4 октября 2013

Мультикультурализм оборачивается новой конкистой

Александра МАХОВА, аспирантка факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета

Акция исламистов в Лондоне.На плакате написано: "Ислам будет преобладать"

Акция исламистов в Лондоне.На плакате написано: «Ислам будет преобладать в мире»

«В начале 1960-х наша страна пригласила иностранных рабочих в Германию, и сейчас они здесь живут. Некоторое время мы сами себя обманывали и говорили себе: “они у нас не останутся, когда-нибудь они уедут”, но так не произошло. И, конечно же, наш подход состоял в мультикультурализме, в том что мы будем жить рядом и ценить друг друга. Этот подход провалился, совершенно провалился», заявила канцлер Германии Ангела Меркель на конференции молодёжной организации ХДС в Потсдаме три года назад — осенью 2010 года (1).

Сложности с урегулированием этнокультурных проблем мы наблюдаем сегодня и в других странах Западной Европы, где велик процент иммигрантского населения: во Франции, Великобритании, Нидерландах, Швейцарии, Австрии, Бельгии, Италии, Швеции и др.

Мавры делают своё дело

Вслед за выступлением канцлера Германии несостоятельность нынешней модели отношений между коренными европейцами и иммигрантами признали бывший президент Франции Николя Саркози и премьер-министр Британии Дэвид Кэмерон. Последний даже предложил совсем отказаться от политики мультикультурализма и защитить западные ценности от исламского экстремизма (2). Однако проблема современной Европы не в том, что приезжающие иммигранты остаются в стране пребывания насовсем, а том они не желают жить по законам и традициям европейских государств, зачастую навязывая свой образ жизни коренным европейцам и выражая неуважение к их ценностям.

Порой это проявляется в анекдотичных формах. Например, несколько лет назад в Великобритании был скандал, когда мусульманская община потребовала убрать персонажа по имени Пятачок (по-английски Пиглета) из детской сказки про Винни-Пуха, а также не продавать игрушечных поросят, поскольку «это оскорбляет взор мусульманского ребёнка» (3).

Такие смешные акции совершаются с целью «прощупать европейское общество», исходя из принципа: «если уступят в малом, уступят и в большом». И европейцы всё чаще сдают позиции из опасения, что их заподозрят в расизме. Так, в декабре 2012 года против решения брюссельских властей установить к предстоящему Рождеству на центральной площади столицы Гранд-пляс выступила член муниципального совета Бианка Дебэтс: якобы елка как символ христианского Рождества может задеть чувства представителей других религий. По её словам, именно из таких «соображений деликатности» традиционный брюссельский «Рождественский рынок» недавно переименовали в «Зимние удовольствия». «И что теперь последует за этим? – задавался вопросом один из блогеров. — Отменят яйца на Пасху, потому что они являются напоминанием о Воскресении?»

Болельщиков испанского королевского клуба, легендарного мадридского «Реала», были шокированы решением его руководства снять с клубной эмблемы крест, присутствовавший там с 1920 года, когда король Испании Альфонсо XIII даровал клубу своё высочайшее покровительство. Руководство клуба заявило, что это сделано для укрепления популярности «Реала» из Мадрида среди мусульман Европы и Ближнего Востока.

Руководители футбольного клуба "Реал-Мадрид" сняли с клубной эмблемы крест... чтобы не обижать мусульман

Руководители футбольного клуба «Реал-Мадрид» сняли с клубной эмблемы крест… чтобы не обижать мусульман

Известно, что крест, используемый в качестве символа или эмблемы, не в первый раз вызывает раздражение мусульман, проживающих в Европе. Так, бурное возмущение мусульман Швейцарии вызвала рекламная кампания швейцарского авиаперевозчика “Swiss Air”. Слоган «Крест это козырь» (“Kreuz ist Trumpf”), размещённый над изображением самолёта, показался представителям мусульманской общины бестактным и оскорбительным. Между тем, в этом слогане содержится двойной смысл: во-первых, он ассоциируется с флагом Швейцарии (белый крест на красном фоне), во-вторых, напоминает швейцарцам о любимой ими карточной игре jass (Kreuz ist Trumpf можно перевести и как «Козыри – крести»). Второе значение слогана, понятное лишь коренным швейцарцам, призвано внести в рекламную кампанию особый «аромат дома». Однако представители мусульманской общины не оценили этой игры слов. В СМИ, предоставившим им свою трибуну, появились высказывания о том, что «христианский лозунг следует расценивать как провокацию и нападение на ислам». Издание “JSSnews” отмечает, что, если так пойдёт дальше, то своего белого креста может лишиться и флаг Швейцарии.

В последнее время исламисты перешли в открытое наступление на жизненные уклад европейцев. Например, в некоторых районах Лондона появились так называемые «шариатские патрули». Группы радикально настроенной мусульманской молодёжи с наступлением темноты выходят на улицы Лондона, чтобы, по их собственному выражению, «защитить мусульманскую территорию от неподобающего поведения» (4). Впоследствии видеозаписи своих акций молодые люди выкладывают на портале YouTube.com. На видео видно, как мусульмане прогоняют девушку в юбке чуть выше колен, заявляя, что она не может находиться в таком виде на «мусульманской территории» (5). Далее «патруль» заставляет лондонцев выливать алкоголь на асфальт, поскольку «алкоголь запрещен» (6) и прогоняет британскую пару «с территории мечети» (7), советуя им больше не возвращаться и «закрыть свой рот» (8).

Показателен также случай, который произошёл в Австрии, и является ярким примером того, что иммигранты не желают воспринимать культурные установки принявшей их страны. Отцы двух учеников — иммигранты-мусульмане потребовали, чтобы все работники школы женского пола, включая директора, появлялись на работе только в платках; чтобы ученикам-мусульманам было дозволено обращаться к учительнице на «ты», а также, чтобы подростки-мусульмане были освобождены от уроков пения, являющихся, по их мнению, проституцией (9).

В октябре 2012 года жители города Нима, расположенного на юге Франции и знаменитого своими памятниками древнеримской архитектуры, обратились к властям с просьбой защитить их от диктата исламистов. Как сообщает французский еврейский ресурс “JSSnews”, группа молодых мусульман потребовала, чтобы владельцы винных и мясных лавок, в течение долгих лет торговавшие на базаре Нима, покинули территорию рынка, ликвидировав свои торговые точки. Торговцам вином, свининой, а также тем, кто предлагал покупателям «лёгкую летнюю одежду», запрещено возвращаться на рынок под страхом смерти. Некоторое время назад прежний владелец мясного магазина, весьма популярного среди жителей Нима, внезапно исчез, озадачив постоянных покупателей. В июне мясные ряды рынка были уничтожены пожаром. Жители Нима, уверенные в том, что за этими действиями стоят местные исламисты, обратились в префектуру и муниципалитет, однако на их жалобу не последовало никакой реакции. Только за первую неделю октября 2010 года представители мусульманской общины Франции дважды атаковали магазины, торгующие кошерными продуктами: в Марселе и Париже.

В последнее время исламисты перешли в открытое наступление на жизненные уклад европейцев

В последнее время исламисты перешли в открытое наступление на жизненные уклад европейцев

Согласно данным Испанского национального разведывательного центра, Каталония стала домом для сотен, а может, и тысяч салафитов (представителей радикального ислама), которые представляют серьёзную угрозу безопасности Испании.

Идеологи испанских салафитов заявляют, что, несмотря на реконкисту, большая часть территории Испании по праву принадлежит мусульманам, и они в скором времени возвратят себе «незаконно отобранную землю» и установят на ней исламские законы, как это было в Средневековье. Историческая ирония состоит в том, что Каталония была под властью арабов весьма непродолжительное время — 90 лет. Барселона была отвоёвана у мавров уже в 811 году, в то время как значительная часть Испании оставалась под исламским владычеством ещё сотни лет.

Каталония служила буферным государством (Испанская Марка), которое предотвращала проникновение мусульман на юг Франции. Поэтому в результате Каталония даже не обладает особым исламским культурным наследием как, например, регион Андалусия. Несмотря на это, сегодня Каталония имеет наибольшую численность мусульманского населения во всей Испании.

В пригороде Барселоны — Сальте иммигранты из исламских стран составляют 40% населения. Как заявляют салафиты, Сальта вскоре там будет построена на деньги Саудовской Аравии огромная мечеть с минаретами площадью 1000 кв. м. В самой Барселоне уже пять салафитских мечетей. Проповедники салафизма пропагандируют превосходство шариата над законодательством Испании, создание параллельного исламского общества в Каталонии. Функционируют шариатские суды, которые следят за поведением мусульман независимо от степени их религиозности и приводят сами в исполнение наказания. В Ллейде мусульмане составляют 20% населения, местные жители жалуются, что мусульмане истребляют собак в городе, поскольку считают их нечистыми животными. В Реусе девять исламистов похитили женщину, приговорили её к смерти за прелюбодеяние. Женщине чудом удалось избежать казни. В Террагоне имам принуждал 31-летнюю марокканку носить покрывало на лице — под угрозой сжечь её дом, поскольку она ходила на работу, водила автомобиль, имела друзей немусульман и вообще вела «неисламский» образ жизни. По приговору суда имам и трое его сообщников были осуждены на пять лет заключения, однако все обвинения с них были сняты после вмешательства мэра-социалиста.

«Положительная дискриминация» Европы

В своём выступлении, посвящённом краху политики мультикультурализма, Дэвид Кэмерон сказал о появлении так называемого «цветного расизма»: «Когда белый человек допускает определённые высказывания в адрес человека с другим цветом кожи, мы называем его расистом». Далее британский премьер подчеркнул: «Когда арабы, чернокожие или азиаты оскорбляют белого человека, им боятся противостоять и осуждать их» (10).

В Брюсселе огромное количество выходцев из мусульманских и африканских стран

В Брюсселе огромное количество выходцев из мусульманских и африканских стран

О существовании этой проблемы также заявляют политики и общественные деятели во Франции. «То, что такой расизм реально существует, не отрицают даже в Международной лиге против расизма и антисемитизма, где большинство — левые самых разных направлений. Расизм против белых, увы, реальность», — сообщил президент ассоциации «Адвокаты без границ» Жиль-Уильям Голнадель (11). Об этой проблеме пишет и генеральный секретарь французской консервативной партии «Союз в поддержку народного движения» Жан-Франсуа Копе. В своей книге «Манифест раскованных правых», которая уже успела наделать шуму в Европе, он приходит к выводу: «Расизм против белых растекается по французским городам, где люди, среди которых есть и обладатели французского паспорта, презирают коренных французов, называя их “галлами” только потому, что у них иная религия, цвет кожи и культура» (12).

Что же такое «мультикультурализм» и почему эта политика потерпела крах в Европе? Мультикультурализм сегодня — это, чаще всего, общее название для европейской этнокультурной политики, введённой в послевоенное время. Без всякого сомнения, мультикультурализм в каждой стране, где он применялся (не только в Европе), имеет отличительные особенности. В послевоенное время он стал ответом Европы на неудачи ассимиляционной политики США, Австралии и Канады. И по сей день мультикультурализм является антиподом принципа так называемого «плавильного котла», который заложен в основу этнокультурной политики Соединенных Штатов. Этот принцип хорошо объясняется словами из одноименной пьесы Израэла Зангвилла: «Америка — созданный Богом котёл, величайший плавильный котёл, где сплавляются все народы Европы… Немцы и французы, ирландцы и англичане, евреи и русские — все в этот котёл! Так Господь создаёт нацию американцев» (13). Таким образом, можно сделать вывод, что этнокультурная политика Соединенных Штатов направлена на выработку единой идентичности по принципу: «Все мы прибыли из разных стран, но все мы — американцы». По сути, политика «плавильного котла» — это применение принципа ассимиляции в этнокультурной политике. Как определяют российские исследователи Г. С. Денисова и М. Р. Радовель, «Этническая ассимиляция — процесс, при котором ранее самостоятельный этнос (или его часть) растворяется в среде более крупного этноса. Для ассимилируемого народа этот процесс протекает с изменением этнического самосознания и является этнотрансформационным» (14). Ричард Альба (Richard Alba) и Виктор Ни (Victor Nee) дают такое определение ассимиляции: «…разложение и в конечном итоге исчезновение этнических и расовых различий и культурных и социальных особенностей, в которых они выражаются» (15).

Принцип мультикультурализма начали широко внедрять в европейскую политику в 60–70 годы вследствие признания главенства прав человека в мировой политике. Мультикультурализм стал экстраполяцией (перенесением) принципа прав человека на политику в отношении иммигрантов. В отличие от «плавильного котла» и ассимиляции, мультикультурализм — это политика, которая стремится к сохранению индивидуальных особенностей существующих в одном обществе этнических групп. Этот принцип также допускает, что отдельные группы индивидов могут быть освобождены от соблюдения некоторых законов в зависимости от их этнических, культурных и религиозных особенностей (16). Это допущение полностью подрывает принцип правовой системы: «все равны перед законом и судом» (17) и даже содержит в себе дискриминационный оттенок по отношению к коренным европейцам («положительная дискриминация»).

Российский исследователь В. С. Котельников: «Мультикультурализм — это концепция, которая предлагает признать, что все культуры равны и имеют одинаковое право на жизнь. Мультикультурализм предлагает интеграцию (объединение) культур без их ассимиляции (слияния)»

Российский исследователь В. С. Котельников: «Мультикультурализм — это концепция, которая предлагает признать, что все культуры равны и имеют одинаковое право на жизнь. Мультикультурализм предлагает интеграцию (объединение) культур без их ассимиляции (слияния)»

Единого определения понятия «мультикультурализм» не существует. Причины отсутствия единства в понимании этого термина кроются в широте этого явления, которое охватывает разные сферы жизни (демографическую, культурную, политическую, экономическую и др.), а также — в его многовариантности. По мнению Пакистанского исследователя Сиеда Али Раза (Syed Ali Raza), «Мультикультурализм — это идеальная система, при которой одно общество вливается в другое, чтобы создать эффективную и уникальную культуру…» (18). Известный французский исследователь А. Турен определяет мультикультурализм, как «совокупность социального единства и культурного множества единой данной территории, на которой признаются объединяющие элементы между культурами, с одной стороны, и предполагается отсутствие возможности для одной избранной культуры олицетворять универсализм и современность» (19). Британский исследователь Джексон Дугарт (Jackson Doughart) определяет мультикультурализм, как «Политику правительства, которая стремится усилить и развить различия между социальными группами и идентичностями» (20). Ещё одно более-менее общее определение даёт российский исследователь В. С. Котельников: «Мультикультурализм — это концепция, которая предлагает признать, что все культуры равны и имеют одинаковое право на жизнь. Мультикультурализм предлагает интеграцию (объединение) культур без их ассимиляции (слияния)» (21).

Такая этнокультурная политика, направленная явно не на усиление национальной идентичности европейских стран, — результат прошлого Европы. Ощущая чувство вины за бремя европейского колониализма, империализма и нацизма европейские либералы проводят такую этнокультурную политику, которая, по сути, отдаёт Европу на откуп народам третьего мира и делает её своего рода космополитной «родиной мира». Результатом этой политики становится накопление серьёзного конфликтного потенциала. Европейское общество становится социальным «полем битвы» между ослабленной идентичностью европейских государств и сильной идентичностью мусульман, в основе которой лежит сильная, а порой и агрессивная по свои посылам религия ислама. Российский исследователь Б. В. Аксюмов утверждает, что «для индивида современности характерны существенные проблемы с идентификацией…» (22). Аксюмов сравнивает цивилизации, утверждая, что если ценности традиционных цивилизаций абсолютны, поскольку берут свои истоки из «реально существующего идеала» (23), то «ценности современной цивилизации всё же относительны, поскольку идеал, из которого они должны произрастать, только ищет свою окончательную абсолютную форму» (24). Далее Аксюмов пишет: «Никакие техногенные блага, предлагаемые современностью не способны выхолостить из существа человека традиционалистской цивилизации архетипического миропонимания, обусловленного его (человека) цивилизационным происхождением» (25).

Либеральное бессилие

Либеральные ценности, не имея под собой «сакрального оправдания», явно проигрывают ценностям мусульман, которые имеют под собой религиозную основу, Коран и сакральное значение. Поэтому, приезжая на чужую землю, иммигранты-мусульмане считают возможным и правильным насаждать в Европе свои привычные законы, поскольку они «правильны» и благословлены Аллахом. Это и влечёт за собой появление «шариатских патрулей», неуважительное отношение мусульман к европейским ценностям, а также ведёт к взаимной неприязни между коренными жителями и приезжими.

Группы радикально настроенной мусульманской молодёжи с наступлением темноты выходят на улицы Лондона, чтобы, по их собственному выражению, «защитить мусульманскую территорию от неподобающего поведения»/ На транспаранте написано: "Шариат для Великобритании"

Группы радикально настроенной мусульманской молодёжи с наступлением темноты выходят на улицы Лондона, чтобы, по их собственному выражению, «защитить мусульманскую территорию от неподобающего поведения»/ На транспаранте написано: «Шариат для Великобритании»

В ситуации, когда в обществе растёт культурное многообразие, обеспечить всеобщую гармонию становится с каждым годом всё сложнее. Когда в одном обществе живут люди с разными традициями, возникает необходимость выработать общие правила общежития, которые бы всех устраивали. Но решение этой проблемы на сегодняшний день представляется практически невозможным, по крайнем мере, пока ни одно европейское государство не сумело выработать эффективные меры решения конфликтов между приезжими и коренными жителями. У приверженцев разных культур существуют разные мнения о том, что считать правильным, а что ложным, что считать хорошим, а что плохим. Поэтому периодически мы наблюдаем так называемые «скандалы с хиджабами», когда правительства европейских стран, вопреки мнению мусульманской общины пытаются запретить ношение религиозной одежды на улицах и в учебных заведениях. Или же конфликт, когда защитники прав животных выступают против религиозных традиций этнических меньшинств совершать забой скота, при котором мясо можно считать «кошерным» или «халяль». При этом способ убийства животного по таким обычаям противоречит нормам гуманного забоя скота, принятым в либеральных странах (26). Ещё одной дискуссионной и фактически неразрешимой проблемой является обычай увечить половые органы девочкам (так называемое женское обрезание), принятый в некоторых мусульманских странах. Европейцами это действие трактуется, как нанесение тяжких увечий, а для части мусульман — это традиция.

Однако в современном европейском обществе у приезжих нет веских причин менять свой образ жизни и мышления. Такая ситуация по мнению автора данной статьи происходит по трём причинам: Во-первых, сильная мусульманская культура, в основе которой лежит религия ислам. На фоне кризиса христианства в Европе, роста числа атеистов, европейцы могут противопоставить исламу только идеологию либерализма с её толерантностью, которая всегда по силе влияния будет слабее идеологии религиозной. Во-вторых, растущая численность иммигрантских общин в Европе. Ощущая увеличение своего влияния, приезжие уже могут требовать для себя особых прав и привилегий, так как возрастает их социальная, демографическая и экономическая значимость. И в-третьих, возможность быстрой коммуникации с родиной. В эпоху глобализации, когда в любую точку мира можно добраться за несколько часов, у приезжих нет никаких веских причин рвать связь с родной страной. Все эти три фактора делают интеграцию в общество пребывания фактически ненужной для приезжих.

Помимо этих трёх объективных факторов, политика мультикультурализма потому потерпела крах, что европейские либералы изначально поставили страны-реципиенты миграции в несколько ущемлённое положение. Считая необходимым оправдаться за ошибки прошлого, европейские правительства стали дискриминировать собственных граждан, раздавая привилегии приезжим. Это-то и породило конфликтный культурный потенциал, поскольку многие граждане не захотели мириться с таким невыгодным положением. Более того, ряд объективных факторов, такие как неуважение к европейским ценностям со стороны иммигрантов, высокий уровень преступности среди них и неуважительное отношение к коренным гражданам, заставило последних чувствовать себя неуютно и небезопасно в родной стране. Опасность мультикультурной политики состоит ещё и в том, что даже отменив её, европейские правительства вряд ли смогут справиться с её последствиями. А возможно эти последствия и вовсе необратимы при сохранении приверженности либеральным политическим принципам и без урезания привычных для европейцев свобод (безвизовый режим, развитая социальная система пособий и так далее). В этой ситуации антииммиграционные лозунги крайне правых партий находят искренний отклик в сердцах европейцев. В прошлом веке после подписания Версальского мирного договора с Германией британский премьер Ллойд-Джордж пророчески заявил: «Мы толкаем массы в объятия экстремистов» (27). Сегодня же уже почти с уверенностью можно заявить, что применив политику мультикультурализма, европейские либералы в долгосрочной перспективе «толкнули Европу в руки правых радикалов». Ведь другой идеологии, кроме крайне правой, которая пытается дать отпор последствия мультикультурализма пока не появилось.

В борьбе против «исламофобии» либеральные власти, в частности, опираются на т.н. антифашистов/ Антирасистская демонстрация в Гамбурге 13 ноября

В борьбе против «исламофобии» либеральные власти, в частности, опираются на т.н. антифашистов/ Антирасистская демонстрация в Гамбурге 13 ноября 2010 года

А пока в метрополитене Мюнхена работают агитационные мониторы, призывающие «дать отпор исламофобам», чтобы защитить свободу граждан, пишет газета “Süddeutschen Zeitung”. Компания явно инициирована в связи с приобретающими всё больший размах народными выступлениями против предстоящего строительства очередного исламского центра в Мюнхене. В борьбе против «исламофобии» мюнхенские власти, в частности, опираются на т.н. антифашистов. Однако европейцам пора задуматься о выработке новой идеологии собственной идентичности.

Примечания:

1. Меркель заявила о провале мультикультурализма // BBC Русская служба (URL: http://www.bbc.co.uk/russian/international/2010/10/101016_merkel_multiculturalism_failed.shtml ).
2. State Multiculturalism Has Failed, says David Cameron // BBC UK Politics (URL: http://www.bbc.co.uk/news/uk-politics-12371994 ).
3. Святенков П. Крах Мультикультурализма // Русский обозреватель (URL: http://www.rus-obr.ru/ru-web/15126).
4. В Лондоне появились «шариатские патрули» // ИТАР-ТАСС. Информационно-телеграфное агентство России (URL: http://www.itar-tass.com/c11/626290.html).
5. Обеспечение шариата на улицах Лондона // YouTube.Com (URL: http://www.youtube.com/watch?v=nVzLHDqW3dM).
6. Там же.
7. Там же.
8. Там же.
9. Калишевкий М. Кого Запад пустит, кого нет, или Поиск ответов на некарикатурные угрозы // Заграницы. №17 (328) (URL: http://www.inistranets.ru/archive/2006/0411_2/art09.shtml).
10. Дэвид Кэмерон признал провал политики политкорректности // Вести. Ru (URL: http://www.vesti.ru/doc.html?id=426123).
11. Прокофьев В. Каково цвета Париж // RG.RU. Российская Газета (URL: http://www.rg.ru/2012/10/09/france.html ).
12. Там же.
13. Борисов А.  А. Идеология американского  мультикультурализма: столкновение этносоциальных теорий. Americana. Вып.4: Общественная мысль, экономика и политика в странах американского континента в новое и новейшее время. — Волгоград: Издательство Волгоградского государственного университета, 2000. С. 157.
14. Денисова Г. С., Радовель М. Р. Этносоциология: Учеб. пособие для студентов ун-тов и пед. вузов. – Ростов-на-Дону:  Изд-во ООО  «ЦВВР», 2000.  C. 81.
15. Hirschman C., Kasinitz P., De Wind J. The Handbook of International Migration. The American Experience. New York: Russell Sage Foundation, 1999. C. 158.
16. Doughart J. Multiculturalism is not tolerance // National Post (URL: http://life.nationalpost.com/2012/ 04/ 22/jackson-doughart-multiculturalism-is-not-tolerance/).
17. Ibid.
18. Syed A. R. Multiculturalism. A Project of Global Peace Trust. Lahore, 2006. P. 9.
19. Цит по: Павлова Е. Б. Понятие мультикультурализма в современном политическом дискурсе // Eurasian Political Studied Network (URL: http://eng.espi.ru/Content/Conferences/Papers2005/razd3/Pavlova.pdf).
20. Doughart J. Multiculturalism is not tolerance // National Post (URL: http://life.nationalpost.com/2012/ 04/ 22/jackson-doughart-multiculturalism-is-not-tolerance/).
21. Котельников В. С. Мультикультурализм для Европы: вызов иммиграции // Государство и Антропоток. Центр стратегических исследований Приволжского федерального округа (URL: http://antropotok.archipelag.ru/text/a263.htm).
22. Аксюмов Б. В. Проблема мультикультурализма в контексте «конфликта цивилизаций» // Российский Комитет Программы ЮНЕСКО «Информация для всех» (URL: www.ifapcom.ru/files/Monitoring/aksyumov_ multicult_conflict_civil.pdf
23. Там же.
24. Там же.
25. Там же.
26. Кукатас Ч. Теоретические основы мультикультурализма // inLiberty. Свободная среда (URL:http://inliberty.ru/library/study/327/).
27. Патрушев А. И. Германия в ХХ веке: Пособие для вузов. М.: Дрофа, 2004. C. 92

Противоположное, либеральное, мнение выражено в текстах Андрея БОГЕНА «Мультикультурная революция в Европе: что это такое?», «Цыганский вопрос, или Бои за мультикультуральную Европу» и Михаэля ДОРФМАНА «Расистский мундирчик “краха мультикультурализма”».

  • aliya

    «считая необходимым оправдаться за ошибки прошлого, европейские правительства…» — не оправдаться, а нести историческую ответственность за историческую несправедливость, состоящую в том, что нынешнее благосостояние европейских стран в значительной степени построено на несправедливо (с гуманистических позиций) присвоенных ресурсах колониальных стран. поскольку уровень качества жизни европейца приблизился к идеальному, то европа посчитала (не только поэтому, конечно), что обладает возможностями принять участие в решении проблем, вызванных той самой исторической несправедливостью.