16 ноября 2016

Мундиры LAIBACH не запятнаны

Предлагаем ознакомиться с рецензией на альбом “NATO” группы LAIBACH, которая была напечатана в номере журнала ROCKFUZZ от 19 февраля 1995 года. Прошло 20 с лишним лет, журнал ROCKFUZZ давно не выходит, зато LAIBACH и не думает прекращать своё творчество. Правда, с 2014 года, на волне антифашистской истерии, концерты этой группы в России запрещены… Да и рецензия ROCKFUZZ актуальности не потеряла.

Редакция сайта Sensus Novus

Ещё один грех LAIBACH перед публикой и особенно масс-медиа — вызывающие неадекватную реакцию образы изобразительного искусства и музыки прежних лет, которые он использует в своём творчестве

Ещё один грех LAIBACH перед публикой и особенно масс-медиа — вызывающие неадекватную реакцию образы изобразительного искусства и музыки прежних лет, которые он использует в своём творчестве

Существует одна сомнительная теорийка, согласно которой мужчины, натягивающие всякие героические одежды, страдают от потаенного комплекса неполноценности, невеликого ума и отсутствия куража, компенсируя все это тяжёлыми ботинками, милитаристскими куртками и пр. То есть конкретное действие подменяется голой демонстрацией. Возможно, это и справедливо для какой-то части аудитории LAIBACH. Особенно — для лысых мальчиков в «пилотах-скинхэдовках», которые почему-то думают, что LAIBACH — это их группа. Ладно, ребята, это не ваше. Антивоенные группы фашистскими не бывают. Всё-таки не ради истины, но ради правды надо сказать — к самим участникам LAIBACH, всю жизнь носящим френчи, всё это не имеет никакого отношения — их действия вполне конкретны.

Словенский язык, родной для LAIBACH, очень похож на русский. И не только это роднит их, братьев-славян, с нами. Не будь в нашей стране в своё время соответствующего политического устройства, ещё неизвестно, появилось ли бы вообще на свет это крупнейшее восточноевропейское субкультурное образование, называющееся LAIBACH.

LAIBACH изначально не помещался в рамки ни демократической музыки (что было бы нелепо), ни западного мейнстрима (т.к. всё его творчество — провокация на провокации), ни того, что называется музыкой независимой. Он сознательно сохраняет дистанцию между собой и музыкальным рынком с его обычными условностями.

 LAIBACH никогда не выступал за какие-то политические цели, и разные партии не очень-то заинтересованы в нём как группе поддержки. В этом смысле мундиры членов LAIBACH остались не запятнаны

LAIBACH никогда не выступал за какие-то политические цели, и разные партии не очень-то заинтересованы в нём как группе поддержки. В этом смысле мундиры членов LAIBACH остались не запятнаны

Может быть, из-за этого обособления от поп-рок-кругов те платят LAIBACH той же монетой; достаточно заметить, например, как холодно отнеслась к его альбому “NATO” британская пресса — микрорецензии и невысокие оценки. «А, это опять все то же самое, милитаристский сборник каверов, и не более того». Даже в таком авторитетном органе, как VOX их почему-то назвали хорватами. Английским критикам просто, должно быть, недосуг было разбираться в психологии этих словенцев — бывших членов соцлагеря с их особым отношением к войне вообще и НАТО в частности.

Предмет “NATO”, как нетрудно догадаться — милитаризм и разделение власти в мире. Коммунистический блок рухнул, и Варшавского пакта больше нет, но его противовес — НАТО, существует по-прежнему, и на тех же основаниях, что и в 1949 году. НАТО было «основано на принципах демократии, свободы и законности» (из программы блока с обложки альбома). Может быть, это определение и справедливо — для стран-членов союза. НАТО остается всё той же мощной силовой ударной установкой, диктующей миру определённые условия, в которых заинтересованы Соединенные Штаты Америки, а сейчас и «Соединенные Штаты Европы».

LAIBACH изначально не помещался в рамки ни демократической музыки (что было бы нелепо), ни западного мейнстрима (т.к. всё его творчество — провокация на провокации), ни того, что называется музыкой независимой.

В конечном итоге всё это — вопрос военных технологий, распределения власти и раздела территорий. Таков, примерно, смысл позиции LAIBACH по отношению к организации, названием которой они украсили свой альбом. Как в своё время хорошо спела Шинейд О’Коннор, разрывая чей-то там портрет: «Борись с настоящим врагом». Ещё один важный момент, касающийся этого альбома, и обязательно появляющийся на поверхности — это война в бывшей Югославии.

Невозможно представить, чтобы LAIBACH на этой теме мог увлечься какими-то спекуляциями-манипуляциями. Этим давно занимаются совсем другие люди, и не во френчах, а в двубортных костюмах. Для них дело привычное — сначала развязывать войны, а потом размазывать сопли по столу переговоров. У LAIBACH же — совсем другая сфера приложения своих сил. Он никогда не выступал за какие-то политические цели, и разные партии не очень-то заинтересованы в нём как группе поддержки. В этом смысле мундиры членов LAIBACH остались не запятнаны.

Что же касается югославской войны, то ведь ещё в 1992 году, когда вышел альбом “Kapital”, было бы логично ожидать от LAIBACH какой-то крупномасштабной реакции на неё. Но он, очевидно, не собирался потакать чьим-то ожиданиям, и выпустил этот 79-минутный альбом — безумную смесь устрашающей кислотной музыки, немецкого рявканья, французского лепета, церковного русского пения и рэпа. Военная тема, среди всего того, что душит и давит человека, естественно, присутствовала тоже, как и во всех прежних работах — не зря же, повторюсь, ребята всю жизнь ходят во френчах. И после амбиентного “Kapital” LAIBACH не стал продолжать свои изыскания в этой музыкальной области, а разродился таким вот, сделанным в его традиционном стиле, антивоенным альбомом.

LAIBACH, вслед за Леонидом Андреевым, не верит в оригинальность чего бы то ни было. А если нет ничего оригинального, то нет и копий.

“NATO” — альбом, конечно, интересный (благодаря некоторым впечатляющим моментам), но для LAIBACH — далеко не самый замечательный. В нём смущает, несмотря на его цельность, отсутствие той Божьей искры, которая была в прежних работах группы (даже в таком, на первый взгляд, искусственном и странном опусе, как “Sympathy For The Devil” из восьми версий одной песни). В “NATO” всё в порядке — благородная идея, безукоризненное исполнение вещей собственных и из репертуара PINK FLOYD, EUROPE, STATUS QUO, D.A.F., Эдвина Старра… Но всё-таки что-то не так, альбом этот производит впечатление очень предсказуемой и даже коммерческой работы. Конечно, вряд ли LAIBACH когда-нибудь станет чем-то вроде indie-Янковича, даже продолжая свою игру наверняка с обычной переделкой суперпопулярных песен, известных каждому ребёнку. Слава Богу, на этот раз он хотя бы обошёлся без маршей.

Делание каверверсий (LAIBACH, кстати, такое определение не нравится) всегда ставится группе чуть ли не в вину. На этот счёт у LAIBACH существует весьма стройная теория. Всё, что бы им ни делалось, берётся извне, включая собственные произведения, а чужие песни просто вставляются в другой контекст. LAIBACH, вслед за Леонидом Андреевым, не верит в оригинальность чего бы то ни было. А если нет ничего оригинального, то нет и копий. При этом — вся рок-музыка последние 30 лет занимается исключительно самоповтором — аккордов, ритмов, мелодий, не говоря уже о текстах. И рокеры притворяются, что делают нечто оригинальное, а на самом деле то копии. LAIBACH же делает копии, но его можно считать оригинальным коллективом.

А так как его версии, как правило, оказываются намного интереснее, чем это получается в первоначальном варианте, складывается такая странная картина: они для кого-то становятся не только предпочитаемыми, но и единственно верными. Кто-то даже этих оригиналов и не слышал никогда.

Название группе («Любляна» по-немецки) было дано из соображений, так сказать, милости к падшим и восстановления справедливости. То есть это — как бы и не провокация вовсе (что можно было предположить), а реабилитация исторического, впервые зафиксированного в документах, названия главного города Словении.

Группы, чьи песни подверглись «спецобработке» LAIBACH, не относятся к этому как к надругательству. Пол Маккартни, например, крутил “Let It Be” LAIBACH перед своими концертами, пока люди собирались на стадионе. Джорджу Харрисону очень нравится версия его “For You Blue”, a OPUS не так давно использовал вариант “Life Is Life” LAIBACH на своём телешоу. В основном на LAIBACH оказывают влияние немузыкальные источники. Что же до музыки, то набор получается не самый стандартный. Это — любимая группой музыка к мультфильмам, некий Томас Мундог, Скрябин, KRAFTWERK, которых LAIBACH считает последними классическими немецкими композиторами. То, что можно назвать германским путчистским стилем в музыке, а также сам немецкий язык — довольно популярны у LAIBACH. Хотя какой-то особенной любви или предвзятости к немецкому языку у LAIBACH, как утверждают участники коллектива, нет. Название группе («Любляна» по-немецки) было дано из соображений, так сказать, милости к падшим и восстановления справедливости. То есть это — как бы и не провокация вовсе (что можно было предположить), а реабилитация исторического, впервые зафиксированного в документах, названия главного города Словении. И язык Нибелунгов идеально, по выражению классика, подходящий для всякого рода брани (и уж как ни верти, у каждого славянина подсознательно ассоциирующийся с агрессией), соседствует в песнях LAIBACH  со словенским, сербско-хорватским, английским, французским, итальянским, испанским, арабским, ивритом, русским языками.

Ещё один грех LAIBACH перед публикой и особенно масс-медиа — вызывающие неадекватную реакцию образы изобразительного искусства и музыки прежних лет, которые он использует в своём творчестве. Здесь LAIBACH занимает ту же позицию, которой он руководствовался, избирая себе название. Есть один принципиальный момент — LAIBACH никогда не использовал официальную символику Третьего рейха. Что же до искусства той эпохи (как и, естественно, соцреализма), то LAIBACH видит в нём определённую эстетическую ценность, и пытается избавить его от тех ассоциаций, которые оно вызывает, так как в своё время за ним стояли какие-то тёмные силы. Более того, большая часть образов и символов, используемых LAIBACH и называемых тоталитарным искусством, как выяснилось, происходит отнюдь не из тоталитарных источников.

Читайте также:

Да­ни­ил ЖИ­ТЕ­НЁВ. NSK: молоток терапевта, который бьёт по нервам

Андрей КУЗЬМИН. Конец цивилизации близок, ибо она обречена

Дмитрий ЖВАНИЯ. “Laibach” в Петербурге — «твой ад стартует»

“Laibach”: общая цель, общий дух, одно сердце