15 ноября 2010

Экзамен на подлость

Дмитрий ЖВАНИЯ

Подлость, коварство, садизм, убийство – на все это готовы пойти люди, чтобы победить в конкурентной борьбе за вожделенное место в ведущей корпорации. Во всяком случае, такой вывод напрашивается после просмотра фильма Стюарта Хэзелдайна «Экзамен».

Действие фильма разворачивается в одном помещении, где проходят кастинг соискатели на место в фармакологической компании — они уже прошли предварительные стадии отбора, и вот – вышли в финал. Их восемь человек, четыре мужчины и четыре женщины. Все персонажи отличаются друг от друга цветом волос и расой. Женская часть представлена блондинкой модельной внешности (Натали Кокс), слегка демонической брюнеткой с сексапильными губами  (Поллианна МакИнтош), интеллигентной шатенкой в очках (Адар Бек) и стройной азиаткой (Джемма Чан), а мужская – негром (Чуквуди Ивуджи), индусом (Джими Мистри), англосаксом (Люк Мэбли) и полоумным французом (Джон Ллойд Филлингхэм).

Так что сюжет фильма – близок и понятен широкой публике. Сейчас многим приходится проходить через кастинги и собеседования, чтобы получить работу. Но этой восьмерке посчастливилось попасть на специфический кастинг. «Вам будет задан один вопрос, и на него вам надо дать один ответ», – объясняет соискателям  наблюдатель за кастингом, здоровый негр (Колин Сэлмон). Условия кастинга непростые: запрещается обращаться с вопросами к наблюдателю и надзирателю (Крис Кэри), портить лист бумаги, положенный на стол перед каждым кандидатом. На поиск правильного ответа дается 80 минут. Но что делать, если листы – пустые, на них не написано ни слова. Первой запаниковала азиатка, она взяла карандаш и начала писать что-то типа: «Я считаю, что достойна работать…». Ее сразу грубо вытолкнул из помещения молчаливый охранник – ведь предупреждали: портить лист бумаги нельзя.

Семерка, а точнее – шестерка, так как один из соискателей ведет себя слишком странно: француз бормочет что-то себе под нос, как будто не замечая то, что происходит вокруг него. Молодой англосакс начинает действовать. Никто не говорил, что нельзя разговаривать друг с другом? Нет.  Так чего мы молчим! Давайте искать выход вместе. Все соглашаются с парнем, он всем раздает клички, себя он назвал Белым, индуса – Смуглым, Негра – понятное дело, Черным, а полоумного за первым столиком – Глухим. Девушки все получили клички в соответствие со своим цветом волос – Блондинка, Брюнетка, Шатенка.

Exam

В ходе коллективного мозгового штурма претенденты  сделали предположение, что ответ написан водяными знаками. Проверили – ни черта подобного. Нашли ультрафиолетовые лампы, инфракрасные – ничего не видно. Попробовали лист бумаги, испорченный изгнанной азиаткой намочить, для чего Белый на него помочился  — нет эффекта. А вдруг  это фотобумага, и вопрос проявится, если на лист бумаги полить специальным реактивом. Но где взять реактив? Брюнетка делает предположение,  что система пожарной безопасности заряжена не обычной водой, а необходимым в фотоделе раствором. В кармане  безмолвно стоящего надзирателя она находит зажигалку, поджигает лист бумаги, вежливо поданный ей Белым, направляя дым в противопожарное устройство, и то начинает действовать. На всех проливается душ. Но на листах бумаги ничего не проявляется, никакого вопроса.  Зато Брюнетка оказывается за дверью вслед за китаянкой, так как лист бумаги, который ей подал Белый, оказался ее листом.

Белый сделал это специально, чтобы стало на одного конкурента меньше. Белого осуждают оставшиеся, мол, как ты мог, мы же договорились работать командой. Но тот не чувствует угрызений совести, о какой командной работе может идти речь, если место всего одно? Значит, каждый за себя. И в борьбе за место все средства хороши. «Что ты мычишь? — спрашивает Белый Глухого. – Может быть, ты проголодался? Так  поешь». И Белый кормит Глухого его же листом  бумаги. Глухого выталкивают из помещения для кастинга, да так лихо, что тот роняет очки.

Осталось пятеро конкурентов. Неожиданно Белый заявляет, что понял, что за вопрос им всем приготовила корпорация. Но отказывается его сказать. Черный возмущен. Он не намерен больше терпеть подлые выходки Белого, и наносит ему нокаутирующий удар в челюсть, а затем привязывает его, находящегося без сознания, к стулу, чтобы затем, когда тот придет в себя, выпытать у него вопрос методами из арсенала плохих полицейских.

Проявляет активность доселе флегматичный индус. Он — игрок, и поэтому привык наблюдать за людьми со стороны, и поведение шатенки ему показалось подозрительным. Он решил, что шатенка работает на корпорацию. А если это так, то, значит, что она знает вопрос. И шатенка оказывается в том же положении, что и Белый – индус ее привязывает к стулу и начинает пытать, нанося порезы ребром  бумажного листа на внутренней стороне бедра девушки, но его порез – уже не первый. Кто-то проделывал с Шатенкой до этого тоже самое. Значит, она подсадная. Черный набрасывается на индуса, чтобы его остановить. Но Смуглый вырубает Черного поставленным ударом под дых.  Индус в своей ярости доходит до того, что угрожает Шатенке тем, что рассечет ей глаз ребром листа бумаги, и она сдается, да, она работает на корпорацию, но вопроса не знает. Индус освобождает ее.

Тем временем в конвульсиях бьется Белый, он заражен смертельным вирусом, и должен каждый час принимать таблетки, чтобы не умереть. Но в его карманах таблеток нет, нет и на полу. Шатенка выясняет, что индус прилепил пилюлю к обратной стороне стола с помощью жевательной резинки, пусть Белый умрет, зато еще один конкурент выйдет из игры. Таблетка находится, но она выпадает из рук и оказывается под решеткой вентиляции. Ее не достать, как не пытайся. А Белый уже в коме и вот-вот умрет. Шатенка кричит в объектив камеры наблюдения: вы что, не видите, что человек умирает? И ее выталкивают наружу. Правила кастинга запрещают обращаться к представителям корпорации даже таким образом.

Но блондинка сумела достать пилюлю с помощью шпильки для волос. Белый получает необходимый адреналин и выходит из комы. Остается четыре соискателя: Черный, Белый, Смуглый и Блондинка. Белый, придя в себя, выхватывает пистолет у охранника, а это правилами не запрещено,  и предлагает своим конкурентам самим выйти из помещения. Индус сдается. Уходя, он бросаем Белому: «Ты их достоин!». Но негр и блондинка сдаваться не спешат. Негр по знаку Блондинки набрасывается на Белого, но тот успевает всадить ему пулю в сердце. Блондинка замерла на пороге. Время вышло. Белый ликует, он победил. Он обращается, как и Шатенка до этого, в объектив камеры: я тот, кто вам нужен. Но оказывается, что Глухой перед тем, как его вытолкали, включил на часах ускоренный отсчет, и реальные 80 минут еще не истекли, Белый пытается застрелиться, но пистолет не работает, и Белый тоже оказывается за дверями.  А Блондинка находит очки Глухого, и смотрит сквозь них на лист бумаги, на котором с трудом можно различить какие-то буквы. Она победила. В дверях появляется полоумный француз, который бормочет извинения на своем родном языке. В помещение заходит и негр-наблюдатель. Он объясняет, что этот странный месье – и есть директор корпорации, которая занимается фармакологией и производит таблетки против смертельного вируса (им-то и был инфицирован Белый). И месье ученый придумал такой кастинг, в котором участники могли бы проявить человеколюбие и сострадание. А вышло все наоборот. Блондинка отказывается от работы, методы кастинга ей совсем не понравились. О чем говорить, если дело дошло до убийства Черного. Но негр оживает, оказывается, пистолет охранника был заряжен не пулями, а живительными пилюлями. И только после того, как Черный очнулся, Блондинка соглашается стать помощницей директора.

Да, конечно, в фильме есть и другие линии, кроме кастинга. Это – антиутопия. Действие отнесено в не очень далекое будущее,  в мире бушует очередная пандемия, молодые люди заражаются каким-то вирусом и быстро от него умирают. И только та корпорация, которая проводит кастинг на место помощника директора, наладила выпуск таблеток, которые не только подавляют этот вирус, но и увеличивают жизнь человека более чем вдвое.  Перед началом кастинга наблюдатель сообщил соискателям, что тот, кто за 80 минут сумеет ответить на вопрос, определит свое будущее на ближайшие 80 лет. Среди соискателей  есть люди, лично заинтересованные в доступе к волшебным пилюлям: зараженный этим вирусом Белый и Брюнетка, так как инфицирован ее друг.

Но антиутопий, в которых обыгрывается тема пандемий,  много. Взять, например, недавний фильм бразильского режиссера Фернандо Мейреллиша «Слепота», снятый по книге нобелевского лауреата по литературе Жозе Сарамаго (фильм открытия 61 Каннского кинофестиваля).

В «Экзамене» тема эпидемии – гарнир, главное здесь кастинг. Директор корпорации – не совсем адекватный ученый, одержимый любовью к людям, и его шокировало то, как вели себя кандидаты на место его помощника. Если он рассчитывал на то, что кандидаты объединятся, чтобы  вместе искать ответ на вопрос, как участники какого-нибудь «Клуба знатоков», то в пилюлях и вирусах он разбирается лучше, чем в людях. Ведь место-то одно, а кандидатов восемь. Зачем им объединять усилия? Для чего? Конкуренция отменяет солидарность, приводя в действие самые худшие человеческие качества, включая подлость, коварство, кровожадность.  А капитализм построен именно на конкуренции.

Тот факт, что при капитализме рабочих мест меньше, чем их соискателей, позволяет работодателям издеваться над людьми, в частности, проводя кастинги, которые унижают достоинство человека. Все мы хорошо знаем, что за порогом корпораций перестают действовать обычные законы. Что такое, например,  дресс-код?  В Трудовом кодексе о дресс-коде ничего не говорится. Но дресс-код – это еще ерунда по сравнению с теми унижениями, которые приходится терпеть работникам, чтобы их не уволили. А корпорация в «Экзамене» над людьми именно издевается, мол, догадайтесь, что вопрос мы вам задали, а мы понаблюдаем за вами, посмотрим, до чего вы дойдете. Как здесь не вспомнить мнение «отца анархии» Михаила Бакунина о власти ученых как о самой отвратительной власти, ибо ученые все общество превратят в лабораторию, и будут относиться к людям как к подопытным животным. Да, в людях много мерзости,  но лишний раз ее вытягивать наружу не нужно. Существуют «крылатые выражения», которые до того затасканы, что употреблять их пошло.  Но, надеюсь, мне простят, если я немного модернизирую одно из них, чтобы показать, как я понял суть фильма «Экзамен»: при капитализме даже благие намерения ведут в преисподнюю.