18 ноября 2012

Поль Элюар – певец сражающейся истины

Владимир СОЛОВЕЙЧИК

Сальвадор Дали. Портрет Поля Элюара (1929)

Многие его строки стали крылатыми, вошли в число часто цитируемых, расхожих истин, не утратив при этом своеобразия, изысканности метафор и образности, сохраняя неповторимую авторскую интонацию. Ту самую манеру говорить о важном, общественно значимом, сохраняя при этом искренность, камерность, лиричность, которую Илья Эренбург назвал «тихой». Речь идёт о Поле Элюаре, покинувшем земной предел шесть десятилетий тому назад, 18 ноября 1952 года, но и по сей день сохранившем за собой звание одного из крупнейших поэтов Франции.

От сюрреализма до троцкизма

Когда 14 декабря 1895 года в Сен-Дени появился на свет слабый здоровьем малыш — туберкулёз на долгие годы осложнил жизнь Эжена Эмиля Поля Гренделя, взявшего себе творческий псевдоним «Поль Элюар», — никто, ни его родители, ни окружающие, ни сам спящий в колыбельке младенец не подозревали, что в будущем он станет автором более сотни поэтических сборников, коммунистом, активным участником антифашистского Сопротивления и Движения сторонников мира, создателем, пожалуй, лучших любовных стихотворений.

Как и многие его соратники, друзья и соперники по поэтическому цеху, тот же Луи Арагон, Элюар начинал сюрреалистом. Отвергая непрозрачность стиха как художественную цель, темноту как принцип поэтической речи, порывая с декадентскими тупиками «чистого искусства» и стереотипным восприятием «подлинного творца как мастера, удалившегося от повседневной жизни в эстетскую башню из слоновой кости», молодые художники искали новые формы, новые образы, новые символы, надеясь обрести в среде ведомых Андре Бретоном сюрреалистов новую идентичность. Во многом они  продолжали традиции Гийома Аполлинера – именно введённый им в творческий обиход «принцип соединения моментальных снимков действительности», как проницательно заметила крупнейший исследователь современной французской литературы Тамара Балашова, стал основой поэтики во многих ранних стихах Арагона и Элюара. «Время застыло. Больше нет “долго”. Время застыло», — так писал об этом периоде своего творчества сам Элюар. Именно тогда в творческом методе Элюара появилось пристрастие к соединению разных планов при обращении к внутреннему их подтексту в пределах одной фразы, порой одного слова. Отсюда — неожиданная и так сильно воздействующая на восприятие читателей образность многих его творений. «Голые мысли и чувства производят такое же сильное впечатление, как голая женщина. Значит, их надо раздевать», — таким стало творческое кредо молодого поэта.

Сюрреалисты: Тристан Тцара, Поль Элюар, Андре Бретон и другие

Вместе с сюрреалистами Поль Элюар вошёл в ряды Французской коммунистической партии (ФКП), вместе с ними встал во внутрипартийном конфликте на сторону сторонников Льва Троцкого, за что его исключили из ФКП осенью 1933 года. Период идейных метаний и поисков завершился для Элюара пять лет спустя. Андре Бретон, встретившийся со Львом Давыдовичем в Мехико в 1938 году, Бенджамен Пере,  художник Сальвадор Дали поддержали политическую линию бывшего председателя Реввоенсовета РСФСР; Элюар отказался, за что и был подвергнут ими моральной травле, публично предан анафеме. Порвавший с троцкизмом поэт вернулся в ряды ФКП, официально восстановив своё членство уже в запрещённой пособниками нацистов партии в годы антифашистского подполья и оставаясь искренним коммунистом до самой своей кончины.

Сила любви

Поль Элюар трактовал вселенские проблемы как интимные

К тому моменту Элюар перерос принципы сюрреализма в их бретоновской интерпретации не только политически, но и поэтически. Основная тема его поэтики — сила любви — стала преломляться мастером не только и не столько в сфере частного, но и всеобщего, значимого для страны и мира. Отныне он трактует вселенские проблемы как интимно-личные, окрашенные субъективной лирической интонацией автора, раскрывающей новые горизонты в восприятии, казалось бы, известных явлений из мира политики или морали.

«Этот новаторский синтез поэтических жанров… у большинства поэтов XX века осуществлён как бы на уровне творчества, но не на уровне отдельного произведения… В русле французской поэзии естественность такого синтеза достигнута впервые Элюаром… В пределах поэмы, развёрнутого произведения-хроники, развёрнутого лирического дневника эпохи, синтез достигается уже последовательностью глав, сопряжённостью частей, перекличкой отдельных лирических и “сюжетных” эпизодов. В рамках стихотворения — а поэм Элюар, по существу, не писал — для синтеза нужны иные источники, определяемые самой архитектоникой произведения, характером его образной системы. Здесь нет простора для переклички, стыковки отдельных фрагментов; здесь всё должно быть слито сразу».

В этих словах Тамары Балашовой концентрированно, ёмко выражена не просто суть новаторских приёмов Поля Элюара, но и тот вклад, который поэт-коммунист внёс в развитие французской, да и мировой, литературы.

Особое место в творчестве Поля Элюара занимала тема любви. Тема, без которой немыслима французская литература. Как, впрочем, и никакая иная…

Если я что-то тебе говорю
это чтоб лучше тебя услыхать
Если я слышу тебя
я уверен, что я тебя понял

Если ты мне улыбаешься
это чтоб лучше меня покорить
Если ты мне улыбаешься
я вижу весь мир пред собою

Если я обнимаю тебя
это чтобы стихи мои никогда не кончались
Если мы живы с тобой
будет всё радостно в мире

А когда я с тобой расстаюсь,
мы и в разлуке помним друг друга
И расставаясь с тобой
мы друг друга опять обретём.

(перевод Мориса Ваксмахера)

Для него даже классовые враги — это, в первую очередь, рабы собственной ненависти, не познавшие до сих пор счастье любви, либо позабывшие это великое чувство. Сила любви очищает: «Вчерашний раб, владей сегодня королевством! Восстань! Улыбкой проводи страданье. Укрась его и преврати в любовь». Даже размышляя незадолго до смерти о трагизме смертного удела человеческой личности и — одновременно с этим — о призвании побороть несчастье на земле, необходимости строить жизнь по законам человечности, поэт не теряет оптимизма: «Зло должно быть обращено в добро. И всеми средствами, под страхом всё потерять. Наперекор всякой морали смирения, мы изгоним горе и заблуждения. Потому что мы прониклись доверием. Я хотел отринуть, уничтожить чёрные солнца болезней и нищеты, непроглядные тропические ночи, все клоаки тьмы и случайностей, ошибки зрения, слепоту, разруху, запёкшуюся кровь, могилы. И если бы за всю жизнь мне выпал на долю лишь один-единственный миг надежды, я всё равно дал бы этот бой. Даже если мне предстоит его проиграть, ведь выиграют другие. Все другие».

Обнажённая правда Сопротивления

Андре Бретон. Портрет Поля Элюара (1937)

После капитуляции перед нацистами петэновской Франции, Франции крупных буржуа, боявшихся собственных рабочих и крестьян больше Гитлера, Поль Элюар вместе со многими интеллектуалами — духовными наследниками Дидро и Вольтера — оказался в рядах сопротивления. Уже в конце 1942 года под его редакцией стал выходить антифашистский литературный журнал «Этернель Ревю», а затем в подполье была издана двухтомная антология «Честь поэтов», составленная и подготовленная Элюаром. Поэзия в те годы, как написал Элюар, «не могла слишком долго рисковать, играя словами. Чтобы больше “не играть”, она готова была на всё и сумела обрести своё истинное лицо, выразив правду обнажённую, всего лишённую, пламенную и всегда прекрасную». Поэт стал, по собственному определению, «певцом сражающейся истины». Патриот, озаряющий нежной улыбкой свою последнюю ночь перед неминуемой гибелью, — этот образ Элюара сделался хрестоматийным. Именно в «подполье Свободы» появились самые известные и самые популярные творения классика. «В стихотворениях Элюара, посвящённых борцам Сопротивления, смысловой опорой является не индивидуальная судьба, не конкретная ситуация, а высокое понятие “человек”, делающее подвиг естественным и “простым”, —пишет Тамара Балашова. — В отличие от многих собратьев по перу, Элюар, которому и раньше был свойственен светлый взгляд на человека, не позволяет своей поэзии задерживаться на ужасах эпохи. Поэт прямо заявляет о своём решении игнорировать мрак…» Это отнюдь не означает прощения палачей и коллаборационистов («Нет ярче неба, чем утром, когда падают предатели»), но лишь твёрдую уверенность в том, что «невинные, преследуемые всюду, повсюду завтра победят».

Как и создатель современной французской литературы Дени Дидро, Элюар прямо заявляет о том, что правдивое слово — тоже дело, способное изменить мир к лучшему. «Знаменитая “Свобода” Элюара “возвращала к жизни силой слова”… Ощущение действенности стиха, участвующего в нравственной битве за человека, было таким обострённым, что поэт не может об этом молчать» (Тамара Балашова). Об этом написал и сам Элюар, открывая предисловием первую книгу «Чести поэтов»: «Все поэты широкого диапазона рано или поздно обращались к действию… И сейчас снова поэзия, оказавшись под угрозой, перестраивает свои ряды, находит точный смысл своей ярости, кричит, обвиняет, надеется».

Надежды Поля Элюара, как показали прошедшие годы, оправдались далеко не во всём. Но его тихий, негромкий голос, его лирическая искренность, его вклад в эволюцию французского стиха не только остались в истории культуры его страны. Он по-прежнему с нами, как и всякий честный талант, с его иллюзиями и взлётами, гражданским опытом и гаммой переживаний. Поэт-философ. Поэт-лирик. Поэт-коммунист.

Надежды Поля Элюара, как показали прошедшие годы, оправдались далеко не во всём. Но его тихий, негромкий голос, его лирическая искренность, его вклад в эволюцию французского стиха не только остались в истории культуры его страны

В мире нет беспросветных ночей
Вы мне верить должны, если я говорю
Если я утверждаю
Что всегда даже в самой кромешной печали
Есть открытое настежь окно озарённое светом
В мире есть мечта начеку
Есть желанье, которое нужно исполнить
Есть голод, который нужно насытить
В мире есть благородное сердце
И пожатье надежной руки
И внимательные глаза
И жизнь, которая хочет
Чтоб её разделили с другими.

(перевод Мориса Ваксмахера)

  • FIP

    «Наше счастье всегда в полёте.Нет гнезда у него, только крылья». ( Поль Элюар)

    Статья прекрасная!