23 декабря 2013

«Спаси и сохрани»: отъём собственности под сенью федерального закона

Кира РЕШЕТНИКОВА

Разработанный всего за два месяца и пять миллионов бюджетных рублей очередной «Проект зон охраны…» Петербурга и стараются максимально засекретить — обсуждают его пока только члены рабочей группы «по реконструкции исторического центра». Но уже сегодня совершенно очевидно, что сам документ и всё с ним связанное обречено на скандал. Даже склонные к «доброжелательным переговорам» парламентарии признаются, что «проект вызывает огромное количество вопросов», и что «авторы наломали дров»; а получившие несанкционированный доступ к материалам градозащитники высказываются и того жёстче: «данный проект не отвечает требованиям охраны культурного наследия».

То, что программа т. н. «сохранения и развития» исторического центра Петербурга», не будучи не только принятой к реализации, но даже ещё толком разработанной, уже вызывает массу вполне обоснованных опасений, само по себе не новость. Однако стремление властных структур и депутатского корпуса продвинуть этот «реновационный сырец» постоянно подкидывает всё новые и новые информационные поводы.

Вот, например, дом в Дегтярном переулке, 26, 1905 года постройки, в судьбе которого был некогда заинтересован сам Герман Греф, - уже расселённый против воли жителей и ожидающий своей участи

Вот, например, дом в Дегтярном переулке, 26, 1905 года постройки, в судьбе которого был некогда заинтересован сам Герман Греф, — уже расселённый против воли жителей и ожидающий своей участи

На состоявшееся в Смольном в самом конце октября заседание только что созданного Совета по сохранению и развитию территорий исторического центра Петербурга смогли попасть далеко не все желающие. Некоторых гражданских активистов, несмотря на предварительную аккредитацию, не пустили в зал под надуманными предлогами — мол, путаница в списках и т. д. Но даже те, кто всё-таки оказался в списках, либо не имели возможности озвучить свои вопросы, либо не получили на них сколько-нибудь внятных ответов. Поэтому так и осталось непонятным, например, зачем нужно было создавать отдельный Совет по сохранению и развитию исторического центра, когда есть Совет по сохранению культурного наследия Санкт-Петербурга? Почему программу сохранения и развития исторического центра разрабатывает Комитет по экономической политике и стратегическому планированию, а не КГИОП — специально уполномоченный орган в области сохранения культурного наследия? Для чего понадобился федеральный закон «О сохранении исторического центра Петербурга», разработанный в Смольном и меняющий нормы жилищного законодательства на «развиваемых» территориях?

Незадолго до этого жители центра города провели в Коломне альтернативные общественные слушания, которые стали своего рода мастер-классом, на котором вскрывались подводные камни грядущей реновации центра. Многие активисты обращались к печальному опыту уже «реконструированных» или подлежащих в ближайшее время «реконструкции со сносом» исторических зданий и их обитателей и проводили не предвещающие ничего хорошего аналогии.

Вот, например, дом в Дегтярном переулке, 26, 1905 года постройки, в судьбе которого был некогда заинтересован сам Герман Греф, уже расселённый против воли жителей и ожидающий своей участи. Владельцам великолепных, только что отремонтированных, отдельных квартир в качестве «равноценного жилья» предлагали хоромы на выселках, в нескольких километрах от станций метро «Ладожская» или «Старая Деревня», в панельных домах, с потолками на метр ниже. А из коммуналок людей пытались переселить… снова в коммуналки — только на окраинах. В формах № 7 и № 9 («Характеристика жилого помещения» и «Справка о регистрации»), которые выдавали жильцам, в двух соседних строчках значилось: «Расселяется на капремонт» — и тут же: «Дом аварийный, подлежащий сносу».

С некоторых пор, по данным градозащитников, угроза нависла над домом 1850 года постройки по Загородному проспекту, 2 (Большой Московской, 1-3)

С некоторых пор, по данным градозащитников, угроза нависла над домом 1850 года постройки по Загородному проспекту, 2 (Большой Московской, 1-3)

С некоторых пор, по данным градозащитников, угроза нависла над домом 1850 года постройки по Загородному проспекту, 2 (Большой Московской, 1-3). Есть неофициальная информация о том, что это большое старинное домовладение собираются признать аварийным, а жителей планируют то ли переселить в маневренный фонд, то ли перевести на их счета (на добровольно-принудительной основе) «выкупную стоимость» квартир. Заметим, собственникам дома в Дегтярном, чтобы получить за свою недвижимость хотя бы более-менее адекватные деньги, пришлось самим заказывать коммерческую оценку жилья и проходить через изнурительные судебные тяжбы. До судов им намеревались выплатить гораздо меньшие суммы, исходя из некой «средней цены квадратного метра по району» (это как «средняя температура по больнице»).

Сидят на чемоданах и жильцы дома по Тележной улице, 23 (постройка 1901 года, архитектор Василий Шауб, стиль модерн). Они в течение двух лет оспаривали признание своего дома аварийным и подлежащим сносу. В суды двух инстанций были представлены документы, доказывающие, что здание является крепким, износ его сравнительно небольшой, и оно требует лишь выборочного капитального ремонта, но никак не сноса. Однако суд не внял этим доводам. «Мы ничего не смогли сделать как в глухую стену», разводит руками адвокат истцов Евгений Баклагин. В чём состоят «государственные нужды», требующие непременного уничтожения ценного исторического здания, ответ на этот вопрос жители так и не получили. А суммарно так называемой «реконструкции» подлежит целый исторический квартал это дома по Тележной улице с 21-го по 31-й.

Чем уже обернулась «реконструкция» особняка Шишмарёва (Невский, 3) надстроенного уродливым пентхаусом, или, например, во что превратилось некогда стильное, с выверенными пропорциями здание по Миллионной улице, 12, на котором выросла аж двухэтажная мансарда, расписывать в красках, пожалуй, излишне. Достаточно пройтись по центру города и своими глазами увидеть последствия этих, с позволения сказать, «улучшений истории».

Чем уже обернулась «реконструкция» особняка Шишмарёва (Невский, 3) надстроенного уродливым пентхаусом, или, например, во что превратилось некогда стильное, с выверенными пропорциями здание по Миллионной улице, 12, на котором выросла аж двухэтажная мансарда, расписывать в красках, пожалуй, излишне

Чем уже обернулась «реконструкция» особняка Шишмарёва (Невский, 3) надстроенного уродливым пентхаусом, или, например, во что превратилось некогда стильное, с выверенными пропорциями здание по Миллионной улице, 12, на котором выросла аж двухэтажная мансарда, расписывать в красках, пожалуй, излишне

Ещё больше обезображен всевозможными надстройками комплекс зданий, образующих квартал вокруг собора Святого Петра (Петрикирхе), это дома по Невскому, 22-24, Большой Конюшенной, 10-12-14, и Малой Конюшенной, 5-7-9. Именно здесь, кстати, оборудован скандально известный частный отель, помимо прочего, «поглотивший» две комнаты, принадлежащие петербуржцу, гражданскому активисту Юрию Зудову. Пока тот ухаживал за больной мамой в другой части города, семейство авторитетного бизнесмена Михаила Мохначёва «перепланировало» его недвижимость (разумеется, абсолютно незаконно, без ведома собственника) в гостиничный номер. Сколь далеко простираются намерения «перепланировщиков» и «реконструкторов», сколь тесна их смычка с районными чиновниками и каковы масштабы безнаказанности тех и других, говорит тот красноречивый факт, что и дом на Миллионной, 12, надстроил, сопровождая реализацию «проекта» конфликтами, переходящими в побоища, всё тот же бизнесмен Мохначёв. И по обоим адресам он без труда получил все необходимые разрешения и согласования от властей!

Сейчас, в свете последних событий, Юрий Зудов обратился к петербуржцам, чьи дома и кварталы, потенциально попадают в программу реновации центра, с призывом отстаивать свои права в рамках юридических процедур. Для начала Зудов предлагает подавать «упреждающие» исковые заявления в суд. Сам он это уже сделал. По мнению экспертов, на данном этапе подобные иски и кампания в целом вряд ли имеют юридическую перспективу, но с точки зрения привлечения внимания к проблеме и мобилизации активной части населения на борьбу с произволом, могут быть весьма полезны.

Между тем в середине декабря уже стала появляться информация о том, куда Смольный планирует переселять жителей «реконструируемого» центра. Например, это анклав в Петродворцовом районе, по сути, отрезанный, как от Петергофа, так и от «большого» Петербурга, с неразвитой инфраструктурой и целым рядом других серьёзных проблем, где собираются выстроить массив многоквартирных домов для «переселенцев». Эксперты успели позиционировать этот масштабный проект как «гетто». Правда, власти обещают, что мыкаться здесь старожилам исторического центра предстоит лишь несколько лет, а затем они смогут вернуться в привычные для себя условия. Но в эти обещания мало кто верит.

Читайте на эту тему:

Судьба рядовой архитектуры на примере дома по Дегтярному, 26

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА. Александрино: когда деревья становятся пнями

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА. Старые стены: зачем их медленно убивают

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА. Небожители занимают крыши и чердаки

Алексей ЯРЭМА. Как архитектурное наследие зачисляют в хрущёвки