20 мая 2014

Беларусь is the next target

Владимир ТИТОВ

Футурологическая гипотеза

Национальная идея, которую долго и безуспешно искали премудрые политтехнологи Кремля без малого четверть века, наконец найдена. Как выяснилось, российская национальная идея — это отнюдь не богатая и комфортная жизнь большинства населения, не права и свободы, не аморфные «социальная справедливость» и «сбережение народа». И даже не стабильность и духовные скрепы. Национальная идея, способная воодушевить население России, внушить ему уверенность в завтрашнем дне и помочь примириться с временными трудностями — это собирание земель и расширение державы.

Кто следующий

Присоединение Крыма (которое за границей России большинство называет «аннексией», если не похуже) вызвало у россиян взрыв неподдельного энтузиазма. Радовались те, кто в Крыму никогда не был и не собирался — потому что в Турции и Египте круче и по деньгам дешевле. Радовались те, кто считал политику уделом жуликов и лохов, а про Украину знал, что «хохлы воруют наш газ». Слились в экстазе консерваторы и революционеры, коммунисты и единороссы, патриоты и либералы, Эдуард Лимонов и Егор Просвирнин, Владимир Тор и Эдуард Багиров. А индекс счастья россиян достиг четвертьвекового максимума. Новости о санкциях вызывают у трудящихся воодушевление — «ишь, как наши достали этих буржуев!» А подпавшие под санкции чиновники гордятся ими, как юные радикалы гордятся количеством административных арестов.

Присоединению Крыма радовались и те, кто считал политику уделом жуликов и лохов, а про Украину знал, что «хохлы воруют наш газ»

Присоединению Крыма радовались и те, кто считал политику уделом жуликов и лохов, а про Украину знал, что «хохлы воруют наш газ»

Именно весной 2014 года Владимир Путин получил право именоваться национальным лидером без каких-либо скептических кавычек. Этот пожилой товарищ с профессионально-неброским лицом, которое сейчас знает весь мир, олицетворяет собой устремления большей части населения России — восстановить СССР и показать всем кузькину мать. И, очевидно, он предпримет дальнейшие усилия в этом направлении. Потому что всем очевидны выгоды, которые получает власть (то есть национальный лидер и его окружение) от своих завоеваний.

Во-первых, «собирание земель» гарантирует искреннюю и неподдельную любовь населения — и, соответственно, снижение оппозиционных настроений до уровня, которым можно пренебречь. В самом деле: стоит ли переживать по поводу растущих тарифов, фальшивых выборов, уголовных дел за комментарии в блогах, плохих дорог и «гостей с юга», когда держава расширяется?! Только национал-предатель может позволить себе недовольное ворчание!

Во-вторых, чингисханские подвиги сулят значительную прибыль в виде активов, отжатых у соседей. Разумеется, благосостояние основной части населения, в лучшем случае, не слишком ухудшится. Но разве кто-то тут говорит о населении? Население будет радоваться расширению границ и унижению «геополитических врагов». А выгоду получат серьёзные люди.

Словом, можно с уверенностью заявлять, что «возвращением Крыма» наши «собиратели земель» не ограничатся.

Кто следующий?

Логично ожидать, что российские власти попытаются отгрызть ещё один кусок от Украины. В настоящее время две восточные области — Донецкая и Луганская — принадлежат украинскому государству чисто номинально. «Антитеррористическая операция» украинских силовиков проходит ни шатко, ни валко, но и «ополченцы Донбасса» не смогут добиться серьёзного успеха без прямой военной поддержки Москвы. Москва же демонстрирует приверженность умеренной линии: она признает Украину в её нынешних границах (без Крыма) и пока не намерена вторгаться в её пределы.

Конечно, Владимир Владимирович славится умением делать нестандартные ходы, и миротворцы ОДКБ могут появиться на Украине в любой момент. Но пока что «Луганско-Донецкая народная республика» вынуждена довольствоваться моральной поддержкой России и участием российских «добровольцев».

Именно весной 2014 года Владимир Путин получил право именоваться национальным лидером без каких-либо скептических кавычек. Этот пожилой товарищ с профессионально-неброским лицом, которое сейчас знает весь мир, олицетворяет собой устремления большей части населения России — восстановить СССР и показать всем кузькину мать

Именно весной 2014 года Владимир Путин получил право именоваться национальным лидером без каких-либо скептических кавычек. Этот пожилой товарищ с профессионально-неброским лицом, которое сейчас знает весь мир, олицетворяет собой устремления большей части населения России — восстановить СССР и показать всем кузькину мать

Не стоит забывать, что Донбасс находится в сложной социально-экономической ситуации. И гражданская война вряд ли способствует её улучшению. А присоединять к России край, где носителем суверенитета является свободный вооружённый человек — идея сомнительная. Верховная власть кое-как справляется с удержанием Кавказа, засыпая золотом лояльных лидеров и закрывая глаза на их шалости. Получить ещё один «Кавказ», только славянский, закармливать «народных мэров» и их вольные дружины — это не входит в планы нашего руководства.

Напротив, Кремль вполне устроит нынешнее положение Донбасса как перманентной горячей точки Украины. Понятно, что стране, воюющей против собственных провинций, экономическое чудо не грозит. Маловероятно и принятие такой страны в полноправные члены ЕС и тому подобных респектабельных сообществ. Бедная, воюющая, раскалываемая изнутри Украина — отличное пугало для россиян: «Смотрите, к чему приводят революции, национализм, преклонение перед загнивающим Западом!».

Поэтому можно предположить, что Новороссия пока подождёт.

Рассмотрим другие азимуты.

Вряд ли стоит ожидать вторжения Российской Федерации в Закавказье (или, как теперь принято говорить, на Южный Кавказ). Все страны этого региона находятся в состоянии замороженных конфликтов, и любезная сердцу патриота «реконкиста» может иметь весьма неприятные последствия. Профит, как экономический, так и политический, будет ничтожен по сравнению с политическими, экономическими, и то и военными издержками.

Маловероятна и экспансия на среднеазиатском направлении. Конечно, присоединение слаборазвитых азиатских республик технически возможно. Местные ханы-президенты, поломавшись, согласились бы поступиться формальным суверенитетом и превратиться в этаких среднеазиатских Кадыровых. Вот только Москва отнюдь не горит желанием взять их на баланс. Ибо бюджет не резиновый, а совокупная прибыль от присоединения азиатских республик — с их обветшалой инфраструктурой и одичавшим населением — не покроет расходы по их содержанию.

Для Кремля присоединять к России край, где носителем суверенитета является свободный вооружённый человек — идея сомнительная

Для Кремля присоединять к России край, где носителем суверенитета является свободный вооружённый человек — идея сомнительная

Есть ещё один момент. Кремлёвская антиукраинщина не в последнюю очередь обусловлена стремлением нашей власти наказать «укров» за Майдан. То есть причина разлада между двумя государствами лежит в области идеологии. Но между среднеазиатскими лидерами и Путиным идейных противоречий не существует. Напротив, российский лидер неоднократно делом доказал свою любовь к «евразийцам». Россия не объявила Нурсултана Назарбаева «лидером фашистской хунты» после расправы над жанаозенскими забастовщиками в 2011 году. Не прокляла Ислама Каримова за расстрел восставших в Андижане в 2005-м. Притеснения русских в азиатских республиках не вызвали у Кремля негодования. Российская власть заботливо поддерживает безвизовый режим с государствами Центральной Азии, чтобы безработные из этих стран могли трудиться в России и кормить свои семьи.

Независимости прибалтийских государств тоже ничто не угрожает. Там нет политических сил, стремящихся к сближению с Россией вплоть до вхождения в её состав. А присутствие в регионе военных НАТО исключает сценарий с использованием «стихийно возникших зелёных человечков».

Что касается планов некоторых горячих патриотов «вернуть» Финляндию или Аляску, то мы не станем останавливаться на них подробно — это компетенция медиков.

Остаются Молдова (точнее, Приднестровье) и Белоруссия.

Беларусь — скромно, но опрятно

Приднестровская Молдавская Республика стучится в российские ворота давно и безуспешно. Не помог даже отчаянный шаг — референдум о присоединении к России, состоявшийся в сентябре 2006 года. Кремль вежливо уклоняется от признания независимости ПМР. Официальная позиция России с начала девяностых неизменна: итогом «урегулирования» должно стать фактическое воссоздание единой Молдовы.

Сдержанность российского руководства имеет логическое объяснение. Признание независимости Приднестровья или присоединение его к России (что по сути одно и то же) сулит слишком много проблем и мало выгоды. Хозяйство непризнанной республики оставляет желать лучшего и явно не является лакомым куском для российских олигархов. С другой стороны, поднятие триколора над административными зданиями «Тираспольской области» не вызовет того восторга у российского населения, как «возвращение Крыма». Потому что республика на Днестре не занимает умы большинства россиян, и приднестровские дела не вызывают в их душе живого отклика.

Да и в самом Приднестровье градус пророссийского энтузиазма ощутимо снижается. С недавних пор, когда Молдова установила безвизовый режим с ЕС, многие приднестровцы задумались о получении молдавских паспортов.

Поднятие триколора над административными зданиями «Тираспольской области» не вызовет того восторга у российского населения, как «возвращение Крыма»

Поднятие триколора над административными зданиями «Тираспольской области» не вызовет того восторга у российского населения, как «возвращение Крыма»

А вот с Белоруссией дело обстоит интереснее.

Не погрешим против истины, назвав Республику Беларусь самым успешным государством на постсоветском пространстве — особенно если учесть, что получили белорусы по итогам раздела советского наследства и как они этим распорядились. Выходов к морям эта страна не имеет, богатыми недрами не располагает, белорусские «дерьмово-подзолистые» почвы не идут ни в какое сравнение с полтавскими и воронежскими чернозёмами. Плюс чернобыльский радиоактивный след.

В активе были многочисленные промышленные предприятия, БССР называли «сборочным цехом Советского Союза». Но организовать работу сборочного цеха труднее, чем наладить продажу сырой нефти или превратить страну в ферму по разведению гастарбайтеров.

А современная Белоруссия — страна с эффективной экономикой. Белорусы сохранили и развивают машиностроение и сельское хозяйство, российский средний класс ценит белорусскую мебель и белорусскую обувь за оптимальное соотношение цены и качества. А для характеристики развития IT в Белоруссии отметим, что популярная игра WorldofTanks разработана белорусской компанией.

«Белоруссия начинается с настоящих дорог. Едешь-едешь по псковщине — и вдруг оказываешься в Европе, — делится впечатлениями петербургский политик и публицист Сергей Гуляев. — Подстриженная трава вдоль обочин, чистота, гладкий асфальт, разметка, многочисленные стильно оформленные и оборудованные стоянки. А самое главное — распаханные и ухоженные поля! Ни клочка заброшенной пашни, кругом жёлтые посевы рапса, зелень озимых, пашущие трактора, пасущиеся на выгонах стада коров, работающие в поле люди. Посёлки все живые, заборчики вокруг домов ровненькие и покрашенные, сами дома скромные, но жилые. Практически перед каждым двором — куры или гуси, где телёнок или корова привязаны, где конь. После заросших борщевиком и полуразрушенных заколоченных домов тут все радует глаз!»

«Скромно, но опрятно» — таково первое впечатление о Беларуси у российских туристов. Уровень жизни белорусов, бесспорно, отличается от московского или петербургского не в лучшую сторону. Однако по сравнению с большинством регионов бывшего СССР — да и с некоторыми областями России — Белоруссия представляется островом благополучия. И, разумеется, эта страна является лакомым куском для рейдеров с востока.

«У них глаз горит на государственную собственность в Беларуси, которая сегодня не приватизирована», — в присущей ему образной манере выразился однажды белорусский президент Александр Лукашенко.

Вот только для рейдерского захвата вкусных белорусских активов необходимо политическое подчинение. А подчинить «бульбашей» пока не получается. В своё время Лукашенко пришёл к власти, обещая дружбу и сотрудничество с Россией. В 1995-м он организовал референдум, по итогам которого русский язык стал равноправным государственным языком (де-факто — языком номер один в республике). А в апреле 1996 года даже было провозглашено создание Союзного государства России и Белоруссии. Но при этом Лукашенко не спешит произносить вассальную клятву. Он, напротив, постоянно подчёркивает, что партнёрские отношения могут развиваться только на основе равноправия и взаимного уважения. И хотя Россия объективно является главным партнером Белоруссии в экономике и в политике, а отношения республики с Евросоюзом, мягко говоря, непростые, минские власти стараются не доводить дело до разрыва с Западом. Так, недавно глава МИД Республики Беларусь Владимир Макей даже заявил, что его страна могла бы вступить в Евросоюз «в отдалённой перспективе».

В активе Беларуси были многочисленные промышленные предприятия, БССР называли «сборочным цехом Советского Союза». Но организовать работу сборочного цеха труднее, чем наладить продажу сырой нефти или превратить страну в ферму по разведению гастарбайтеров

В активе Беларуси были многочисленные промышленные предприятия, БССР называли «сборочным цехом Советского Союза». Но организовать работу сборочного цеха труднее, чем наладить продажу сырой нефти или превратить страну в ферму по разведению гастарбайтеров

Кроме того, официальный Минск отказывает в поддержке Москве по некоторым принципиальным вопросам, тем самым ставя старшего партнёра в неудобное положение. Например, Белоруссия не признала независимость Абхазии и Южной Осетии, а весной 2014 года Лукашенко достаточно однозначно высказался против «федерализации» Украины.

У российской стороны подобные выходки вызывают раздражение, едва ли не большее, чем стремление союзников выторговать себе газ по льготной цене. До недавнего времени подобные размолвки не шли дальше дипломатического рычания и разоблачительных статей в официальной прессе, где маститые экономисты доказывали, что Беларусь на краю пропасти, и только доброта российских партнёров удерживает братскую республику от краха. Впрочем, иногда российские державники сбивались с тона и обличали «европейских спонсоров минского режима», которые, вместо того, чтобы задушить белорусов санкциями, торгуют с ними.

Но после Крыма можно ожидать, что однажды серьёзные люди задумаются об окончательном решении белорусского вопроса. Благо технически это возможно: республика имеет общую границу с Россией (достаточно протяжённую и совершенно условную) и наводнена российскими войсками.

Момент истины может наступить в самое ближайшее время.

Осенью 2015 года состоятся выборы главы Республики Беларусь. Многие уверены, что знают фамилию победителя заранее, а принципиальными оппонентами действующего президента станут прозападные оппозиционеры. Однако жизнь раз за разом показывает, что оперировать штампами бесперспективно и вредно.

Беда всегда приходит оттуда, откуда не ждали. В один прекрасный день против Лукашенко могут подняться не прозападные либералы-националисты «пад бел-чырвона-белым сьцягам», а пророссийские советские патриоты, подпоясанные георгиевской ленточкой, с портретами Путина и Ленина-Сталина.

Попытаемся представить, как это может быть.

Операция «Кандидат»

На выборах, до которых осталось чуть больше года, среди прочих соискателей регистрируется некий кандидат. Мы так и будем называть его — Кандидат, для простоты. Он громогласно обвиняет Лукашенко в «саботаже воссоединения братских народов», в стремлении усидеть на двух стульях и чуть ли не в том, что президент хочет продать страну западным империалистам. Заметим, что поначалу о присоединении Белоруссии к России сам Кандидат не говорит. Об этом сперва осторожно, потом всё более откровенно говорят его сторонники. Одни соблазняют белорусов запредельными пенсиями и зарплатами, которые получают трудящиеся в России. Другие надрывно вспоминают Великую Победу над фашизмом, которая была и остаётся одна на всех. Третьи пугают конспирологично настроенную аудиторию коварными планами Евросоюза, США и НАТО. Намекают, что своими глазами видели документы, подписанные лично Лукашенко, о продаже МАЗа и БелАЗа западным автомобильным концернам. Рассказывают о том, что в городе-герое Минске свила паучье гнездо грузинская разведка, которая готовила проамериканский переворот в братской России.

После Крыма можно ожидать, что однажды серьёзные люди задумаются об окончательном решении белорусского вопроса. Благо технически это возможно: республика имеет общую границу с Россией (достаточно протяжённую и совершенно условную) и наводнена российскими войсками

После Крыма можно ожидать, что однажды серьёзные люди задумаются об окончательном решении белорусского вопроса. Благо технически это возможно: республика имеет общую границу с Россией (достаточно протяжённую и совершенно условную) и наводнена российскими войсками

Официальная Москва ведёт себя сдержанно. Российские телеканалы уделяют Кандидату лишь чуть больше внимания, чем остальным. Однако в народно-патриотической блогосфере наблюдается подъём энтузиазма. Объявляется набор волонтёров в братскую Беларусь для поддержки Кандидата — с намёком, что, возможно, помощь братскому народу не ограничится раздачей агитационных буклетов.

И вот наступает момент истины. Кандидат объявляет, что его мечта — это воссоединение родной Белоруссии с Россией в единое государство.

Он опять-таки не спешит говорить, что собирается присоединить к Российской Федерации «шесть западных губерний». Он только сказал, что таков его идеал. Но Центральная избирательная комиссия в Минске делает ему строгое замечание. В ответ Кандидат кричит на весь мир, что его пытаются снять с выборов по идеологическим мотивам, потому что он представляет слишком серьёзную угрозу «гегемонии лукашизма». Западные лидеры заявляют о недопустимости снятия оппозиционных кандидатов. Лукашенко в растерянности оглядывается на Москву, но оттуда несётся окрик: соблюсти демократическую процедуру!

Тем временем в Минске и других крупных городах сторонники Кандидата выходят на демонстрации. Площади пестрят российскими триколорами, красными и «георгиевскими» флагами. Собравшиеся славят Кандидата и скандируют «Рос-си-я!» Демонстрации не санкционированы, но милиции дан приказ не вмешиваться, если только не будет явных нарушений порядка.

Явных нарушений нет. Пока.

Российские СМИ начинают уделять Белоруссии всё больше внимания. Показывают заброшенные деревни где-то в Пинской области, где, забытые всеми, без электричества, среди болот и разбитых дорог, доживают ветераны войны и партизанского движения. Выходят интервью с белорусскими гастарбайтерами в России. Сельские парубки рассказывают, что уехали с Гомельщины, чтобы спастись от нищеты и безнадеги, и удивляются, что в России «вот так просто можно заработать две тонны баксов!» Корреспондент спрашивает у белоруса, готов ли тот поддержать Кандидата. «Если буду голосовать, то только за него. Лука уже всё, что мог, сделал. Во что страну (пи-ип!) превратил!»

Но появляются в российских СМИ и другие гости из Белоруссии. Это бывшие правительственные чиновники и директора предприятий, которые хорошо поставленными голосами рассказывают о коррупции, пронизавшей весь аппарат белорусского государства.

Российское политическое сообщество бушует. Бессменный лидер ЛДПР, который сперва поддержал Лукашенко и обозвал Кандидата «наследником ленинско-сталинских головорезов, бандитов, русофобов», очень быстро меняет позицию на 180 градусов. КПРФ собирается на внеочередной съезд. Сторонники проверенной десятилетиями дружбы с Лукашенко и поклонники Кандидата разделились примерно поровну. Партии грозит реальный раскол, и Зюганов, после консультации с товарищами со Старой площади, делает заявление, что партия «уважает суверенитет Белоруссии, выбор белорусского народа и его стремление к воссоединению с братским русским народом» (Аплодисменты).

Мадам Ципко - любимый персонаж видеорепортажей российских СМИ, знаменитая гастролерша из Одессы, которая представляла в Киеве на Антимайдане «солдатских матерей», в Крыму — беженцев от зверств киевских бандеровцев, отметилась гастролями и видеоинтервью в Харькове и Донецке и, конечно же в самой Одессе, сбором средств для Куликова поля, а потом внезапно обнаружилась в Москве возле посольства Украины с новой серией страшилок

Мадам Ципко — любимый персонаж видеорепортажей российских СМИ, знаменитая гастролерша из Одессы, которая представляла в Киеве на Антимайдане «солдатских матерей», в Крыму — беженцев от зверств киевских бандеровцев, отметилась гастролями и видеоинтервью в Харькове и Донецке и, конечно же в самой Одессе, сбором средств для Куликова поля, а потом внезапно обнаружилась в Москве возле посольства Украины с новой серией страшилок

Тем временем десятки активистов из России спешат на помощь Кандидату. Российские и местные волонтёры работают бесплатно, однако их питание, проживание и разъезды оплачиваются щедрыми доброжелателями. Вскоре российские СМИ публикуют интервью с одним из таких спонсоров. Это белорусский предприниматель средней руки, который рассказывает, что в его родной республике бизнес задавили налогами: «Когда войдём в Россию, такого беспредела не будет».

Это интервью появляется очень кстати, потому что в западных, а также в некоторых белорусских газетах начинают высказывать осторожные предположения, что Кандидата финансируют с востока. Замечания отдельных белорусских политиков и журналистов, что такого бизнесмена, кажется, не существует в природе, остаётся незамеченным.

Волонтёры Кандидата добираются до каждого городка, до каждого села. В одном городе у группы агитаторов случается конфликт с местной молодёжью. Милиция задерживает всех участников драки. О, неожиданность: пятеро из восьми агитаторов — россияне! «Интернационалистов» депортируют, впрочем, не всех. Двое агитаторов — россиянин и белорус — так отличились в потасовке, что их решено задержать до суда. Команда Кандидата получает первых политзаключённых. Начинается шумная кампания за их освобождение. На российских телеканалах выходит фильм об ужасах белорусских тюрем и неправосудных приговорах, которые выносят «лукашенковские» судьи.

Лукашенко, обложенный, как волк, пытается маневрировать. Чтобы понравиться Европе, он распоряжается освободить нескольких статусных оппозиционеров и продавливает закон об отмене смертной казни. Начинает усиленно заманивать в республику западных инвесторов, давая понять, что взаимовыгодное сотрудничество с белорусскими предприятиями возможно лишь в том случае, если он останется президентом. Одновременно в белорусских СМИ начинается запоздалое контрнаступление. Рассказывается о криминальной приватизации в России, о социальном неравенстве, коррупции и межнациональных конфликтах. Одновременно КГБ начинает искать источники, откуда поступает финансирование кампании Кандидата. Следствие продвигается туго: налицо явный саботаж.

Кандидат идёт ва-банк: он объявляет, что после своего избрания проведёт референдум о вхождении Белоруссии в состав России. Группа поддержки по обе стороны границы встречает это заявление с восторгом. ЦИК в Минске, сжав зубы, молчит. «Политические туристы» из России наводняют Белоруссию и ведут себя всё более напористо. Всё чаще случаются стычки с агитаторами конкурентов или с милицией. Сторонников Кандидата задерживают, сам Кандидат громогласно жалуется на преследование со стороны «прогнившего режима».

Незадолго до дня голосования КГБ удаётся получить прямые доказательства несамостоятельности Кандидата. Есть партия агитационной продукции, отпечатанной в российской типографии неизвестно на какие деньги, есть несколько видеозаписей переговоров Кандидата с высокопоставленными российскими чиновниками, военными, спецслужбистами и крупными олигархами. Речь идёт о поддержке кампании Кандидата и о последующем распиле белорусских активов. Кандидат снят с выборов, в отношении него возбуждено уголовное дело по нескольким статьям.

Но процесс уже не остановить. Местные сторонники Кандидата (достаточно многочисленные, хорошо организованные и отлично мотивированные) вместе с политическими туристами из России начинают кампанию неповиновения. В Минске бушует многочисленный, но относительно мирный бессрочный митинг, а вот в регионах протестующие перекрывают железнодорожные пути и автомагистрали, блокируют административные здания. В нескольких городах мобильные группы «доведённых до отчаяния жителей», демонстрируя отменную выучку, штурмуют отделы милиции и захватывают оружие. Над административными зданиями поднимаются российские флаги. Отмечены случаи перехода милиции на сторону протестующих. Управляемый хаос местами превращается в неуправляемый.

Москва требует от Лукашенко гарантировать безопасность российских граждан, находящихся в республике, а в особенности — дислоцированных в Белоруссии российских воинских частей. Российская сторона заявляет о готовности помочь соседям навести порядок. Тем временем российские военные берут под контроль близлежащие городки и посёлки — разумеется, по просьбе местных трудящихся, напуганных разгулом революционной стихии…

…Разумеется, это фантастика. Но ещё полгода назад нам показались бы фантастикой фронтовые сводки из Славянска, Краматорска и Мариуполя.

Читайте также:

Дмитрий ЖВАНИЯ. В Беларуси я испытал смешанные чувства