2006 года, но при этом растёт загрязнение воздуха формальдегидом и бенз(а)пиреном. Комитет по охране окружающей среды ежегодно публикует свой отчёт. Там приводятся данные разных организаций. Согласно этим отчётам, за последние 10 лет концентрация бенз(а)пирена и формальдегида превышает ПДК в 2 раза. Это очень опасно, потому что эти вещества относятся к классам мутагенов и канцерогенов. Давайте обратимся к медицинской статистике за последние 10 лет. Уровень смертности от рака вырос, возросло количество заболеваний органов дыхания и случаев аномального развития. И тем не менее, городские власти предпочитают закрывать глаза на эту проблему.

Не выдерживают никакой критики планы властей по строительству мусоросжигательных заводов. Эта технология возникла в начале 80-х в США, Западной Европе, Японии и Канаде. Сегодня во всём мире насчитываются сотни мусоросжигательных заводов. Но когда стало очевидно, что мусоросжигательные заводы выбрасывают в воздух вредные вещества — диоксины, страны «золотого миллиарда» приостановили строительство новых заводов. Например, в Америке их больше не строят. Идеологи этих заводов декларируют два принципа — уничтожение отходов и получение дополнительной и дешёвой энергии. Но на деле мусоросжигательные заводы переводят отходы из твердого состояния в газообразное, увеличивая их массу в 5 раз. Учёные уже назвали технологии мусоросжигания квазиэнерготехнологиями. В ходе сгорания мусора образуются малотоксичные, токсичные и супертоксичные химические соединения. Кроме того, после горения остается до 20 процентов сухой массы твёрдых бытовых отходов.

Нужно понимать, что строительство мусоросжигательных заводов — это худший сценарий, самый короткий путь к загрязнению окружающей среды. В Европе, где мусоросжигательных заводов много, сейчас очень плохая ситуация. Отмечается рост заболеваемости раком в благополучных странах, например, в Дании. Весь мир переходит сегодня на переработку мусора во вторичное сырьё. Сжигание мусора — это путь в никуда. Кроме всего прочего, это очень дорогие технологии, появление которых увеличит плату за коммунальные услуги, которую сейчас выплачивают горожане. Завод, который собираются сейчас строить, должен  постоянно получать большое количество отходов.

Получается западня, потому что город обязан обеспечить завод этим количеством отходов, другие способы переработки мусора просто не имеют шансов. Что произойдёт в случае строительства завода? Медицинская статистика будет ухудшаться. А она у нас и так плохая. Городские власти не в состоянии решить транспортную проблему, чтобы улучшить состояние воздуха в городе. Но проблема обращения с отходами намного серьёзнее транспортной проблемы.

Николай Рыбаков, исполнительный директор Экологического Правозащитного центра «Беллона»: «Самым большим загрязнителем в Петербурге является личный автотранспорт».

Ribakov-tit—  Комитет по охране окружающей среды на экологическом портале наконец-то вывесил карту точек мониторинга атмосферного воздуха. Такая точка есть в каждом районе. Если по­смот­реть на  этот гра­фик, то вы­яс­нит­ся, что осо­бен­но вы­cо­кий уро­вень за­гряз­ня­ю­щих ве­ществ на­блю­да­ет­ся летом в цен­траль­ных рай­о­нах го­ро­да. Это по­вы­шен­ная или кри­ти­че­ская кон­цен­тра­ция вред­ных ве­ществ. В Ку­рорт­ном и Ва­си­ле­ост­ров­ском рай­оне си­ту­а­ция лучше. Но при этом ин­фор­ма­ция на карте не опе­ра­тив­ная, по­след­ние дан­ные от­но­сят­ся к маю этого года.

По­лу­ча­ет­ся, что че­ло­век не может по­лу­чить до­сто­вер­ную ин­фор­ма­цию о том, что же сей­час про­ис­хо­дит в ат­мо­сфе­ре го­ро­да. По­нят­но, что самым боль­шим за­гряз­ни­те­лем в Пе­тер­бур­ге яв­ля­ет­ся лич­ный ав­то­транс­порт. Эту про­бле­му можно ре­шить, со­кра­щая ко­ли­че­ство транс­пор­та в цен­тре го­ро­да, улуч­шая об­ще­ствен­ный транс­порт. Но го­род­ские вла­сти не ра­бо­та­ют в этом на­прав­ле­нии. Сей­час мы  де­ла­ем за­про­сы в раз­ные ин­стан­ции, чтобы по­нять, что про­ис­хо­ди­ло с со­сто­я­ни­ем ат­мо­сфер­но­го  воз­ду­ха во время по­жа­ра на по­ли­гоне Крас­ный Бор. Эти данные тоже должны стать достоянием общественности.

Те, кто хочет построить мусоросжигательные заводы, не понимают, что это серьёзно ухудшит экологическую ситуацию в городе. В Европе такие заводы могут стоять в черте города. Но у нас нет никакой гарантии, что на этом заводе будут соблюдаться все необходимые технологии безопасности. Скорее всего, все канцерогенные вещества, которые не должны выбрасываться в атмосферу, будут в неё выбрасываться. Поэтому мы выступаем за другие технологии переработки отходов, например, за раздельный сбор мусора. Работа, которая велась в Петербурге в этом направлении, сейчас заброшена. Противники раздельного сбора мусора говорят о том, что люди не станут этого делать. Яркий пример — Нарва и Ивангород. В Нарве налажен раздельный сбор отходов, в Ивангороде этого не делают. Всё дело в политической воле властей. Понадобится всего несколько месяцев для того, чтобы люди научились собирать мусор раздельно.

Игорь Бабанин, руководитель проекта по эффективному использованию ресурсов «Гринпис России»: «Автомобили выжигают кислород».

Babanin-tit— 90 процентов загрязнений атмосферного воздуха —  это частные автомобили. Как с этим бороться? Нужно делать пользование машиной неудобным, а общественным транспортом — удобным. Самый простой и понятный способ — это закон о платных парковках. Но власти не пойдут на такую непопулярную меру. На Западе существует экологический стандарт для автомобилей, но он мало меняет ситуацию.

Дело в том, что автомобили выжигают кислород. В катализаторах, которые устанавливают на европейские автомобили, используются палладий и платина. В нашей стране палладий производится на Норильском никеле. Вокруг этого завода территория на 50 км выжженная.

В ближайшее время плохую ситуацию с атмосферным воздухом будет усугублять мусоросжигательный завод. Он тоже будет сжигать кислород. Люди, которые будут жить рядом с этим заводом, будут страдать от недостатка кислорода и от вредных выбросов в атмосферу. Мусоросжигательные заводы выбрасывают в воздух вредные вещества — диоксины, которые не имеют предельно допустимой концентрации. Одной молекулы диоксина достаточно, чтобы появился рак или бесплодие. Современные мусоросжигательные заводы засоряют ими атмосферу меньше, чем заводы тридцатилетней давности.

Завод, который строится сейчас в Янино, называется не мусоросжигательным, а мусороперерабатывающим, но это не меняет его сути. Часть мусора там будет сортироваться, часть перерабатываться в топливо, часть — сжигаться. В мусоросжигательном заводе главное — это очистные сооружения. Чем современнее завод, тем дороже очистные сооружения. Но даже самый современный завод выбрасывает в воздух диоксины.

Мусоросжигание — это очень дорогая технология. По моим расчётам, стоимость сжигания одной тонны мусора будет равна 3 тысячам рублей. Другие эксперты говорят о 6 тысячах.

Вряд ли за сжигание мусора заставят платить горожан, это сильно увеличит коммунальные счета. Будут платить из городского бюджета, но это всё равно наши деньги.  Мусоросжигательный завод заключает с городом долгосрочный контракт на 30 лет. Всё это время завод дол­жен быть за­гру­жен му­со­ром, что ис­клю­ча­ет аль­тер­на­тив­ные спо­со­бы его пе­ре­ра­бот­ки. И всё это время город дол­жен пла­тить. Если завод про­ста­и­ва­ет, всё равно плати. От сжи­га­ния му­со­ра оста­ет­ся 30 про­цен­тов него­рю­чих фрак­ций, шлака, ко­то­рый идёт на свал­ки. Эти ве­ще­ства очень ток­сич­ны. Если вво­дить раз­дель­ный сбор му­со­ра, то можно 70 про­цен­тов от­хо­дов не от­прав­лять на свал­ки. С уча­сти­ем «Грин­пис» в Пе­тер­бур­ге был внед­рён раз­дель­ный сбор му­со­ра, эта ра­бо­та на­ча­лась в 2002 году. И вы­яс­ни­лось, что люди к этому го­то­вы.

Если бы этой про­грам­ме уде­ля­лось хоть ка­кое-то вни­ма­ние, сей­час бы по­ло­ви­на му­со­ра со­би­ра­лась бы раз­дель­но. Се­год­ня  вла­сти со­всем не ин­те­ре­су­ют­ся раз­дель­ным сбо­ром му­со­ра, а это самый де­ше­вый, самый эко­но­мич­ный спо­соб об­ра­ще­ния с от­хо­да­ми. По­хо­же, что те, кто управ­ля­ет му­сор­ной от­рас­лью, про­сто этого не по­ни­ма­ют. В Ев­ро­пе сна­ча­ла  стро­и­ли му­со­ро­сжи­га­тель­ные за­во­ды, но потом по­ня­ли, как это вред­но и стали за­ни­мать­ся ре­цик­лин­гом (раз­дель­ным сбо­ром му­со­ра и его пе­ре­ра­бот­кой). Сей­час ре­цик­линг в Ев­ро­пе в два раза пре­вы­ша­ет сжи­га­ние. Кон­курс на стро­и­тель­ство му­со­ро­сжи­га­тель­но­го за­во­да в Янино вы­иг­ра­ла гре­че­ская фирма «Хе­лек­тор». Осенью они должны предоставить материалы о том, как завод будет влиять на окружающую среду.

Ситуация со свалками тоже вызывает опасения. Свалки переполнены, сбор фильтрата на них не организован. Мы брали пробы с контура одной свалки и исследовали их в нашей лаборатории. Пробы очень токсичны. Сейчас городские власти собираются строить новые полигоны. Один из них планируется построить около деревни Никольское. Местные жители выступают против и, возможно, даже победят.