19 февраля 2015

Намибия — социал-демократический «угол» Чёрного континента

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений

Пожалуй, из всех стран Южной Африки в современных российских средствах массовой информации наименее «заметным» субъектом является расположенная в юго-западном «углу» Чёрного континента Республика Намибия

Пожалуй, из всех стран Южной Африки в современных российских средствах массовой информации наименее «заметным» субъектом является расположенная в юго-западном «углу» Чёрного континента Республика Намибия

Пожалуй, из всех стран Южной Африки в современных российских средствах массовой информации наименее «заметным» субъектом является расположенная в юго-западном «углу» Чёрного континента Республика Намибия. Между тем, в своё время, в эпоху существования Советского Союза, упоминаний об этой стране в отечественных газетах и журналах было куда больше.

Конечно, эти упоминания были связаны с военной и политической борьбой, которую вела созданная 55 лет назад Народная организация Юго-Западной Африки (СВАПО) против расистского режима ЮАР за свободу и независимость Намибии. В 60-80-е годы прошлого века именно СССР являлся самым последовательным и твёрдым политическим союзником СВАПО. Правда, намибийцы добились суверенитета уже на исходе существования советского государства, но опять же — опять же во многом благодаря его поддержке. Однако ни во внешнеполитическом, ни в экономическом планах Российская Федерация не сумела воспользоваться «намибийским достоянием».

А вот зато американские, канадские, западноевропейские, японские и китайские компании и инвесторы мало-помалу потянулись к намибийским берегам. И не зря: территория Намибии, занимающая по площади 33 место в мире, занятая по большей части высоким плато с пустынями Намиб и Калахари, очень богата природными дарами. В недрах Намибии лежат около 30% добываемых на планете алмазов, из них извлекают также уран, цинк, медь, олово, золото… Намибия успешно экспортирует во внешний мир рыбопродукты, скот и мясопродукты, занимая одно из первых мест в Африке по поставкам каракулевых шкур.

За четверть века независимости не очень многочисленная страна (сегодня в Намибии проживают менее 2,5 млн жителей) проделала достаточно большой путь, сумев избавиться от колониального характера экономики и встав на путь модернизации национальной инфраструктуры. В итоге через 25 лет после достижения государственности Намибия обладает — по африканским меркам — достаточно современной горнодобывающей промышленностью, механизированным сельским хозяйством (среди зажиточных фермеров в стране немало лиц немецкого происхождения, чьи предки приехали в Намибию уже более ста лет назад; после освобождения от юаровского гнёта аграрные преобразования носили «конструктивный» характер и не привели к бегству белых поселенцев), развитым банковским сектором (в Намибии высоко развит онлайн-банкинг).

С каждым годом растёт уровень доходов намибийского населения. Сейчас валовый внутренний продукт (ВВП) на душу населения в стране составляет примерно 8200 американских долларов в год. С каждым годом в далёкую Намибию увеличивается турпоток из развитых стран. С учётом природных особенностей Намибии (к примеру, редкая фауна, великолепные виды), не удивительно, что активно развивается экологический туризм.

Кандидат СВАПО на пост президента Хаге Гейнгоб одержал сверхубедительную победу, набрав в первом туре выборов 86,7% голосов, тогда как его партия на выборах в Национальную Ассамблею победила с 80% голосов, что принесло СВАПО 77 мандатов в 96-местном парламенте

Кандидат СВАПО на пост президента Хаге Гейнгоб одержал сверхубедительную победу, набрав в первом туре выборов 86,7% голосов, тогда как его партия на выборах в Национальную Ассамблею победила с 80% голосов, что принесло СВАПО 77 мандатов в 96-местном парламенте

К плюсам социального развития Намибии можно отнести дружелюбный климат в отношениях между различными этническими группами, а их в этой южноафриканской стране немало. Скажем, ведущий народ овамбо составляет чуть менее половины населения страны, но в Намибии проживают также народности и племена кавонго, гереро, даммара и другие. До настоящего времени президентами страны были, как правило, выходцы из ведущей народности, но вступающий в марте 2015 года в должность новоизбранный президент Намибии Хаге Гейнгоб принадлежит как раз к числу представителей национальных меньшинств.

Разумеется, все социальные язвы прошлого не могли исчезнуть в намибийском обществе в короткий исторический срок. К сожалению, оно всё ещё остаётся сильно дифференцированным по уровню доходов, получаемым разными слоями населения. Намибийская буржуазия, представленная прежде всего лицами «европейского» происхождения, живёт неизмеримо в более комфортных условиях, чем основная автохтонная часть населения.

Конечно, национальное правительство все эти четверть века немало делало, чтобы изменить данное (и сравнительно немаленький ВВП на душу населения — тому порука), но некоторые социологические данные приводят в содрогание: так, до сих пор около 35% намибийцев имеют суточный доход менее чем в доллар, а 56% довольствуются двумя долларами в день. По-прежнему высоким остаётся и уровень безработицы в Намибии. Он вновь полез верх в годы глобального кризиса, превысив уровень в 25-27% трудоспособного населения.

И всё же для намибийского государства характерно спокойное, стабильное развитие, последовательное решение собственных социальных проблем. Скажем, если сравнивать соседями по югу континента, в Намибии отсутствует такая преступность, как в ЮАР, такой уровень коррупции и авторитаризма, как в Анголе, такой градус внутриполитической напряжённости, как в Мозамбике. И такая инфляция и экономическая деградация, как в Зимбабве.

В Намибии более последовательно, чем в других странах, где у власти находятся партии, в прошлом выступавшие как авангард национально-освободительной, антиколониальной борьбы в своих государствах, реализуется подлинно социал-демократическая политика. Для этого ведь не всегда достаточно объявить о разрыве с «марксистско-ленинским» прошлым и вступить в полноправные члены Социнтерна…

Партия СВАПО без перерыва и в одиночку находится у власти Намибии с 1990 года. Это три срока легендарного «отца» намибийской государственности, друга Советского Союза на заключительном этапе «холодной войны» Сэма Нуйомы в 1990-2005 годы, а также два президентских мандата его преемника Нификепунье Похамбы, чей второй пятилетний срок истечёт в ближайшие недели.

Флаг Намибии

Флаг Намибии

Одновременно СВАПО контролирует намибийский парламент, местные и областные органы власти. СВАПО имеет разветвлённую сеть местных организаций, при партии имеются сильные молодёжная и женская организации, ассоциация, объединяющая ветеранов освободительной борьбы. Офицерский корпус вооружённых сил и полиции с начала 1990-х годов также представлен в основном членами этой партии.

При этом нельзя говорить о политическом монополизме сваповцев. В Намибии процветает многопартийность, власти не притесняют (по крайней мере открыто, как это, увы, имеет место в ряде других стран «социалистической» южноафриканской зоны) своих оппонентов, которые имеют все возможности обличать и критиковать «партию власти». Просто намибийцы, как и четверть века назад, остаются преданы той политической силе, которая и привела их, несмотря на множество жертв, к свободе и независимости.

Итоги последних всеобщих, состоявшихся в Намибии в конце осени 2014 года, со всей полнотой подтверждают тезис широкой народной поддержки, оказываемой намибийской нацией партии СВАПО. Кандидат СВАПО на пост президента Хаге Гейнгоб одержал сверхубедительную победу, набрав в первом туре выборов 86,7% голосов, тогда как его партия на выборах в Национальную Ассамблею победила с 80% голосов, что принесло СВАПО 77 мандатов в 96-местном парламенте. Результаты 2014 года для СВАПО ещё более убедительные. Чем на первых выборах после завершения юаровской оккупации. А это говорит о многом…

Но отметим также, что в намибийском парламенте заседают сегодня депутаты и от других левых и левоцентристских партий, в частности, от Коммунистической партии Намибии, Национального союза Юго-Западной Африки, Всенародной партии.

Очевидно, что по электоральным пристрастиям населения Намибию можно рассматривать как одну из самых «левых» стран Африки. Это не случайно и уж точно не стоит объяснять одними лишь историческими причинами. Один мой парижский приятель-журналист, ещё в 1990-е годы побывавший в Намибии, отмечал «высочайший дух коллективизма, приверженность намибийцев ценностям солидарности и взаимовыручки». Надо полагать, что эти национальные черты вполне соответствуют тому, что именно СВАПО оказалась после 1990 года главенствующей партией независимой Намибии.

В заключение стоит сказать несколько слов об избранном президенте стран Хаге Гейнгобе. Этот опытный 74-летний политик ещё в молодые годы примкнул к СВАПО. Он не участвовал в вооружённой борьбе за независимость, но многие годы боролся за дипломатическое признание СВАПО и права своего народа на независимость. Гейнгоб демонстрирует тот редкий случай, когда человек стал признанным дипломатом задолго до того, как его родная страна обрела государственный суверенитет.

На протяжении 27 лет ему пришлось прожить на чужбине. За эти почти три десятилетия Хаге Гейнгоб получил разностороннее образование, стал дипломированным международником. Одновременно он представлял СВАПО в Соединённых Штатах и при ООН, почти 15 лет руководил деятельностью Института ООН для Намибии. Думаю, он ранее многих своих товарищей по партии эволюционировал в сторону социал-реформизма и поэтому активно выступал в 90-е годы за вхождение СВАПО в Социнтерн.

Гейнгоб в 1990-м был избран спикером Конституционного собрания, сыграв вместе с Нуйомой ключевую роль в выработке основного закона Намибии, одной из самых демократичных конституций в Африке. Затем, с марта 1990 года, на протяжении 12,5 лет этот политик возглавлял правительство Намибии. Все эти десятилетия он также входил в состав Центрального комитета и Политбюро своей партии.

Уйдя в 2002 году в отставку с поста премьера Гейнгоб вскоре получил ответственную должность исполнительного секретаря межправительственной Глобальной комиссии для Африки, но уже вскоре вновь вернулся домой. Затем этот политик возглавлял депутатскую группу СВАПО в Национальной Ассамблее, работал министром торговли и промышленности, а в 2007 году был назначен заместителем председателя СВАПО. В декабре 2012 года он вновь получил вторую в иерархии исполнительной власти страны должность премьер-министра, а в прошлом году съезд СВАПО выдвинул его кандидатом в президенты… Через несколько недель опытный политик и дипломат вступит в свою новую должность. Пойдёт шестой мандат пребывания СВАПО у власти в Намибии…