19 января 2015

Как разгромили «банду четырёх»

Валерий ИМАНТОВ

32 года назад наследники Мао Цзэдуна пощадили его жену

Мао и его четвёртая жена Цзян Цин в 1946 году

Мао и его четвёртая жена Цзян Цин в 1946 году

20 января 1983 года коммунистический Китай сдал экзамен на цивилизованность. Правители КНР во главе с Дэн Сяопином доказали, что чувствуют себя уверенно и больше не нуждаются в регулярных кровавых трясках, издав указ о помиловании вдовы Мао Цзэдуна Цзян Цин и её ближайшего сподвижника Чжан Чуньцяо.

К тому времени Цзян и Чжан сидели в тюрьме более шести лет. Два года они ждали смертной казни. Вместе с ними отбывал пожизненное заключение шанхайский «рабочий вожак» Ван Хунвэнь, а 20-летний срок — журналист Яо Вэньюань, главный идеолог партийной группировки «шанхайских радикалов». Вместе они составляли знаменитую «банду четырёх». Правящую клику последних маоцзэдуновских лет, разгромленную в октябре 1976 года.

Актриса и поклонники

«Банда четырёх» окончательно сложилась в 1972 году. Старшей по возрасту и статусу была Цзян Цин, ставшая четвёртой женой Мао Цзедуна в далёком 1938-м. К ней пристроились трое: Чжан Чуньцяо — типичный интриган-карьерист, Яо Вэньюань — полоумный теоретик, Ван Хунвэнь — не по разуму энергичный тупица с преданными глазами.

В юности Цзян Цин была актрисой гангстерского кино в крупнейшем китайском мегаполисе Шанхае. Она глубоко впитала дух своих героинь-бандиток. Такой менталитет в сочетании с трудным детством вёл прямиком в КПК.

Мао был на 20 лет старше Цзян. Свою первую жену он отверг, вторая погибла в войне, третья после тяжёлого ранения заболела манией преследования и порвала с мужем. К моменту встречи с Цзян он был близок к психологическому надлому. Женитьба помогла ему выйти из депрессии, но медовый месяц продлился недолго. Новая боевая подруга демонстрировала такие амбиции, что Мао быстро задумался о разводе.

Но Цзян Цин имела сильного покровителя. Это был Кан Шэн — шеф тайной полиции КПК и, пожалуй, самая страшная фигура в истории китайского коммунизма. Страж «пролетарской диктатуры» происходил из семьи богатого помещика. В доме родителей Кан Шэна прислуживала мать Цзян Цин. Однако вместо классовой ненависти между Цзян и Капом сложились отношения делового сотрудничества. Кан Шэн не раз заступался за Цзян Цин перед разгневанным мужем, а она в благодарность лоббировала перед Мао решения, выгодные карательным органам.

«Шанхайская ОПГ»

Судьбы Китая решали ветераны КПК, многолетние соратники Мао, руководители партийных структур, маршалы HOAК (Народно-освободительной армии Китая). Эти люди отстояли независимость Китая, объединили государство, заложили основу его нынешнего могущества. Эти люди уничтожили миллионы людей в гражданской войне и терроре 1950-х.

 Цзян Цин была на 20 лет младше Мао

Цзян Цин была на 20 лет младше Мао

КПК пришла к власти в 1949 году. Прошло два десятилетия, и для коммунистического Китая закономерно наступил свой 37-й — «культурная революция». Мао Цзэдун решил закрепить завоевания тоталитаризма, попутно устранив возомнивших о себе старых товарищей. Так в 1966 году настал час Цзян Цин.

Формально курируя лишь вопросы культуры, фактически она возглавила «Группу по делам культурной революции», ставшую главным органом партийно-государственной власти.

Чжан Чуньцяо был в «Группе» правой рукой Цзян и руководил шанхайским ревкомом. Яо Вэньюань написал установочную статью с призывом к разгрому «буржуазной интеллигенции», которая послужила сигналом для повсеместных расправ. Ван Хунвэнь организовал в Шанхае «рабочий штаб», активисты которого, наряду с армейскими частями, стали ударной силой ревкома.

В годы «культурной революции» четверка сожгла за собой мосты. Непосредственно кровавую чистку осуществляли Кан Шэн и его подручный Се Фучжи, но политические установки формулировала группировка «шанхайских радикалов» — Цзян Цин, Чжан Чуньцяо и Яо Вэньюань. Все вместе они навалились на китайский народ, терроризируемый карательной машиной Кан Шэна в творческом взаимодействии с бандами хунвейбинов и цзаофаней.

В 1968 году Мао Цзэдун посчитал, что ситуация грозит выйти из-под контроля. Стимулированное самим Мао Цзэдуном участие масс в разгроме старых парторганов оказалось обоюдоострым оружием. В ряде случаев события приобретали характер антикоммунистического народного восстания. Тогда Мао пустил в ход последний аргумент — военную диктатуру. К власти в КНР фактически пришла армия.

Спроси жену и сделай наоборот

К тому времени Мао Цзэдуну стукнуло 75 лет. Всё острее вставал вопрос о преемнике. Но назначенный преемником министр обороны Линь Бяо в 1971 году был обвинён в заговоре и погиб.

Цзян Цин арестовали  прямо в покоях дворца Чжуннаньхай / На фото: процесс над "бандой 4-х"

Цзян Цин арестовали прямо в покоях дворца Чжуннаньхай / На фото: процесс над «Бандой 4-х»

Для Цзян Цин, конечно, никакого вопроса не существовало. Она вознамерилась стать красной императрицей и закрепить тоталитарно-коммунистический режим «культурной революции». Но Мао, реально смотревший на вещи, понимал, что это невозможно. «Культурная революция» отторгалась и народом, и большинством номенклатуры. А лично Цзян сосредоточила на себе такой заряд всеобщей ненависти, что о её участии в наследовании верховной власти не могло быть речи.

Отношения между мужем и женой стремительно ухудшались. «Дерьмо!» — писал Мао на полях статей Цзян. «Сегодня ты купаешься в привилегиях, но подумай, что будет после моей смерти», — открытым текстом предупреждал он жену.

Мао Цзэдун подготовил новый план передачи власти. В 1973 году был реабилитирован, вызван в Пекин и возвращен в политбюро «каппутист» Дэн Сяопин. А годом раньше Мао пригласил в столицу Ван Хунвэня. Молодого радикала Вана вождь собирался сделать главой партии, а умудренного прагматика Дэна — главой государства. Но в политике Дэн Сяопина уже тогда проявлялся «правый уклон» и «следование по капиталистическому пути». Ван Хунвэнь же сразу попал под влияние Цзян Цин, и так окончательно сформировалась «банда четырёх» (Яо Вэньюань давно пребывал в Пекине, возглавляя агитпроп КПК). К тому же Ван оказался человеком необразованным, необучаемым и недалёким.

Кто другому яму роет

9 сентября 1976 года Мао Цзэдуна не стало. Незадолго до смерти он успел-таки назвать преемника — председателем ЦК КПК стал провинциальный партсекретарь Хуа Гофэн. Усилились позиции министра обороны Е Цзяньина, который почти не скрывал своих симпатий к Дэн Сяопину. Одновременно вышел на первый план начальник службы охраны высшего руководства (аналог нашей ФСО) Ван Дунсин.

«Банда 4-х»  сложилась в 1972 году. Старшей по возрасту и статусу была Цзян Цин. К ней пристроились трое: Чжан Чуньцяо — типичный интриган-карьерист, Яо Вэньюань — полоумный теоретик, Ван Хунвэнь — не по разуму энергичный тупица с преданными глазами / На фото: процесс над "Бандой 4-х"

«Банда 4-х» сложилась в 1972 году. Старшей по возрасту и статусу была Цзян Цин. К ней пристроились трое: Чжан Чуньцяо — типичный интриган-карьерист, Яо Вэньюань — полоумный теоретик, Ван Хунвэнь — не по разуму энергичный тупица с преданными глазами / На фото: процесс над «Бандой 4-х»

Председатель ЦК, министр обороны и начальник охраны сплотились против «банды четырёх». Цзян Цин требовала для себя председательства в партии, то есть верховной власти. Чжан Чуньцяо нацелился в премьеры. Ван Хунвэню отводился пост номинального главы государства, Яо Вэньюаню — курирование идеологии. Все партийно-государственное руководство готовились захватить шанхайцы. Ни Хуа Гофэну, ни Ван Дунсину, ни Е Цзяньину в этом раскладе места не было. И они приняли бой.

В ночь на 6 октября 1976 года Чжан Чуньцяо, Ван Хунвэнь и Яо Вэньюань были приглашены на заседание политбюро. Приходя поодиночке, они встречали в кабинете Хуа Гофэна и Е Цзяньина. Хуа зачитывал постановление об аресте, из-за портьеры появлялись люди Ван Дунсина и препровождали арестованных в тюрьму. Цзян Цин повязали прямо в покоях дворца Чжуннаньхай.

Никто из четвёрки не пытался сопротивляться. Сводки госбезопасности КНР отмечали полное спокойствие в стране.

Последний из четырёх

В конце 1980 года маоистская верхушка предстала перед судом. На скамью подсудимых сели Цзян Цин, Чжан Чуньцяо, Ван Хунвэнь, Яо Вэньюань, бывший маоцзэдуновский секретарь Чэнь Бода, генералы Хуан Юншэн, У Фасянь, Ли Цзопэн, Цю Хуэйцзо и Цзян Тэнцзяо. «Банду четырёх» обвинили в преступлениях «культурной революции», военных и Чэнь Бода — в «заговоре Линь Бяо».

20 января 1981 года суд огласил вердикт. Цзян Цин и Чжан Чуньцяо были приговорены к смертной казни с двухлетней отсрочкой исполнения. Ван Хунвэня осудили пожизненно, Яо Вэньюаня — на двадцать лет. Остальным назначили сроки от десяти до восемнадцати.

Через два года смертные приговоры были заменены на пожизненные.

В 1991 году 77-летняя Цзян Цин покончила с собой в заключении. Судьба Чжан Чуньцяо, строго говоря, неизвестна — из тюрьмы он не выходил, о его смерти официально не сообщалось. Ван Хунвэнь был освобождён по состоянию здоровья и умер в 1992 году в 59-летнем возрасте. А Яо Вэньюань ушёл на тот свет 23 декабря 2005 года. Его освободили по возрасту с учётом примерного поведения. Он вернулся в Шанхай, где и жил в старом доме своих родителей.

Печатная версия статьи вышла 15 января 2003 года в «Смене». В Сети текст появляется впервые

  • Алина

    Отличный текст. И содержательно, и стилистически.
    И нисколько не утратил актуальности.
    Читать очень интересно.
    Автору и редактору респект.