29 августа 2013

Что мы потеряли за 22 года

Рита ШЕВЧЕНКО

Начало цикла статей

Промышленность позволяет финансировать все остальные сферы в мирное время, а в случае войны — выпускать всё необходимое для фронта, не завися от поставок извне (картина Александра Дейнеки)

Промышленность позволяет финансировать все остальные сферы в мирное время, а в случае войны — выпускать всё необходимое для фронта, не завися от поставок извне (картина Александра Дейнеки)

22 года назад развалился Советский Союз.  22 года… Много это или мало? Для истории человечества — немного. Для жизни человека — огромный отрезок. Однако двадцать лет — срок достаточный, чтобы сделать выводы и предвидеть перспективы развития.

Споры на тему развала СССР не утихают по сей день. И у противников, и у защитников СССР есть свои «за» и «против». Противники советского строя говорят о тоталитаризме, репрессиях, железном занавесе, штрафбатах, трудоднях, но начинают чаще с очередей и колбасы по талонам. Защитники СССР говорят о свободе, равенстве, братстве, дружбе между народами, бесплатном образовании и бесплатном медицинском обслуживании, научных открытиях и спортивных победах. Рьяные споры о прошлом можно слышать и с экранов телевизоров, и в переполненном городском транспорте.

Я предлагаю противникам и защитникам оставить на время споры о прошлом и подумать о будущем. Попробовать, анализируя наше сегодня, смоделировать наше завтра. Это сложно, ведь некогда большая страна превратилась в отдельные независимые государства. Однако следует всё-таки отметить, что страны у нас, хотя и разные, но проблемы в целом одинаковые. Поэтому для удобства анализа и моделирования предлагаю выделить основные анализируемые составляющие государства: законы, промышленность, образование, армия, сельское хозяйство, медицина и власть.

Некогда огромная страна распалась на независимые государства со своими флагами, гербами, гимнами и законами. И если флаги, гимны и гербы у всех разные, то законы в целом сходные. Основной закон страны — Конституция — регламентирует построение правового и социального государства. Земля, её недра, атмосферный воздух, водные и иные природные ресурсы, находящиеся в пределах территории страны, природные ресурсы её континентального шельфа, исключительной (морской) экономической зоны являются объектами права собственности народа. Далее гарантируются права и свободы, а также прописываются обязанности. Каждый имеет право на труд, отдых, бесплатные образование и медицинское обслуживание. Имеет ли каждый из нас это право? Первая сходная черта всех независимых государства — это невыполнение основного закона государства.

Возьмём промышленность. Для начала вспомним промышленность СССР. Вспомним те товары, которые мы покупали в магазинах СССР: холодильники, телевизоры, приёмники, магнитофоны и т. д. Работала наша техника не идеально. Мы относились к этому по-разному. Кто-то спокойно, а кто-то мечтал об импортной технике, тайно завидуя её счастливым обладателям. Однако всё-таки следует отметить: в развал СССР мы вошли с чётким негативом к своей промышленности (по крайней мере, относительно товаров народного потребления) и с явным преклонением перед продукцией импорта.

А теперь давайте вернёмся в сегодня. Попробуйте проанализировать своё сегодняшнее отношение к отечественной продукции. И что? Мы стараемся выбирать всё же свою продукцию. Пройдитесь по супермаркетам, по магазинам, по базарам. Попробуйте брать вещи, которыми вы пользуетесь дома, и проанализировать, где они произведены. Да-да, Made in China — наиболее распространённая надпись, начиная с тапочек, трикотажа, канцелярских принадлежностей, кухонной посуды и утвари и заканчивая бытовой техникой. Все вокруг нас — Made in China.

Мы почти ничего не производим своего из товаров народного потребления. Можно согласиться, что наладить производство тех же холодильников, телевизоров и машин сложно. Но неужели настолько сложно наладить производство своей посуды, своей зубной пасты и т. д.? Подумайте и назовите мне фабрики и заводы в вашем городе или  посёлке, которые бы выпускали свою продукцию для нас (не продукты, а именно товары народного потребления). Мы ничего не производим уже двадцать лет. В начале 90-х заводы и фабрики, доставшиеся в нам в наследство, были неплохой стартовой площадкой для сегодняшнего производства. Надо было только обновить оборудование, а коллектив и опыт работы уже были. И вперёд, в светлое капиталистическое будущее, про которое нам так сладко пели. Но ведь нет ничего этого. Нет! Да и многих заводов и фабрик уже нет, не говоря уже об оборудовании и коллективах. И все сегодняшние призывы поддержать отечественного товаропроизводителя — всего лишь пустые слова.

Made in China — наиболее распространённая надпись, начиная с тапочек, трикотажа, канцелярских принадлежностей, кухонной посуды и утвари и заканчивая бытовой техникой. Все вокруг нас — Made in China

Made in China — наиболее распространённая надпись, начиная с тапочек, трикотажа, канцелярских принадлежностей, кухонной посуды и утвари и заканчивая бытовой техникой. Все вокруг нас — Made in China

Нас из производителей превратили в потребителей. Нас уничтожили как производителей. Почему бы и нет? СССР — это население 200 миллионов человек. Неплохой рынок сбыта? Отличный рынок сбыта!

Однако государство есть государство. И государственный бюджет надо наполнять. А кто и чем? Заводы и фабрики розданы в частную собственность и рассчитывать на их прибыль не приходится. Но в государстве по-прежнему остались врачи и учителя, пенсионеры и военные, студенты и школьники.

А вот тут давайте сразу оговоримся: есть Родина — территория, на которой мы родились, и есть государственный аппарат — президент, парламент и правительство, которые должны обеспечивать развитие страны: её экономики, культуры, науки, спорта и т. д.  Основой должна быть промышленность. Промышленность позволяет финансировать остальные сферы в мирное время, а в случае войны — выпускать всё необходимое для фронта, не завися от поставок извне.

Промышленность это — основа экономики любого развитого государства, поскольку эффективно работающая промышленность должна обеспечивать учителей, врачей, пенсионеров, детей и армию. Должна обеспечивать наше настоящее и наше будущее. На данный момент наша промышленность не может обеспечить наши независимые страны. Это приводит к тому, что мы не имеем основы для развития. И проблемы, возникающие в последние годы, не решаются кардинально.

Яркий пример этих проблем — новый пенсионный закон. Аксиома: человек работает в наиболее трудоспособном возрасте, создавая материальные блага и отчисляя налоги, которые позволяют выплачивать пенсии неработающим людям преклонного возраста. То есть в государстве должна быть работающая часть населения, а её количество должно быть больше количества пенсионеров. Ситуация в последние годы привела к уменьшению количества работающих по нескольким причинам: уменьшение числа предприятий, отток работающего населения за границу в поисках более высоких заработков, ухудшение демографической ситуации. Причин в принципе несколько, но в их основе всё же лежит одна глобальная причина — развал производства, вследствие которого произошло и ухудшение уровня жизни, что привело к демографическому спаду и оттоку работоспособного населения. Казалось бы, необходимо устранить причину, из-за которой возникала ситуация дефицита средств для выплаты пенсий. Но как ни парадоксально звучит: устраняется не причина, а устраняются последствия: уменьшается количество пенсионеров. Проще говоря — минимизируются затраты.

Теперь обратимся к проблеме образования. Бесплатное образование осталось разве что в Конституции. Пока ещё относительно бесплатной остаётся общеобразовательная школа. Содержать же высшую школу для страны уже накладно. Но даже платное обучение в вузах демонстрирует с каждым годом всё более ухудшающееся качество обучения. Мы наблюдаем однобокое развитие популярных специальностей (юристы, экономисты, дизайнеры), невостребованность низкооплачиваемых специалистов (особенно специалистов технического направления), отрыв обучения от реального производства. Всё это приведёт к тому, что даже если со временем наша власть одумается и начнёт строить новые заводы и фабрики, и возрождать старые, то работать на них будет некому. Потому что выпускникам для работы, кроме знаний, нужен опыт. Опыт, полученный только на производстве под руководством специалистов старшего поколения, того, кто ещё застал советское производство. А им на данный момент должно быть не менее 50-ти лет (учитывая 20 лет простоя). Пройдёт ещё десять лет (это максимум) и поделиться опытом будет уже некому.

Из производителей нас превратили в потребителей. Нас уничтожили как производителей

Из производителей нас превратили в потребителей. Нас уничтожили как производителей

Перейдём к армии. То, что происходит в последнее время с армией, подпадает всё под тот же принцип минимизации затрат. Только такая минимизация не просто бездумна — она преступна. Поскольку нет более надёжной армии, чем своя армия. Никакая другая армия: наёмная, контрактная, профессиональная — не заменит СВОЮ. Но систематическое сокращение армии и увеличение сил внутренней безопасности свидетельствует лишь об одном: власть революции боится больше чем, войны.

Что можно сказать о сельском хозяйстве? Советское сельское хозяйство было плановым. На всесоюзном уровне планировалось, что сеять, где сеять и сколько. Сегодняшнее сельское хозяйство само решает все эти вопросы. Хорошо это или плохо? Для ответа следует привести всего один пример. Украина, которая была всесоюзной житницей, сегодня испытывает дефицит сахара и гречки. Можно ли было во времена СССР представить, что Украина будет импортировать гречку?! А всё потому, что принцип минимизации затрат для увеличения прибыли используется в полном объёме. Новым хозяевам нужно увеличение прибыли. Зачем сеять пшеницу, гречку, сахарную свеклу, если это затратные культуры, а цена на них ниже, чем на сою, подсолнечник или рапс?

Но в этой жизни всё взаимосвязано: сокращая посевы сахарной свеклы, мы останавливаем сахарные заводы и, как следствие, потребляем сахарок тростниковый. Мне возразят, что ничего страшного: ведь голода нет (в отличие от СССР). А вот тут вы ошибаетесь. В СССР на территории каждого района для хранения собранного урожая были созданы элеваторы. На этих элеваторах хранился урожай и создавался НЗ на случай неурожая или войны. Эти элеваторы и сейчас существуют, только все они в частных руках и цена за хранение собранного урожая такая, что сельским хозяйствам невыгодно хранить свою продукцию на элеваторах. Поэтому хозяйства побогаче строят свои хранилища (но опять же — это затратно), но чаще всего собранный урожай продаётся прямо с колёс. И есть ли на частных элеваторах сегодня НЗ – серьёзный вопрос. Что будет, случись неурожай, представить несложно.

Теперь о медицине. Бесплатное медицинское обслуживание осталось только в Конституции. Медицина, как и всё остальное в наших странах переведена в плоскость рыночных отношений. И нам не страшно умереть, нам страшно заболеть. Нет денег на лечение — умирай. Может, кто-то думает, что, если у него есть средства на лечение, то безобразия в медицине его не коснутся, он сильно заблуждается. Заблуждаются и наши депутаты, олигархи и иже с ними. Да, они живут другой жизнью, на другие средства, ездят на дорогих машинах, летают на вертолётах и т. д. В общем, наши пути-дороги и наши жизни почти не пересекаются, но воздухом мы всё-таки дышим одним. В СССР люди работали, и на каждом предприятии существовал ежегодный медицинский осмотр, что позволяло выявлять большинство заболеваний на ранних стадиях. Сейчас же ситуация такова, что за медицинской помощью человек обращается только тогда, когда терпеть уже нет сил. А работающий на базарах народ просто покупает медицинские осмотры. И как результат: Украина занимает втрое место в Европе по заболеваемости туберкулёзом… после России.

Бесплатное медицинское обслуживание осталось только в Конституции. Медицина, как и всё остальное в наших странах переведена в плоскость рыночных отношений. И нам не страшно умереть, нам страшно заболеть

Бесплатное медицинское обслуживание осталось только в Конституции. Медицина, как и всё остальное в наших странах переведена в плоскость рыночных отношений. И нам не страшно умереть, нам страшно заболеть

Ну и наконец — власть. Депутаты и чиновники всех уровней убеждают нас в том, что всё хорошо. И говорят они чистую правду. У НИХ ВСЁ ХОРОШО! Однако ситуация, сложившаяся в наших странах, сложна, но не безнадёжна. СССР удавалось решать и более сложные задачи, казалось, подчас в безысходных ситуациях. Однако мы упорно топчемся на месте. К решению назревших проблем наша власть с завидным упорством рук не прикладывает. Казалось бы, всё просто: наше производство — наша продукция — наше развитие. Но ничего подобного не происходит. Власть упорно не решает проблемы страны: систематически игнорируя капитальный ремонт в доме, она предпочитает латать дыры, проводя время от времени косметический. Вопрос: почему?

Мы сегодня приспособились в такой жизни. Все приспособились! В большей или в меньшей степени. Создали в стране двойной стандарт жизни, двойной стандарт морали и двойной стандарт совести. Мы жители страны, живущей по двойным законам. Никого это не удивляет — ведь надо как-то выживать. Вот мы и выживаем. Закрываем глаза на взяточничество и продажность. Нас могут удивлять только суммы. Но удивляться не стоит: кто-то может провести границу между благодарностью и взяткой? Мы давно её уже не видим. Никто из нас её не видит: ни чиновник, ни учитель, ни врач, ни следователь. Никто.

Никто, кроме наших детей. Они видят это яснее и чётче, чем мы. Они видят и привыкают к этому как к норме. Привыкают к пошлости на экране телевизора и к пошлости в жизни. Для них, как и для нас, это становится нормой. Но дети — наше будущее. Будущее нашей страны. Какой будет наша старость с такими детьми? Не используют ли наши дети со временем принцип минимизации затрат к нам? Не минимизируют ли наши дети затраты на нас?

Продолжение следует