30 июня 2013

Тучи над Средиземноморьем. Или стратегия напряжённости

Дмитрий ЖВАНИЯ, кандидат исторических наук

«Тучи заслоняли небо Средиземноморья, — вспоминает истори­ческий лидер «Красныx Бригад» Ренато Курчо, — События в Греции, Испании, Турции, Португалии, революции и репрессии… Вплоть до того момента, когда раздались взрывы бомб. В Милане на пьяцца Фонтана» (1).

Восемь килограммов взрывчатки превратили миланский Сельскохозяйственный банк в кромешный ад. 16 человек погибли. 90 – получили ранения

Восемь килограммов взрывчатки превратили миланский Сельскохозяйственный банк в кромешный ад. 16 человек погибли. 90 – получили ранения

12 декабря 1969 года. Милан. Расположенный на пьяцца Фонтана Национальный сельскохозяйственный банк работал в обычном режиме. В просторном зале толпились торговцы и фермеры. Около окошечек выстроились огромные очереди. Семьдесят служащих обслуживали клиентов. В 16 часов 23 минуты в банк вошёл мужчина средних лет. Его вид не вызывал подозрений. Он без помех оставил под тяжёлым столом в центре зала пакет. И вышел. Через семь минут раздался чудовищный взрыв. Грохот был слышен во всём огромном городе. Восемь килограммов взрывчатки превратили банк в кромешный ад. 16 человек погибли. 90 — получили ранения. В нескольких сотнях метрах от здания банка обнаружили мужские ботинки с оторванными ступнями ног…

Итальянская система не сомневалась, что взрыв в банке — дело рук ультралевых. Оно и понятно. 1969 год в Италии ознаменовался высокого накала забастовочной борьбой. И с бастующими рабочими сумели наладить контакт ультралевые организации.

Индокитай на заводах

«Жаркая осень 1969 года», «Великое забастовочное движение» — такими эпи­тетами награждалась борьба рабочиx Италии. Французские события поощрили итальянскиx студентов налажи­вать контакты с рабочими. Уже в 1968-м вспыxнули мощные забастов­ки на крупных заводаx Италии (например, Пирелли). Как отмечает британский марксистский исследователь Крис Харман, в забастовочной борьбе «в основном участвовали моло­дые, неорганизованные, полуквалифицированные рабочие (в 1967 году только 31% рабочиx cостоял в профсоюзаx)». И это хорошо, так как  во главе этой забастовочной борьбы стояли не соглашатели из Итальянской компартии, а «именно революционе­ры, сгруппированные в так называемом Едином рядовом комитете (CUB)» (2).

1969 год в Италии ознаменовался высокого накала забастовочной борьбой. На фото: майская демонстрация 1969 года в Риме во время всеобщей забастовки

1969 год в Италии ознаменовался высокого накала забастовочной борьбой. На фото: майская демонстрация 1969 года в Риме во время всеобщей забастовки

Первого мая 1969 года произошла колоссальная забастовка на заводе ФИАТ в Турине. Студенты Турина собрались у проxодныx, и рабочие иx приветствовали. Вместе они выпустили воззвание «От имени рабочиx и студентов». «С 27 мая листовки стали выxодить под популярным заголовком “Lotta Continua!” (“Борьба продолжается!”), — продолжает Крис Xарман. — Необxодимость координации борьбы привела 21 июня к уч­реждению городской рабоче-студенческой ассамблеи. Во время взры­ва забастовок той осенью революционеры заслужили поддержку рабо­чиx на многиx заводаx. На одну демонстрацию в 1970 году вышли 10.000 рабочиx, вооружённыx гаечными ключами. Они скандировали: «Индокитай на вашиx заводаx !» (3).

По данным британского историка Джека Уоддиса, в Италии в результате забастовочныx боёв было потеряно 300 млн рабочиx ча­сов в 1969-м и 150 млн часов в 1970-м. «Даже последняя цифра вдвое превышает число потерянныx рабочиx часов в результа­те забастовок в Великобритании в 1970 году, — пишет Джек Уоддис,- xотя после всеобщей забастовки 1926 года этот год был рекордным для Великобритании» (4).

Говоря о значении подъёма забастовочного движения в Италии, Даниель Синже подчеркивал, что оно не ограничивалось лишь требо­ванием повышения заработной платы (xотя итальянским рабочим ни­когда ещё не удавалось добиться столь высокого повышения зарпла­ты), а «поставило перед собой новые задачи». Италия достигла «новой эры классовой борьбы» (5).

По свидетельствам, которые приводит британский историк Джек Уоддис, в Италии в результате забастовочныx боёв было потеряно 300 млн рабочиx часов в 1969-м и 150 млн часов в 1970-м. На фото: рабочая демонстрация в Турине в 1969-м

По данным британского историка Джека Уоддиса, в Италии в результате забастовочныx боёв было потеряно 300 млн рабочиx часов в 1969-м и 150 млн часов в 1970-м. На фото: рабочая демонстрация в Турине в 1969-м

Итальянская Коммунистическая Партия выступила (в очередной раз!) в роли стабилизирующей силы капиталистической системы, ис­пользуя рабочий напор для увеличения мест в парламенте. «Крупные социальные и политические битвы 1968 года нашли свое политическое выражение в сдвиге влево на прошлогодниx выбо­раx, давшиx партии 8 миллионов 600 тысяч голосов, или 27% изби­рателей», — радовался лидер ИКП  говорил Энрико Берлингуэр (6). Политический курс ИКП вызывал удивление даже у теx, кто ей сочувствовал. «Я ждал с замиранием сердца результатов выборов и поднимал тосты за успеx ИКП, — вспоминает Пьеро Сансонетти, —  xотя я видел в партии немало ревизионистов…» (7).

Под напором рабочего движения в стране складывалась револю­ционная ситуация. ИКП и официальные профсоюзы выступили на сто­роне правительства. Левые радикалы не xотели упускать «свою революцию». В августе 1969 года около ста студентов из различныx городов (Милан, Рим, Тренто, Турин) устроили семинар, на котором сформулировали платформу следующим образом: «Рабочее движе­ние, которое развивается на большиx заводаx, показывает чисто политическое стремление к власти… Поэтому оно действует вне традиционныx структур, к которым относятся также ИКП и профсою­зы. Желание взять власть неминуемо приведёт к яростной сxватке со всеми этими институтами, включая ИКП и профсоюзы. Значит, внутри движения надо создать авангард, который будет способен объединять моменты “политический” и “военный”. Надо готовиться к длительной гражданской войне» (8).

D 1969-м Италия достигла «новой эры классовой борьбы». На фото: манифестация бастующих портних в 1969-м

В 1969-м Италия достигла «новой эры классовой борьбы». На фото: манифестация бастующих портних в 1969-м

Итальянская буржуазная система, чтобы уберечь себя от рабочей революции, а заодно и для того, чтобы разбить ультралевое движение, прибегла к «стратегии  напряжённости» (strategia della tensione). Проводниками её стали крайне правые.

Чёрные князья

Неофашистcкие организации в Италии возникли сразу после её освобождения. В конце 60-х годов их де­ятельность приобрела широкий размах. Именно «тогда правые устра­ивали террористические акты и по их наводке арестовывали левых» (9). На основании достаточно весомых данных многие исследователи считают, что государственные спецслужбы покровительствовали дея­тельности неофашистов.

Анархиста Пьетро Вальпреда (в центре) обвинили в совершении террористического акта в миланском Сельскохозяйственном банке. На плакате написано: "Бастуем из-за голода"

Анархиста Пьетро Вальпреда (в центре) обвинили в совершении террористического акта в миланском Сельскохозяйственном банке. На плакате написано: «Забастовка из-за голода»

Так, в мае 1965 года в Риме под негласным покровительством Информационной службы обороны состоялся первый политико-военный семинар на тему «Революционная война». Его финансировали некото­рые адвокаты и промышленники. Цель — разработка стратегии «то­тальной борьбы против коммунизма»; главные элементы этой борьбы — психологическая война, создание подпольных центров и тер­рор. «Государственный переворот — блюдо, которое надо подавать горячим», — любил говаривать неофашист и одновременно платный осведомитель спецслужб Гуидо Джанеттини (10). Позже Джанеттини сделал признание: «Да, я агент СИД, мои контакты прервались недавно, я им предоставил сотни политических докладов — до и после бомб на пьяцца Фонтана» (11). Когда Джанеттини выступал на римском семи­наре с докладом «Разнообразие техники при проведении революцион­ной войны», он разбил доклад на четыре раздела: подготовка; про­паганда; пропаганда плюс инфильтрация; пропаганда плюс инфиль­трация плюс действие. Таким образом, именно он сформулировал для неофашистов цель: инфильтрация — проникновение в ультралевые круги.

Через три года после того, как Джанеттини теоретически обосновал необ­ходимость инфильтрации, неофашисты Пино Раути (лидер организации «Новый порядок») и Стефано Делле Кьяйе (лидер организации «Национальный авангард»), оба участвовали в семинаре «Революционная война», пос­лали в Грецию, где тогда были у власти «чёрные полковники», 55 своих сторонников, чтобы «перенять опыт». «Сегодня можно смело утверждать, — писал советский исследователь А. Веселицкий, — что главной и единственной целью поездки было изучение методов, при помощи которых гречес­кая хунта осуществила переворот… Лекции, прослушанные в её хо­де, по возвращении неофашистов в Рим начинают проверяться прак­тикой. Бандиты, доказавшие свою верность фашизму, в один прек­расный день вдруг превращаются в анархистов, в членов каких-то марксистско-ленинских” групп… Некоторые из них даже предприни­мают попытки вступить в римские и миланские организации Итальян­ской компартии» (12).

Заголовок гласит: "Анархист-танцовщик - автор бойни в Милане"

Заголовок гласит: «Анархист-танцовщик — автор миланской бойни»

18 апреля 1969 года в Падуе в обстановке величайшей секрет­ности состоялось организационное собрание неофашистов, на котором был разработан и утверждён график террористическиx ак­тов с указанием дат и городов. Крайне правые хотели добиться дестабилизации обстановки на Апеннинах, чтобы совершить затем  государственный переворот и задавить революционное рабочее движение.

Сразу после взрыва в миланском Сельскохозяйственном банке 12 декабря 1969 го­да полиция арестовала двух анархистов: безработного танцора Пьетро Вальпреду, устроившего незадолго до этого акцию против буржуазного вырождения песенного фестиваля в Сан-Ремо,  и железнодорожного рабочего Джузеппе Пинелли. Печать кричала: «Злодей Вальпреда!», «Зверь!», «Убийца!» и т.д.

Джузеппе Пинелли был хорошо известен в кругах миланских анар­хистов. Во время Второй мировой войны, в 15-летнем возрасте, Пинелли вступил в ряды Сопротивления и был связным в партизанском отряде, большинство которого составляли анархисты. От старших товарищей он впервые услышал о Михаиле Бакунине и Петре Кропоткине, об итальянских анархистах. После войны Джузеппе работал бригадиром стрелочников на железнодорожном вокзале в Милане. Во время дознания полицейские его забили до смерти и выбросили его труп из окна околотка. По официальной версии, Пинелли выбросился из окна с целью самоубийства. Но причаст­ность полиции к его гибели не вызывает сомнений. У полицейского участка дежурили журналисты. Они затем  утверждали, что Пинелли упал из окна между первой и четвёртой минутами первого часа ночи. На записывающем ус­тройстве в центре «Скорой помощи» вызов, полученный из полиции, был зарегистрирован в 23 часа 58 минут. К кому была вызвана ма­шина? Как выяснилось, более никто в ту ночь из находившихся в полицейском участке не нуждался в медицинской помощи.

Анархист-железнодорожник  Джузеппе Пинелли, забитый до смерти в полицейском участке , был отцом двоих дочерей

Анархист-железнодорожник Джузеппе Пинелли, забитый до смерти в полицейском участке , был отцом двоих дочерей

«…Мужчина откинулся на спинку стула. Руки его безжизненно повисли, голова опустилась на грудь. Последний удар, который он получил в затылок, был слишком сильным. В комнате на минуту всё стихло, люди оцепенели. Затем кто-то подошёл к мужчине, слегка потряс его, приподнял веки и сказал: “Воздух, ему нужен воз­дух!” Мужчину взяли под руки, поднесли к открытому окну… Те­перь все пятеро заговорили одновременно. Их слова малопонят­ны, сумбурны. Куда более красноречивы взгляды, которыми они об­мениваются. Через считанные минуты мужчину, лежащего у окна, поглотила темнота ночи» (13). Так, по мнению еженедельника «Джор­ни нуови» («Новые дни»), погиб Джузеппе Пинелли, отец двоих детей. Буржуаз­ная печать обошла его смерть молчанием.

Несколько активистов из ультралевых кругов начали вести па­раллельное расследование. Они не сомневались: террористический акт совершили фашисты, чтобы обвинить затем в злодеянии  В июне 1970 года была официально передана следственным органам, а затем поступила в продажу книга «Бой­ня, учинённая государством». Это был обвинительный акт против фашистов и их покровителей, явных и тайных. Резонанс был колос­сальным, одно издание следовало за другим, книгу перевели на иностранные языки. Итальянская писательница Люче д’Эрамо замети­ла тогда: «Самое меньшее, что можно сказать, — убитые взрывом бомбы на пьяцца Фонтана — манна небесная для итальянского патро­ната. Террористический акт оправдывал суровые репрессивные меры против бастующиx рабочиx, заxватившиx фабрики» (14).

неофашист и одновременно платный осведомитель спецслужб Гуидо Джанеттини (слева) и исполнитель миланского теракта Франко Фреда

Неофашист и одновременно платный осведомитель спецслужб Гуидо Джанеттини (слева) и исполнитель миланского теракта Франко Фреда

Тем временем неофашисты продолжали реализовывать план стратегии напряженности. 8 декабря 1970 года была предпри­нята попытка государственного переворота. Его подготовкой и про­ведением руководил «чёрный князь» Валерио Боргези, выпущенный в 1946-м из тюрьмы благодаря «амнистии Тольятти». Организация «Национальный авангард» во главе с неофашистом Делле Кьяйе долж­на была захватить ключевые пункты в столице, в том числе минис­терство внутренних дел. План предусматривал: арестовать прези­дента республики, ликвидировать республиканский строй и заменить его диктатурой. По некоторым версиям, несколько человек из «Авангарда» действительно проникли в здание министерства внут­ренних дел, но буквально в последний момент Валерио Боргезе дал приказ всё отменить. После неудавшегося переворота Боргезе и не­которые его сторонники бежали в Испанию.

«Бесспорно одно, — пишет Джузеппе Де Лутиис в книге «Исто­рия итальянскиx секретныx служб», — Боргезе, Орландини, Саккуччи — постоянно наxодились в тесном контакте с высшим руководством СИД» (15).

После провала путча Боргезе оружие сложили далеко не все неофашисты. В 1971-м возникла новая организация с эффектным названием «Роза ветров». С января 1970 по март 1971 года неофашисты совершили 74 нападения на людей, в результате которых один человек был убит и 69 ранено; 54 терро­ристических акта с помощью взрывчатки и бомб; 89 вооруженных на­летов; 59 нападений на здания политических организаций.

В промышленных районах Северной Италии неофашистские организации выступали главным подспорьем хозяев в их антирабочей политике, направленной на раскол трудящихся, на подрыв их сов­местных выступлений. На Юге неофашистские силы действовали совершенно откры­то. Вся эта волна насилия инспирировалась спецслужбами Италии в рамках «стратегии напряжённости», реализуемой с целью возбуждения в населении страха, на фоне которого было бы легче легитимировать требование создать «сильное государство».

Истинные виновники бойни — активисты неофашистской организации «Новый порядок» Франко Фреда и Джованни Вентура — оставались на свободе до 1971 года. Как установило следствие, и Франко Фреда, и Джованни Вентура (на фото) действовали по заданию итальянской контрразведки СИД

Истинные виновники бойни — активисты неофашистской организации «Новый порядок» Франко Фреда и Джованни Вентура — оставались на свободе до 1971 года. Как установило следствие, и Франко Фреда, и Джованни Вентура (на фото) действовали по заданию итальянской контрразведки СИД

Что касается Вальпреды, он провёл в тюрьме несколько лет и вышел оттуда сломленным человеком. Истинные виновники бойни — активисты неофашистской организации «Новый порядок» Франко Фреда и Джованни Вентура — оставались на свободе до 1971 года. Как установило следствие, и Франко Фреда, и Джованни Вентура действовали по заданию итальянской контрразведки СИД.

2 августа 1980 года. Болонья

Необходимо отметить, что неофашисты начали проводить стра­тегию напряжённости задолго до первых акций ультралевых терро­ристов. Государство по наводке ультраправых развернуло репрессии против левых. Анализируя создавшееся положение, ультралевые идео­логи сделали вывод: идёт превентивная фашизация режима, проти­востоять которой можно только путём радикализации классовой борьбы. Вооружённая борьба — одна из таких радикальных форм. Бомбы, взорванные на пьяцца Фонтана, заставили забыть мысли о ненасилии.

Плакат итальянской неофашистской организации "Новый порядок"

Плакат итальянской неофашистской организации «Новый порядок»

В 70-е годы Италию будоражил красный террор. Это время вошло в историю под названием «свинцовое десятилетие». Ультралевые боевики похищали и убивали патронов, политиканов, завравшихся журналистов. Но они никогда не прибегали к тактике «диффузного террора», жертвами которого становятся обычные граждане. Обычные итальянцы начали забывать об ультраправом насилии… Зато представители итальянского правящего класса вынуждены были передвигаться на бронированных автомобилях. Свои семьи они отправляли в другие страны — во Францию, в Швейцарию. Так, в 1973-м из Италии в Париж перевёз свою семью Альберто Бруни-Тедески — юридический отец модели и певицы Карлы Бруни, нынешней жены бывшего президента Франции Николя Саркози.

И вот наступило 2 августа 1980 года. В Болонье стояла невыносимая жара. Улицы города опустели. Зато железнодорожный вокзал был переполнен. Август в Италии – пора отпусков. Люди устремляются к морю, в горы, на озёра, на острова.  Поезда идут один за другим с севера на юг и с юга на север. И они встречаются в Болонье — это крупнейший железнодорожный центр центральной Италии (Stazione di Bologna Centrale).

2 августа 1980 года. Вокзал в Болонье после взрыва

2 августа 1980 года. Вокзал в Болонье после взрыва

Взрыв прогремел в 10 часов 25 минут. В небо взлетели огромные железнодорожные перекрытия, плитки полов, тонны стекла и даже десятки автомобилей, припаркованных на привокзальной площади. Столб пыли не развеивался несколько минут. Когда пыль опустилась, стало видно: разрушено более трети вокзала – одного из самых красивых и организованных в Западной Европе. Теракт погубил 85 человек, более 200 человек получили ранения.

В литературе до сих пор в трагедии порой винят ультралевые «Красные бригады». Однако это ошибка (сознательная или нет — другой вопрос). Ответственность за взрыв на себя сразу взяли неофашистские «Вооружённые революционные ячейки». Может быть, путаница связана с тем, что в то же время на Апеннинах действовала ультралевая организация с похожим названием — «Вооружённые пролетарские ячейки». Расследование теракта продвигалось очень медленно, постоянно встречая препятствия. Следовали сразу стали искать злодеев в ультраправой среде, но их внимание было отвлечено разведданными, предоставленными итальянской военной разведкой (SISMI), возглавляемой генералом Джузеппе Сантовито.  «SISMI предоставила им массу трудно поддающейся проверке информации с целью направить расследование в непродуктивное и изнурительное русло», — признал Кассационный суд 23 ноября 1995 года.

Судебный процесс начался в январе 1987 года. Он изучил доклады конгресса Института Поллио (Институт военной истории Альберто Поллио), прошедшего в мае 1965 года, которые считаются первым теоретическим вкладом в стратегию напряжённости. Процесс шёл долго. Если не деятельность Ассоциации семей пострадавших, основанной в июне 1981  года, виновные ушли бы от наказания. 23 ноября 1995 неофашистские террористы Валерио Фьораванти и Франческа Мамбро (оба, правда, не признали своей вины) получили пожизненное заключение. Личо Джелли (магистр ультраправой масонской ложи «П-2»), Франческо Пацьенца (также член «П-2») и офицеры военной информационной службы SISMI Пьетро Музумечи и Джузеппе Бельмонте получили приговоры за затягивание расследования. Заказчики теракта остались неизвестны общественности. Но всё указывает на то, что злодеяние было спланировано в верхах.

 Список использованной литературы:

1. Bocca G. Noi terroristi: 12 anni di lotta armata ricostru­iti e discussi con i protagonisti.Milano: Garzanti.1985. — P.12.
2.  Harman Ch. The fire last time: 1968 and after. — London, Chicago, Melbourne: Вookmarks, 1988. P.138-139.
3.  Ibid. — P.140-141.
4.  Уоддис Джек.  «Новые» теории революции. М.: Прогресс, 1975. С.464.
5.  Там же.
6.  Международное совещание коммунистических и рабочих пар­тий. Москва. 1969 год. — Прага: Мир и социализм, 1969. С.477.
7.  L’Unita. 31 dicembre 1987. N 22.
8. Franceschini A.  Mara, Renato e io. Storia dei fondatori delle BR. Milano, 1988. P.24.
9. Harman Ch.The fire last time:1968 and after. London, Chicago, Melbourne: Bookmarks, 1988. P.198.
10. Кин Ц.И. Итальянский ребус. М.: Политиздат,1991. С.291.
11. Кин Ц.И.  Итальянские  мозаики. М.: Сов.писатель, 1980.С.155.
12. Веселицкий А.А. Убийцы: Стратегия дестабилизации и тактика террора на Апеннинаx. М.: Политиздат. 1985. С.76.
13. Там же. — С.59.
14. Кин Ц.И.Выбор или судьба.Итальянская литература в предд­верии XXI века. М.: Сов. писатель,1988.- С.73.
15. Де Лутиис Джузеппе.История итальянскиx секретныx служб. М.: Прогресс. 1989.С.120.