12 ноября 2013

“Laibach” в Петербурге — «твой ад стартует»

Дмитрий ЖВАНИЯ

"Laibach" - искусство, меняющее реальность.

«Laibach» — искусство, меняющее реальность.

«“Laibach” — это эстетика войны, труда, веры. Именно в этих категориях должен осуществляться человек. Кто-то назовёт это эстетикой тоталитаризма. Пусть! Не надо бояться тоталитаризма, ибо это явление целостности. Что касается войны, воспеваемой “Laibach”, то она — основание смыслов. Ведь именно на войне открывается истинные критерии нашей жизни.

“Laibach” (немецкое название столицы Словении — Любляны) политичен. Музыка этой группы — манифест. Это искусство, меняющее реальность. Обращаясь к мистической сфере бессознательного, искусство будит мощнейшие силы разрушения и созидания. А искусство, замешанное на идеологии, — ядерная смесь. Ныне господствуют идеалы рынка, современная система ценностей возвышает низменные качества человеческой натуры. Всё продаётся и покупается! Мировоззренческие ориентиры теряют объективный характер. То, что ещё совсем недавно имело значение, сегодня объявляется предрассудком», — написал петербургский философ Андрей Кузьмин после того, как посетил концерт “Laibach”. Хорошая новость для Кузьмина, а также для всех поклонников группы — 1 декабря “Laibach” вновь выступает в Петербурге.

Стили коллектива определяются как индастриал, маршал индастриал и авангардная нео-классика. Но Кузьмин абсолютно прав: “Laibach” погружает человека в тоталитарное пространство, которое возвышает его над мещанской обыденностью. «“Laibach — анахронизм, потому что обращают нас в прошлое, и одновременно — свежий ветер, потому что зовёт нас в будущее. В случае “Laibach” мысль Еклезиаста о том, что всё новое — хорошо забытое старое, наверное, особенно актуальна», — отмечает философ.

И действительно, “Laibach”, созданный 1 июня 1980 года в индустриальном городе Трбовле, где добывают уголь, воспевает преодоление, подвиг и самопожертвование. Тяжёлая индустриальная музыка символизирует тяжесть бытия и напоминает, что жизнь — это тяжёлый труд, работа, как писал Эрнст Юнгер. Человек есть процесс возделывания, а не торговли. Труд как подвиг, как подвижничество есть метафизическое понятие, оно раскрывает наш онтологический статус, сущность человека.

«Мы все одержимы,
Мы все прокляты,
Мы все распяты,
Мы все сломлены
Привлекательной технологией,
Экономией времени,
Качеством жизни
И военной философией»,

— заявляют “Laibach” в композиции «Танцуй вместе с “Лайбах”».

«Время почти прошло,
Свобода — больше не свободна
Тише бьётся наше сердце,
и коротка наша смерть.
Человек находится в большой пытке!
Человек находится в большой нужде!
Время почти вышло,
и наша игра окончена».

Это отрывок из композиции «Игра окончена» (“Das spiel ist aus”).

“Laibach”: «Мы зло и мы бог, Мы вечны, а ты мёртв!»

“Laibach”: «Мы зло и мы бог. Мы вечны, а ты мёртв!»

Но словенцы не сдаваются на милость победителю. Они призывают «танцевать» (то есть бороться) вместе с «тоталитаризмом, фашизмом и красной анархией»:

«Мы падаем и поднимаемся,
Мы даём или берём.
Американские друзья
И немецкий товарищ,
Мы танцуем вместе хорошо».

Однако поэзия “Laibach” не плакатная. Она метафорична и образна. “Laibach” приглашает нас:

«Добро пожаловать в индустрию
семи смертных грехов,
Входи во вселенную
Лайбах.
Она заберёт твою душу,
овладеет твоим разумом,
оставит смертельные каналы в сердце,
но ты встанешь на колени бесстыдно,
когда зло возьмёт тебя за руку.
Она заберёт твою душу,
овладеет твоим разумом,
Твой ад стартует».

“Laibach” обращается к метафизическим основам нашего бытия:

«Мы зло
и мы бог,
Мы вечны,
а ты мёртв!»

“Laibach” — это эстетика войны, труда, веры

“Laibach” — это эстетика войны, труда, веры

«Вон, игра окончена!» — это не обращение к буржуазии или либералам. Это проклятие в адрес «ветхого человека», вечно мечтающего о счастье, но не могущего свои мечты осуществить. Ветхий человек «находится к большой пытке, находится в большой нужде», и не важно, к какой социальной страте он принадлежит. Важно, что он — ветхий, а значит — трусливый, похотливый, алчный. Манифест “Laibach” заключается в строчке композиции «Игра окончена»:

«То, что возникло,
должно пройти!
То, что прошло,
должно воскреснуть!»

И этот манифест имеет консервативно-революционное звучание.

Сегодня в мире есть только одно государство, где работают над созиданием Нового человека — Neue Slowenische Kunst (NSK — государство Нового Словенского Искусства), провозглашённое “Laibach” в 1984 году. У этой державы есть даже свои паспорта, и это единственный случай во Всемирной истории, когда было создано государство без территории, но официально существующее.

1 декабря 2013 года представитель NSK в лице “Laibach” приезжают в Санкт-Петербург, чтобы дать концерт в Центральном концертном зале «Аврора». За 33 года “Laibach” выпустил немыслимое количество музыки, но коллектив не сбавляет оборотов и сохраняет интерес к экспериментам.  Так, в 2012-м вышел сочинённый группой саундтрек к sci-fi-комедии «Железное небо».Турне под вывеской “We Come in Peace”, в рамках которого “Laibach” навестят Россию, формально приурочено именно к релизам фильма и саундтрека «Железные небеса». Но не вкладывает новое содержание “Laibach” в привычные формулы?

 Ссылки на теме:

Андрей КУЗЬМИН. Конец цивилизации близок, ибо она обречена