18 ноября 2017

Малхаз ЖВАНИЯ. Непятидневная война

Малхаза Жвания — автор брошюры «Непятидневная война / Грузия — Россия: вчера, сегодня, завтра

При всех трагических сложностях российско-грузинских отношений, самое время попытаться понять, каковы были эти отношения на протяжении веков и как эта вереница десятилетий, насыщенных отнюдь непростыми взаимоотношениями, отзывается в наше время? Какая психологическая, если угодно ментальная, основа движет нынешними политиками по обе стороны Кавказского хребта?

Надеюсь, читатель согласится, что России и Грузии, впрочем, как любым соседям, жизненно необходимо знать все друг о друге, понимать чаяния соседа и тогда это было бы залогом ещё одной (возможно удачной), попытки восстановления так необходимого всем добрососедства или, на худой конец, уравновешенных взаимоотношений.

НЕПРОСТОЕ ВЧЕРА

Грузия, эта та самая страна, где, согласно мифологии, был прикован Прометей и откуда греки похитили золотое руно, а Ясон увез Медею. Эта страна, о которой ещё в VI в. до н.э. писал Гекатей Милетский и после него Геродот, Помпей, Страбон… Из известных в мире четырнадцати алфавитов — один грузинский.

Две разные культуры, два разных уклада жизни, разная психология были зачастую не просто отличными друг от друга, но входили в бескомпромиссное противоречие.

В маленькой стране её история находится рядом с человеком, она окружает его, она часть его. Это сохранившиеся места событий, вещи, даже, пока ещё живые свидетели. В эту историю можно окунуться, соприкоснуться с ней, потрогать её. В маленькой стране историческим мифам тесно, величие исторических событий и подвиги героев теряют помпезность, становясь просто документальным наследием, утрачивая исторический блеск и покрываясь патиной повседневности, что, повторюсь, делает их незыблемо реальными и достоверными. Таким образом, грузины, в значительной мере лишены потребности в сакральном, в ощущении трепета и восторга от сознания значимости собственной истории и психологически не испытывают жажды поклонения своему прошлому – оно ведь как часть их быта.

Присоединение Грузии к России проходило весьма болезненно. Советские учебники истории умалчивали о многочисленных восстаниях крестьян совместно с мелким дворянством, о заговорах крупного дворянства и аристократии и солидарности с ними народа.

Две разные культуры, два разных уклада жизни, разная психология были зачастую не просто отличными друг от друга, но входили в бескомпромиссное противоречие. Достаточно перечислить такие особенности, как, например, то, что до воссоединения с Россией грузины вообще не были знакомы с российской традицией телесных наказаний, не знали розг и, следовательно, не могли себе представить, как может христианин сечь христианина, тем более нагого. Не знали они и о возможности насилия хозяев над деревенскими девушками. Просвещенная и цивилизованная Россия всё это принесла с собой, посеяв в народе чувство глубокого унижения, оскорбления и, естественно, протеста. До воссоединения крестьяне, как и все остальные сословия, носили кинжалы. Слегка облегчённая копия античного меча – кинжал, служил долго и передавался от отца к сыну, из поколения в поколение. Кинжал был для грузина не просто оружием и частью костюма. Кинжал нёс скрытую, ментальную смысловую нагрузку – знак зрелости мужчины (фаллическая символика). Законы Российской Империи запрещали простому люду ношение оружия – произошла как бы кастрация народа. Такими «безобидными» методами глубокой психологической ломки происходила трагическая ментальная деформация.

До воссоединения с Россией грузины вообще не были знакомы с российской традицией телесных наказаний, не знали розг и, следовательно, не могли себе представить, как может христианин сечь христианина, тем более нагого. Не знали они и о возможности насилия хозяев над деревенскими девушками. Просвещенная и цивилизованная Россия всё это принесла с собой, посеяв в народе чувство глубокого унижения, оскорбления и, естественно, протеста.

У народа, чья история сплошь соткана из набегов иноземцев, освободительных войн и восстаний против завоевателей – словом, борьбы за свободу, веру, родной язык, жизненный уклад, традиции – очень крепка историческая память.

В 1783 г. между Россией и Восточной Грузией был заключён Георгиевский Трактат, по условиям которого Российская Империя брала под своё военное покровительство объединённое восточно-грузинское царство, оставляя при этом в неприкосновенности существующую монархию рода Багратионов и весь государственный уклад. Однако Россия нарушила условия трактата и в 1801 г. аннексировала это царство, что означало владение всей восточной Грузией. Позднее Россия постепенно присоединила и западную Грузию, упразднив тем самым почти трех тысячелетнюю грузинскую государственность.

Русская православная церковь, как составная часть Российской Империи, лишила церковь древней православной страны её автокефалии (церковной независимости) на весьма длительный срок — с 1811 г. по 1917 г. — почти смертельный удар по национальному самосознанию грузин. Ведь Христианство в этой стране появилось в I веке. Эта, страна, где апостол Симон Канонит встретил свою смерть. На месте его убийства возведена церковь св. Симона Канонита в современном Новом Афоне. Эта страна, где проповедовали апостол Варфоломей и апостол Матфий, избранный апостолом вместо Иуды и где Андрей Первозванный основал первую Грузинскую Епархию. Здесь ступала нога Иоанна Златоуста. Он также был похоронен в Грузии, близ Сухуми. В 325 г. на Никейском Соборе уже официально присутствовал посланник этой страны, эпископ Бичвиндский, Стратофил. А в 337 году Христианство было признано государственной религией. Конечно, лишение грузинской церкви автокефалии было сильным ударом по самоидентификации грузин.

Дальше читать по ссылке: Exact copy word