1 июля 2016

Как в Сибирь внедряли русский код

Михаил ПУЛИН

Автор «Сибирской книги», имеющей подзаголовок «История покорения земель и народов сибирских», Михаил Кречмар - проделал титанический объём работы

Автор «Сибирской книги», имеющей подзаголовок «История покорения земель и народов сибирских», Михаил Кречмар — проделал титанический объём работы

Сибирь… Поинтересуйтесь у любого иностранца, никогда не бывавшего на постсоветском пространстве, что он знает о нашей стране, и вместе со словами «балалайка», «водка» и «самовар», вы обязательно услышите — «Сибирь». Да, теперь само географическое, культурное и историческое понятие «Сибирь» несомненно стало частью русского культурного кода, но так было далеко не всегда.

Ещё во временами Ивана Четвертого Грозного в сознании тогдашних жителей Московского царства за Уральским хребтом начинались неведомые земли, населенные то ли псоглавцами и драконами, то ли библейскими народами Гог и Магог. Бескрайние пространства раскинувшиеся за Камнем были terra incognita средневекового мира.

Теме присоединения зауральских пространств, составляющих более чем три четверти территории нашей страны, земель, являющихся настоящей кладовой природных богатств, края, во многом за счёт которого живёт вся остальная страна, посвящено поразительно мало отечественных литературных и кинематографических произведений, а в учебниках истории отведено не силы несколько абзацев.

А вот американцы из освоения в общем-то в пару раз меньшей по размеру земли создали целую героическую эпопею, огромный пласт культуры, известный под обобщенным названием «вестернов». Где же в таком случае наши «остерны»? — возникает резонный вопрос.

Долгие годы в нашей стране не было книги, повествующей о присоединении к России Сибири от начала до конца, от первого, ещё до ермакового, проникновения славян за Уральский хребет до последних русско-чукотских войн…

Дело тут, конечно же, в разных подходах к решению задач государственной важности, издавна укоренившихся в двух много лет конкурирующих сверхдержавах. История же именно такой задачей и является, ведь как мы помним из известной каждому образованному человеку антиутопии: «Кто контролирует прошлое — контролирует будущее…»

Представьте себе, что в двух вышеупомянутых странах одновременно происходит по чрезвычайному происшествию, суть которого нужно исказить, скрыть или выхолостить. Неважно, что это. Техногенная катастрофа, военное преступление, приземление звездолёта с Альфа Центавра или вторжение орд демонов, сквозь внезапно открывшиеся адские врата. Условно «американский» метод сокрытия правды заключается в том, чтобы по поводу резонансного события созвать пресс-конференцию на которую пригласить сонм журналистов и всех ведущих специалистов по теме, крутить новость в режиме non stop по всем центральным телеканалам, а по окончанию эпопеи снять голливудский блокбастер «основанный на реальных событиях».

В нашей же стране подход другой. Для достижения поставленной задачи не обойтись без того, чтобы не загородить сотню-другую квадратных километров колючей проволокой в девять рядов, со всех очевидцев произошедшего взять подписку о неразглашении, а предполагаемых виновников случившегося ЧП упрятать на долгие года в места не столь отдалённые. Так что внимание, читатель! Недосказанность в нашей стране всегда первый признак зловещей тайны.

Говоря о "Сибирской книге", нельзя не упомянуть и о иллюстрациях, созданных кировским художником Николаем Фоминым. Каждая из них - настоящее произведение искусства, поразительно гармонирующее с авторским текстом

Говоря о «Сибирской книге», нельзя не упомянуть и о иллюстрациях, созданных кировским художником Николаем Фоминым. Каждая из них — настоящее произведение искусства, поразительно гармонирующее с авторским текстом

Автор «Сибирской книги», имеющей подзаголовок «История покорения земель и народов сибирских», Михаил Кречмар — проделал титанический объём работы, изучив целый пласт в том числе и малоизвестной специализированной литературы, посвящённой исследуемому вопросу.

Удивительно, но долгие годы в нашей стране не было книги, повествующей о присоединении к России Сибири от начала до конца, от первого, ещё до ермакового, проникновения славян за Уральский хребет до последних русско-чукотских войн, о разделе сфер влияния на Дальнем Востоке с Цинской Империей, о войнах с маньчжурами и киргизами, об обложении данью-«ясаком» многих народов и племён; не было книги, где например информация о колоритных сибирских мифах, вроде мифа о «золотой бабе», гармонично вплетена в разворачивающееся эпическое полотно, на котором рушатся царства и княжества, вспыхивают восстания, присоединяются новые земли, где изменяют, предают, любят да и просто живут полной жизнью те, кто хочет хоть не много побыть просто свободными людьми.

Не было книги, передающей неповторимую сибирскую атмосферу, рассказывающей о сибирских землях от плоской Западно-Сибирской болотистой равнины до сопок Маньчжурии и Сихоте-Алиня, от плодородных степей Южной Сибири до краев, где Ермак по живописанию Николая Карамзина «видел перед собой одне хладные пустыни, где мшистая кора болот и летом едва теплеет от жарких лучей солнца, и где среди мерзлых тундр, усеянных мамонтовыми костями, представляется глазам образ ужасного кладбища природы».

«Сибирская книга» расскажет вам без прикрас, каким именно образом к Россия присоединила земли за Уралом — три четверти нынешней её территории. Это военные походы, осады столиц сибирских государств, существовавших за Уралом ещё до того, как сюда дотянулись зловещие щупальца московского спрута, карательные экспедиции против непокорных и гордых народов…

И, конечно же, эта книга о людях. Книга о героизме и подвиге тех, кто замерзал на снегу, тех, кто пробирался через непроходимые болота и глухую тайгу на Восток, на встречу восходящему солнцу. Книга о том, как строили города, прокладывали дороги, налаживали снабжение безлюдных земель хлебом, оружием и снаряжением, переправлялись через быстрые реки, терпели кораблекрушения и выживали вопреки всему. Книга о тех людях, в чьей жизни было место подвигу, о тех, для кого была предпочтительней гибель чем плен, о тех кто никогда не сдавался в, казалось бы, невыносимых условиях.

Говоря о «Сибирской книге», нельзя не упомянуть и о иллюстрациях, созданных кировским художником Николаем Фоминым. Каждая из них -настоящее произведение искусства, поразительно гармонирующее с авторским текстом. Художник создал не просто картины, а настоящие порталы, переносящие нас сквозь пространство и время, то к осаде Косого острожка в устье Охоты, то на руины сибирской татарской столицы Искер, то на далекий Север во времена Мангазейской смуты…

«Сибирская книга» расскажет вам без прикрас, каким именно образом к Россия присоединила земли за Уралом — три четверти нынешней её территории. Это военные походы, осады столиц сибирских государств, существовавших за Уралом ещё до того, как сюда дотянулись зловещие щупальца московского спрута, карательные экспедиции против непокорных и гордых народов, подавление восстаний, вспыхивающих вновь и вновь на присоединенной к нашей стране территории, установление повсеместно в Сибири жестокого института «амонатства», т.е. заложничества, как единственного способа контроля над завоёванными и обложенными данью народами, история побед, добытых ценой коварства, измен и предательств…

Прочитав «Сибирскую книгу», вы узнаете ту историю необъятных земель, о которой вы даже не догадывались, историю которую от вас скрывали на протяжении всей вашей жизни.

Конечно же, изложенные в книге факты, мягко говоря, придутся не по душе адептам российской государственности, не спешащим расширять свой кругозор сторонникам империи и «великой державы», но историю важно знать такой, какая она есть. Народ, забывший своё прошлое, не имеет будущего и обречён повторять уже совершенные ошибки вновь и вновь, неся горе и страдание как самому себе, так и окружающим народам.