18 апреля 2013

«Что-то в воздухе» для левых хипстеров

«Что-то в воздухе» — фильм французского режиссёра Оливье Ассайаса, который просто обречён стать культовым в среде «левых хипстеров». А как иначе, если действие картины разворачивается в Париже в мае 1971 года, когда левые радикалы, поклонники Ленина, Троцкого, Мао, анархисты, отмечали столетие Парижской коммуны

«Что-то в воздухе» — фильм французского режиссёра Оливье Ассайаса, который просто обречён стать культовым в среде «левых хипстеров». Действие картины разворачивается в Париже в мае 1971-го, когда левые радикалы отмечали столетие Парижской коммуны

«Что-то в воздухе» — фильм французского режиссёра Оливье Ассайаса, который просто обречён стать культовым в среде «левых хипстеров». А как иначе, если действие картины разворачивается в Париже в мае 1971 года, когда левые радикалы, поклонники Ленина, Троцкого, Мао, анархисты, отмечали столетие Парижской коммуны, устраивая акции, демонстрации и митинги?

«В центре этого пластичного повествования – Жиль (Клеман Метайе), который распространяет в школе идеалистические газеты, принимает участие в митингах, в ходе ночных рейдов развешивает плакаты и наспех рисует на стенах школы дерзкие граффити, всегда политического, но при этом размытого, содержания, призывающие каждого держаться того, во что он верит и найти то, за что стоит бороться.

Девушка Жиля, художница Лаура (Кароль Комбе), признается ему, что собирается уехать в Лондон. Жиль сближается со своей одноклассницей и целеустремленной революционеркой Кристиной (Лола Кретон), которая, однако, предупреждает Жиля, страстно увлечённого изобразительным искусством, что она, в отличие от Лауры, не художница», — рассказывает о завязке фильма Бойд Ван Хойж в журнале “Cineuropa”.

«Ассайас скрупулёзен в отображении как политических тем (права рабочих, например), так и всё бóльшего разочарования леваков 70-х в коммунизме: некоторые вовсе отказались от своих идей, другие стали более воинственными (отсюда отчасти неуместная бомба в машине в конце фильма, хотя в этой неуместности есть свой смысл…)» — это уже мнение Оливера Литтелтона из “IndieWire”.

«Мои персонажи родились в том окружении, где в каждом живёт вера в революцию, вера во врага и даже и правительство, — рассказывает о фильме сам режиссер Оливье Ассайас. – В 1971 году левые радикалы отмечали 100-летие Парижской коммуны. Они стали экспертами в расхождении мнений Троцкого и Ленина, Троцкого и либералов, они исследовали раскол между СССР и КНР, они интерпретировали разногласия внутри Восточного блока, они обладали знанием, которое приобрело бы ценность после завершения революции».

Ассайас сравнивает молодёжь 70-х и 2010-х, и это — приговор «левым хипстерам»: «Молодёжь 2010-х живёт в бесформенном настоящем. Она существует вне Истории, цикличной и статичной. Мысль о том, что вы можете иметь право голоса в обществе, что вы можете даже переосмыслить саму его природу, стала бессмысленной и условной. Она может быть более или менее выражена в терминах вытеснения и приобщения. Часто говорят, что это связано с распространением безработицы среди молодёжи. Это объяснение всегда казалось мне слишком коротким и не удовлетворяло меня. Никто не строит планы на более светлое будущее, не надеется на утопию, это дело правительства – бороться против вытеснения. Требования разобщённые; нами движет несправедливость без глобального анализа. В 1970-х мы были против самой идеи Правительства. Никто не хоте быть “приобщённым”, как все, каждый стремился быть среди “вытесненных”, “отверженных”. По правде говоря, моё поколение в молодости было особенно “легко воспламеняющимся”. Сегодняшняя молодёжь более разумная. Каждый считает себя радикалом, но, увы, они не отстаивают ничего. В 1970-х нас постоянно заставляли обосновать наши действия: “Что вы сделали для рабочего класса?” Мы не собирались работать в популярных изданиях (прогнившей прессе), мы ненавидели компании всех форм и типов и, если и работали в них, то только для того, чтобы саботировать их изнутри. Мы жили в коммунах, мы отрицали образование, мы отрицали создание семьи, не думали о пенсии».

Начальные сцены, воспроизводящие столкновения спецназа и активистов в 1971 году, жёсткие и страшно волнующие, заставляют затаить дыхание

Начальные сцены, воспроизводящие столкновения спецназа и активистов в 1971 году, жёсткие и страшно волнующие, заставляют затаить дыхание

Сравнивает Ассайас и поколение мая-68 с поколением после мая-68: «Поколение мая-68 построило свои карьеры в журналистике, рекламе и подобных сферах, а всё потому, что оно получило своё интеллектуальное образование ещё до событий. Поколение после мая-68 было рождено в хаосе. У него не было никаких других символических ценностей, кроме как отрицания мира, маргинализации, приверженности общему. Как оказалось, общее было разрушительным. Это поколение понесло большие потери».

«Показывая, что провокация была необходимым элементом контркультурного движения, Ассайас справедливо ставит под сомнение её эффективность в достижении многих непосредственных целей. Отсюда и мрачная текстура этого фильма, отличающая его от большинства вторжений кино на эту территорию. Поэтому же ощущается и “перевернутое” родство с киноэпопеей “Карлос”, снятой режиссёром в 2010 году. Действие этого фильма разворачивается почти в тот же исторический период, но здесь мы видим противоположную картину: революционное рвение порождает энергичный экшн.

«В 1970-х нас постоянно заставляли обосновать наши действия: “Что вы сделали для рабочего класса?”» - говорит Оливье Ассайас

«В 1970-х нас постоянно заставляли обосновать наши действия: “Что вы сделали для рабочего класса?”» — говорит Оливье Ассайас

Начальные сцены, воспроизводящие столкновения спецназа и активистов в 1971 году, жёсткие и страшно волнующие, заставляют затаить дыхание. Сначала ощущается атмосфера неистовой целеустремленности, когда Жиль и его группа собирают оборудование для дерзких ночных рейдов, в результате которых стены школьных зданий покрываются протестными плакатами и граффити. После нанесения травмы охраннику, Жиль и несколько членов группы скрываются от полиции, проводя лето в Италии», — рассказывает Дэвил Руни в “The Hollywood Reporter”.

Подготовил Дмитрий ЖВАНИЯ

Петербургским зрителям фильм «Что-то в воздухе» будет показан в рамках фестиваля «Другое кино», который пройдёт в кинотеатре «Родина» (ул. Караванная д. 12, телефон 571-61-31) с 19 по 25 апреля.

Расписание Фестиваля премьер «Другое кино

19.04 пт

Малый зал

19:00- «Белоснежка», 104 мин., Пабло Бергер, Испания, 2012

Большой зал

12.35- «Власть убеждений», 90 мин, Леоне Маркуччи, США, 2013, драма

14.15- «Легенда о Каспаре Хаузере», 95 мин, Давид Манули, Италия, 2012, постмодернистский вестерн

16.00- «Что-то в воздухе», 122 мин., Оливье Ассайас, Франция, 2012, драма

18.10- «Обезьяна», 86 мин, Джоэль Потрикус, США, 2012, сюрреалистическая комедия

19.45- «Невидимый мир», 97 мин, Тео Ангелопулос, Вим Вендерс и др., 2011, альманах к/м фильмов

21.30- «Автобиография лжеца», 85 мин, Билл Джонс, Великобритания, 2012, анимация/комедия

20.04 сб

Малый зал

11.15- «Белоснежка», 104 мин, Пабло Бергер, Испания, 2012

Большой зал

12.30- «Легенда о Каспаре Хаузере», 95 мин, Давид Манули, Италия, 2012,

14.15- «Что-то в воздухе», 122 мин, Оливье Ассайас, Франция, 2012,

16.25- «Обезьяна», 86 мин, Джоэль Потрикус, США, 2012,

18.00- «Невидимый мир», 97 мин, Тео Ангелопулос, Вим Вендерс и др., 2011,

19.50- «Автобиография лжеца», 85 мин, Билл Джонс, Великобритания, 2012,

21.25- «Власть убеждений», 90 мин, Леоне Маркуччи, США, 2013,

21.04 вс

Малый зал

17.15- «Белоснежка», 104 мин, Пабло Бергер, Испания, 2012

Большой зал

12.45- «Обезьяна», 86 мин, Джоэль Потрикус, США, 2012

14.20- «Невидимый мир», 97 мин, Тео Ангелопулос, Вим Вендерс и др., 2011

16.10- «Автобиография лжеца», 85 мин, Билл Джонс, Великобритания, 2012

17.45- «Власть убеждений», 90 мин, Леоне Маркуччи, США, 2013

19.25- «Легенда о Каспаре Хаузере», 95 мин, Давид Манули, Италия, 2012

21.10- «Что-то в воздухе», 122 мин, Оливье Ассайас, Франция, 2012

22.04 пн

Малый зал

19.00- «Белоснежка», 104 мин, Пабло Бергер, Испания, 2012

Большой зал

12.50- «Что-то в воздухе», 122 мин, Оливье Ассайас, Франция, 2012

15.00- «Обезьяна», 86 мин, Джоэль Потрикус, США, 2012

16.30- «Невидимый мир», 97 мин, Тео Ангелопулос, Вим Вендерс и др., 2011

18.15- «Автобиография лжеца», 85 мин, Билл Джонс, Великобритания, 2012

19.50- «Власть убеждений», 90 мин, Леоне Маркуччи, США, 2013

21.30- «Легенда о Каспаре Хаузере», 95 мин, Давид Манули, Италия, 2012

23.04 вт

Малый зал

15.40- Белоснежка, 104 мин, Пабло Бергер, Испания, 2012

Большой зал

12.50- Автобиография лжеца, 85 мин, Билл Джонс, Великобритания, 2012

14.25- Власть убеждений, 90 мин, Леоне Маркуччи, США, 2013

16.00- Легенда о Каспаре Хаузере, 95 мин, Давид Манули, Италия, 2012

17.40- Что-то в воздухе, 122 мин, Оливье Ассайас, Франция, 2012

19.50- Обезьяна, 86 мир, Джоэль Потрикус, США, 2012

21.25- Невидимый мир, 97 мин, Тео Ангелопулос, Вим Вендерс и др., 2011

24.04 ср

Малый зал

13.25-Белоснежка, 104 мин, Пабло Бергер, Испания, 2012

Большой зал

11.00- Девушка и смерть, 127 мин,  Йос Стеллинг, Рос/Нидер/Герм, 2013 (Пресс-показ!)

13.15- Невидимый мир, 97 мин, Тео Ангелопулос, Вим Вендерс и др., 2011

15.00- Автобиография лжеца, 85 мин, Билл Джонс, Великобритания, 2012

16.30- Власть убеждений, 90 мин, Леоне Маркуччи, США, 2013

18.10- Легенда о Каспаре Хаузере, 95 мин, Давид Манули, Италия, 2012

19.50- Что-то в воздухе, 122 мин, Оливье Ассайас, Франция, 2012

21. 55- Обезьяна, 86 мин, Джоэль Потрикус, США, 2012

25.04 чт

Малый зал

12.45- Белоснежка, 104 мин, Пабло Бергер, Испания, 2012

17.00- Пресс-конференция с Й. Стеллингом (Малый зал №2, 2 эт.)

Большой зал

10.50- Обезьяна, 86 мин, Джоэль Потрикус, США, 2012

12.20- Легенда о Каспаре Хаузере, 95 мин, Давид Манули, Италия, 2012

14.00- Автобиография лжеца, 85 мин, Билл Джонс, Великобритания, 2012

15.30- Власть убеждений, 90 мин, Леоне Маркуччи, США, 2013

17.10- Невидимый мир, 97мин, Тео Ангелопулос, Вим Вендерс и др., 2011

19.00- Девушка и смерть, 127 мин,  Йос Стеллинг, Россия/Нидерланды/Германия, 2013 (Представляет автор!)

21:20- Что-то в воздухе, 122 мин, Оливье Ассайас, Франция, 2012