23 июня 2014

Украинская неволя глазами клона Толокно

Максим СОБЕСКИЙ

Сборник "Химия" состоит из полемических дневников, написанных подпольно в заключении, и последующих сочинений автора на тему анархо-революции

Сборник «Химия» состоит из полемических дневников, написанных подпольно в заключении, и последующих сочинений автора на тему анархо-революции

Купить сходу произведение киевского анархиста Александра Володарского у меня не получилось. Пришлось отправиться в популярный в левацкой тусовке книжный магазин. На мой вопрос, нет ли в магазине книги украинского анархиста «Секс в тюрьме»? (мне казалось, так она именуется), продавец, левак с определённым стажем, долго морщил лоб. Наконец он понял, о чём речь, и подал нетолстый экземпляр в мягкой обложке с наркотическим числом страниц — 228. На титуле красовался фольклорный зэк, в телогрейке и с котом. Так я прочитал «Химию» анархо-синдикалиста Александра Володарского, он же — блогер Шиитман.

Сборник состоит из полемических дневников, написанных подпольно в заключении, и последующих сочинений автора на тему анархо-революции. Отправило на книжные полки эту радость издательство «Радикальная теория и практика», специализирующееся на произведениях авторов с репутацией политических экстремистов. Оно уже выпустило «Еду в Магадан» белорусского анархиста Игоря Олиневича, осуждённого на восемь лет зоны за участие в акциях у российского посольства в Белоруссии и у республиканского генштаба.

Володарский — разновидность российской арт-группы «Война». Или, если угодно, облегчённый клон Нади Толоконниковой. Толокно обогатила мир акцией «Еб*ь за наследство Медвежонка» на девятом месяце беременности, а Володарский всего-то оголился перед Верховной Радой вместе с неизвестной подругой, с которой Александр имитировал половой акт. Это действо фиксировали с десяток журналистов из левацкой тусовки и Пётр Верзилов (который, будучи мужем Толокно, выступал, наверное, в роли куратора перфоманса). Дело было 2 ноября 2009.

Итог: скандалист безропотно отдал паспорт милиционерам — партнёрша сообразила убежать — и получил путёвку в СИЗО-13. Володарский жалуется, что рассчитывал на административку, а получил дело о хулиганстве — статью 296 УК РУ. Либеральная оппозиция заявила, что активист, он же студент и художник-акционист — политзэк. 18 декабря президент Виктор Ющенко выпустил его под подписку о невыезде. «Полтора месяца в СИЗО оставили после себя сильный кашель с привкусом крови и лёгкую агрофобию», — резюмирует блогер.

«Пару раз в месяц надо ходить в суд, чтобы посмотреть на нелепый цирк с участием туповатых ментов, безумных свидетелей и безразличных прокуроров, которых я даже не успевал невзлюбить, так они часто менялись», — рассказывает Володарский.

Для меня любопытна медлительность тамошней репрессивной системы. Приговор был утверждён в декабре 2010 года, а отбывать год ограничения свободы Володарский поехал 1 марта 2011. Режим он осознал за день до командировки. Пишет, что трактовал приговор как условный, вышло, что присудили исправительный центр. Наверное, у каждого свой индивидуальный инфантилизм.

За имитацию полового акта у Верховной Рады Володарский рассчитывал получить  административное наказание, а получил дело о хулиганстве — статью 296 УК РУ

За имитацию полового акта у Верховной Рады Володарский рассчитывал получить административное наказание, а получил дело о хулиганстве — статью 296 УК РУ

Подзабытый нашей публикой термин «химия» я знаю: белорусские гастролёры, имевшие несчастье сесть в России, рассказывали об этом мягком аналоге колонии-поселения. Их байки о «химии» я выслушивал в лагерной робе. На Украине тоже есть «химия».

«Работы тут нет; тех, кто находится на карантине, развлекают ношением дров и чисткой снега. Раньше было нужно сгребать снег в сугробы, теперь — размазывать тонким слоем по плацу, чтобы таял», — так познакомился с Ирпеньским исправительным центром №132 Володарский. Впрочем, обо всём по порядку.

«Химия» Володарского делится на три сегмента. Сборная солянка про тюрьму: забавные, но не стихи, а зарисовки — как сел и как сидеть, и приговор на мове. Досадный для администрации исправительного центра интернет-дневник и последующие размышления о природе тюремного социума. В финале — интервью с самим собой или лекция про анархо-синдикализм. Эксклюзива негусто и почти всё висело в блоге Shiitman. Правда, каждый день тексты Шиитмана смотрят всего-то сто-двести человек.

Пахнущей зоной книгу я не обозначу: смачных, смешных и злых страниц хватает, но Шиитман, освободившийся досрочно 22 июня, отсидел едва полгода. Панорамы тюремного социума мизер; аттракциониста опекали журналисты. «Я не сожалею о произошедшем: навыки, полученные во время боев с ветряными мельницами, бывают полезны», — не горюет он.

Сборник воспринимается двояко. Во фракции анархо-антифы этот продукт околополитики вызовет позитивные оценки, так как автор защищает все их догмы. «Освобождение пролетариата — освобождение мигранта, гомосексуализма, снятие стигмы исключения с наркомана и преступника; мы должны воплотить самые страшные кошмары — ультра-толерантность, уничтожающую само понятие морального большинства», — топает ножками Володарский.

Более существенная сторона «Химии» — набитый язык сетевого журналиста, мазки украинских реалий, так мало знакомых русской публике. Насилие в милиции, формальность судов, жулики-адвокаты и буржуазная оппозиция. «В милиции избивают людей: чтобы получить признание, отобрать деньги, просто так, от плохого настроения и низкой зарплаты. Но обыватель старается не думать об этом», – такова ситуация у наших соседей.

Деление общества на господ и холопов на Украине особенно чётко вырисовывается в местах лишения свободы. Володарский отбывал приговор в центре, где мыли раз в неделю, нарушали право на свободное передвижение, кормили пусто, но зато пересчитывали четыре раза в сутки. В России на общем режиме проверки на плацу устраиваются всего два раза в сутки, но и это утомляет…

Каждую неделю в ЖЖ Володарского его товарищами выставлялось по посту: «Отопление, судя по всему, не включат вообще, электрические обогреватели запрещены: администрация, таким образом, борется с тараканами; наверное, для борьбы с эпидемиями нас оставляют без горячей воды, хорошо, что хоть не уринотерапия». Типично, типично…

Уходили из Ирпеньского центра строки Шиитмана с неограниченных свиданий. Менты злились, шмонали, но законно прекратить «поток сознания» не пытались. «Может, ты закроешь рот и начнёшь отбывать наказание, на амнистию не надейся, тебе срок продлить можно», — бесилась читательница, дочь начальника центра, арестованного за коррупцию. Впрочем, сиди Володарский, политзэк не первого сорта, в России, его бы искалечили.

В «Химии» Володарского о зоне написано обобщенно, выставлены стандартные болевые точки пенитенциарной системы. Прилично страниц отведено фауне — тараканам и котам

В «Химии» Володарского о зоне написано обобщенно, выставлены стандартные болевые точки пенитенциарной системы. Прилично страниц отведено фауне — тараканам и котам

Как я отметил, в «Химии» о зоне написано обобщенно, выставлены стандартные болевые точки пенитенциарной системы. Прилично страниц отведено фауне — тараканам и котам. Но блестящие выводы попадаются: «Тюрьму укрепляют и поддерживают не только государство, но и зэки. Организационные структуры заключенных можно сравнить с практикой построения реального социализма, интегрированного в глобальный капитализм: общак накормит, блатные остановят беспредел, но фактически — власть в руках небольшой прослойки влечёт за собой коллаборацию с тюремной администрацией».

При ознакомлении с книгой внимание следует уделить эссе «Секс в тюрьме»: оно свежее и обдуманное. «Активный гомосексуализм не является поводом для экскомунникации. Мужчина, совершающий действия, направленные на доставление удовлетворения женщине, теряет уважение», — фиксирует блогер.

Прикольно читать главу о сети. Цитирую: «Обновляя ленту новостей “ВКонтакте”, мы пробегаем глазами десятки тысяч слов, при этом вся полученная информация не приносит ни малейшей пользы». Так-то! Володарский тот ещё интернет-воин: известен обещанием повесить российского экс-депутата, а ныне – главы городского поселения Тучково, что под Москвой, Виктора Алксниса. Скандалист Александр, однако.

Последние страницы «Химии» — разговор с самим собой. Дебри анархо-синдикализма, утопическое общество…. Дальше воздержусь: спорить, даже и на дистанции, с догматиками скучно. Синдикализм — дело перспективное, но с приставкой «анархо» — мертворождённое.

И в конце парочка штрихов к портрету публициста. Мне стало интересным: что думает человек, по сути, умышленно пострадавший от государства, об участи других, хлебнувших горя всерьёз? «Мрази», — изрекает Володарский в адрес общественных активистов, требующих объективного пересмотра дела Тихонова-Хасис. Любой национализм для него «растёт из одного политого кровью корня». Очевидно, оттого Володарский свой для разных ультралиберальных «Грани.Ру»? Многие российские анархисты его не высоко ценят за «толерантность без границ».

Как признал украинский анархист, у них: «Левое и анархистское движение доведено до убогого состояния». Художник-акционист Шиитман его лик?

Как язвят нетолерантные русские анархисты: «Туалетная бумага в формате книги уже продаётся в Москве по цене 152 рубля». И всё-таки «Химию» читайте, нонконформистских книг и их имитаций выходит нынче немного.