21 сентября 2014

«Жилище смирившихся» под властью Революционной партии

Цикл статей «Города розовые — города красные»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Многие десятилетия власть в расположенной в восточной части Африке Танзании принадлежит Революционной партии

Многие десятилетия власть в расположенной в восточной части Африке Танзании принадлежит Революционной партии

Многие десятилетия власть в расположенной в восточной части Африке Танзании принадлежит Революционной партии (имеющей на местном языке суахили аббревиатуру ЧЧМ).

В 60-е и 70-е годы Танзания развивалась по одному из сценариев «африканского социализма» — с однопартийной системой, высоким уровнем госсектора, кооперированием сельского хозяйства и независимой внешней политикой.

После происшедших на рубеже 1980-х и 1990-х годов в мире радикальных перемен танзанийский вариант социализма был серьёзно модифицирован и сегодня политика остающейся у власти и после демократических реформ начала 90-х ЧЧМ носит, скорее, умеренно социальный характер. Но поскольку правящая ЧЧМ участвует в деятельности Социалистического Интернационала и Прогрессивного форума, её можно с некоторой осторожностью квалифицировать как левоцентристскую силу.

Практически весь период после обретения Танзанией независимости столица страны Дар-эс-Салам находилась под управлением вначале Африканского национального союза Танганьики (партии-предшественницы ЧЧМ), а после и самой Революционной партии (с арабского языка Дар-эс-Салам переводится как «покорённая, мирная  область», «жилище покорённых, смирившихся»). Так что можно сделать такой вывод, что именно при революционерах этот город прошёл путь от небольшого рыбацкого городка (скажем, в начале 50-х годов прошлого века в Дар-эс-Саламе, название которого с местного языка переводится дословно как «жилище покорённых», проживали не более 70 тысяч человек). Ведь сегодня столица Танзании представляет собой целостный мегаполис, в котором по переписи 2012 года проживали 4365 тысяч человек.

Дар-эс-Салам, безусловно, является самым крупным и многочисленным городом страны, одним из крупнейших центров всей Восточной Африки. Созданное в середине 60-х годов XIX века поселение начало расти бурными темпами именно после достижения Танганьикой суверенитета. В начале нашего столетия ежегодный прирост населения в столице Танзании составляет 5,6%. В результате по плотности населения Дар-эс-Салам — третий город на «чёрном континенте». Вместе с пригородами в столичной агломерации сегодня проживают около 5 млн жителей.

Практически весь период после обретения Танзанией независимости столица страны Дар-эс-Салам находилась под управлением вначале Африканского национального союза Танганьики (партии-предшественницы ЧЧМ), а после и самой Революционной партии

Практически весь период после обретения Танзанией независимости столица страны Дар-эс-Салам находилась под управлением вначале Африканского национального союза Танганьики, а после и самой Революционной партии

И поныне ЧЧМ в полной мере контролирует управление столицей, имея стабильное большинство в муниципальном совете. С 2010 году столицу возглавляет член руководства Революционной партии Дидас Джон Маасабури. Он имеет богатый управленческий опыт, ибо до избрания мэром столицы работал на высоких должностях в министерствах образования и здравоохранения. 64-летний градоначальник считается признанным специалистом по менеджменту, в своё время он защитил диссертацию по бизнес-администрированию. Разумеется, все эти навыки и знания, полученные на прошлых должностях, весьма помогают Д. Д. Маасабури в его непростой работе в качестве мэра Дар-эс-Салама.

Между тем, проблем в столице Танзании немало. Дар-эс-Салам превратился в последние два десятилетия, когда Танзания активно включается в глобализационные процессы, в один из ведущих коммерческих и финансовых центров в Африке. Здесь очень развита торговля, средний бизнес, быстрыми темпами развивается финансовая система. Но в связи со всем с этим в город ежегодно стекаются всё новые и новые люди из аграрной глубинки.

Администрация ЧЧМ пытается, как может, решить остро стоящую перед столицей жилищную проблему, возводятся дома и здания в рамках программы социального жилья. И в то же время статистика свидетельствует о том, что на сегодня до 70% всего «жилого фонда» Дар-эс-Салама представляют собой малопригодные для проживания трущобы, обитатели которых не имеют достаточного доступа к воде и базовым услугам. Особенно это касается северных, наиболее бедных муниципальных округов столицы Танзании.

Ещё одна из серьёзных социальных проблем для Дар-эс-Салама — транспортная. И здесь Революционная партия действует в соответствии с долгосрочной программой развития инфраструктуры столичного транспорта. На данном направлении акцент делается на увеличении числа рейсовых автобусов и минибусов, находящихся в собственности частных перевозчиков.

Как обычно в случае с «левыми» городами, и в Дар-эс-Саламе местная администрация уделяет первостепенное значение развитию и финансированию различных культурных проектов. По меркам Восточной Африки в Дар-эс-Саламе функционируют очень неплохие музейные центры, в частности, Национальный музей Танзании и расположенный в пригороде столицы Деревянный музей, в котором под открытым небом представлены жилые строения 16 различных этнических групп, поживающих в стране. Многочисленные кружки для детей и молодёжи существуют при Доме искусств в Дар-эс-Саламе.

Большое значение местная власть отводит развитию физкультуры и спорта. В Дар-эс-Саламе имеется один из самых многочисленных в Восточной Африке стадионов, в столичном регионе наиболее популярны такие виды спорта, футбол, теннис и лёгкая атлетика.

Танзания является страной, считающейся одним из лидеров в образовательной сфере в Восточной Африке. И Дар-эс-Салам здесь также идёт в авангарде. Дети здесь охвачены повсеместным младшим образованием, с каждым годом в городе и его пригородах увеличивается число новых школ и лицеев. Среди наиболее сильных высших учебных заведений города и страны фигурируют Университет Дар-эс-Салама (в его составе обучаются 19 тысяч студентов различных уровней и факультетов) и Университет Арухи.

Разумеется, далеко не все социальные проблемы в столице Танзании решены; скажем, по-прежнему острой остаётся тема безопасности, в бедных частых Дар-эс-Салама нередко происходят убийства и насильственные преступления. Однако город продолжает расти и развиваться, он представляет реальный африканский мегаполис начала XXI века.

Тексты из цикла «Города красные — города розовые»:

Руслан КОСТЮК. Измир — светская столица Турции
Руслан КОСТЮК. Город-праздник остался за левыми
Руслан КОСТЮК. Сантьяго под властью левой Моралес
Руслан КОСТЮК. Рижский замок социал-демократии
Руслан КОСТЮК. ГВАДАЛАХАРА — мексиканский город будущего
Руслан КОСТЮК. ЙОХАННЕСБУРГ — город, где жил Мандела

Руслан КОСТЮК. Красная Вена жива и процветает
Руслан КОСТЮК. ПОРТУ-АЛЕГРИ — столица демократии участия
Руслан КОСТЮК. КРАКОВ — польская аномалия
Руслан КОСТЮК. МАНАГУА — бастион сандинизма
Руслан КОСТЮК. Браззавиль — розовый город с красными отблесками
Руслан КОСТЮК. Нагоя: работотехника, ремёсла и зелёный мэр
Руслан КОСТЮК. Мэр Неаполя левеет, освобождая город от каморры
Руслан КОСТЮК. Родной город Че и Месси – модель прямой демократии
Руслан КОСТЮК, Ирина ПОДМАРЬКОВА. Брюссель: противоречия «столицы Европы»
Руслан КОСТЮК. Ванкувер – зелёная столица Канады в розовой рамке
Руслан КОСТЮК. Дакар — красная точка Чёрного континента
Руслан КОСТЮК. Колката: между трущобами и высокими технологиями
Руслан КОСТЮК. Копенгаген и социал-демократия: сто лет вместе
Руслан КОСТЮК. «Футбольная столица» мира выбирает левых
Моника ФЕЙН: «Это непросто – одновременно оппонировать неолиберализму и популизму»
Руслан КОСТЮК. Берлин – столица, обращённая в будущее
Виктор ХЕЙФЕЦ: «По уровню ВВП Мехико находится на седьмом месте среди городов мира»